1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Все больше менеджеров в Германии заявляют о наличии коррупции

Образ добропорядочного предпринимателя в Германии за последние годы изменился не в лучшую сторону: 43 процента немецких менеджеров считают, что коррупция и взяточничество в стране достаточно распространены.

В Германии 43 процента опрошенных менеджеров считают, что коррупция и взяточничество в стране - достаточно распростаненное явление. К таким выводам в исследовании, представленном в среду, 5 апреля, пришла аудиторско-консалтинговая компания Ernst & Young.

В 2015 году число менеджеров, считающих, что коррупция в Германии распространена, было значительно меньше (26 процентов). Представитель Ernst & Young Штефан Хайснер (Stefan Heißner) предполагает, что на общественное мнение мог повлиять, к примеру, скандал с "дизельными махинациями", когда автомобильные концерны занижали показатели вредных выхлопов дизельных двигателей, а также переговоры концернов по вопросам ценового сговора.

И хотя число тех, кто считает, что коррупция в Германии есть, выросло, в некоторых странах ситуация выглядит гораздо хуже, например, на Украине, где 88 процентов менеджеров указали на наличие коррупции. На Кипре эта отметка достигает 82 процента, в Греции и Словакии - 81 процент. Лучшие показатели у скандинавских стран и Швейцарии. Так, в Дании только 6 процентов предпринимателей считают коррупцию распространенным явлением.

Кроме того, среди бизнесменов в Германии есть и те, кто ради собственной карьеры готов прибегать к нечестным методам в работе. Так, почти четверть опрошенных (23 процента) признались, что ради профессиональных успехов и получения более высокой зарплаты готовы совершить неэтичные поступки. 10 процентов даже готовы предоставить руководству недостоверные сведения, если это поможет им в карьере или поспособствует увеличению размера зарплаты. Исследованием были охвачены более 4 тысячи сотрудников компаний из 41 страны мира.

Смотрите также:

Контекст