1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Всем бы такие школы…..

28.08.2008

Ура, ура, школа горит! - радуются эти юные лоботрясы. Это в шутку. А если всерьёз, то далеко не всё благополучно в немецких школах.

default

Политики, правда, вот уже несколько лет только и говорят о том, что образование - это главное капиталовложение в будущее. Но вот только одна цифра: каждый год около 8 процентов школьников в Германии бросают школу, так и не получив среднего образования. А какой должна быть школа, в которой действительно хочется учиться, где каждый ученик действительно может проявить все свои способности? И есть ли вообще такие? Вот за ответом на этот вопрос мы с Вами и отправимся в город Висбаден. Ну, а ближе к концу передачи ещё посмеёмся над гримасами Шенгена. Но сначала - в школу, учиться, учиться и ещё раз учиться

Почему мне-то не довелось в такой школе учиться? Называется она «Кампус Кларенталь». «Кампусом» обычно называют университетский городок. А «Кларенталь» - это городской район на самой окраине города Висбадена, практически в лесу. Но дело не в названии, дело в том, что за ним стоит. Представьте себе парк в 6 с половиной гектаров. Для горожан, у которых пока нет сельхозугодий, поясняю - это 13 футбольных полей. На фоне старинного монастыря пасутся пони. Среди деревьев спрятались здания детского сада, начальной и средней школ. Занятия начинаются с пения, утренней пробежки по парку или обсуждения программы на день. В классах - от 20 до 25 учеников. Но занимаются они индивидуально или в маленьких группах - в зависимости от предмета, способностей и уровня знаний. Это возможно потому, что в классах - по два учителя.

На дверях классов - не цифры с литерами, типа «5а» или «1б», а латинские названия. Это - чтобы сразу подчеркнуть связь с природой, говорит директор школы Эрика Вай-Фалькенхаген:

«Классы называются не «А» или «Б», а по названиям деревьев. Это началось ещё в нашем детском саду. Там одна группа называлась Sambucus, то есть, бузина, а другая - Tilia, то есть, липа. В школе мы продолжили эту традицию. Один класс называется «ольха», другой - «берёза». Мы просто хотим подчеркнуть, что в нашей школе упор делается на естественные науки. Отсюда и латинские названия».

А чтобы латынью не ограничиваться, на территории школы-парка есть конюшня, разбиты парники. Дети сами ухаживают за животными и растениями. Ну, а провинившиеся - собирают ежевику для всей группы. Сахца учится в пятом классе. Ему 11 лет:

«В этой школе места много, и тут все дружно учатся. В моей старой школе все друг на друга только кричали и ругались. Это было плохо. Только здесь гораздо больше учиться заставляют. Не только математику учить, немецкий, английский, но ещё и на улице, растения разные».

Кристина Цидлицки - будущий учитель математики. А в «Кампус Кларенталь» она сейчас проходит практику. Многое здесь для неё в новинку:

«Сейчас мы, например, решали задачу: сколько футбольных мячей можно уложить на полу в холле нашей школы. И Леонардо отлично с этим справился».

Леонардо подошёл к проблеме практически:

«Я по каждой стороне отмерил, сколько шагов получается. Потом взял футбольные мычи и посмотрел, сколько их в каждый шаг входит. А потом всё перемножил».

Но, хотя упор в школе сделан на естественные науки, на территории полным ходом ведётся строительство театра. Занятия там будут вести профессиональные актёры и режиссёры. Очень много времени уделяется музыкальному образованию. Время - ключевое слово. Откуда у учителей и учеников столько времени? Дело в том, что «Кампус Кларенталь» - школа продленного дня. Занятия начинаются в половине восьмого утра - опаздывать разрешается - и продолжаются до 6 часов вечера. Директор школы Эрика Вай-Фалькенхаген говорит:

«Основная идея в нашей школе такая: дети должны совместно жить и учиться, учиться жизни. Причём дети разные, с разными способностями. Школа церковная, но мы принимаем детей разных вероисповедания. У нас так много учителей, потому что важно найти, где сильные стороны каждого ребёнка, что его больше всего интересует. Самое главное, чтобы дети с удовольствием приходили в школу»

В «Кампус Кларенталь» учатся и дети с ограниченными умственными и физическими возможностями. Как, например, 12-летний Тони:

«Тут дети красивые, а люблю кататься на лошади».

Оценок в этой школе не ставят. И не будут ставить до 8-го или 9-го класса. Вместо этого - собеседования с родителями и индивидуальные занятия с отстающими. Ну, а потом педагоги совместно с родителями решают, кому из детей заканчивать обычную среднюю школу, кому - реальную, а кому - гимназию. Но это - дело будущего. И вот тут в бочку мёда надо влить ложку дёгтя. Дело в том, что занятия в «Кампус Кларенталь» начались только в августе этого года. Пока здесь - всего 46 учеников. Школа частная, её организаторы - евангелическая церковь и четверо педагогов. Все они работали в государственных школах и настолько устали от плохой организации, недостатка времени и сил для работы с учениками, что решили на деле доказать, что всё можно сделать иначе. «Кампус Кларенталь» изначально задумывался как образец для подражания. И ещё ложка дёгтя: обучение в этой образцово-показательной школе стоит денег, и немалых. От 250 до 875 евро в месяц - в зависимости от доходов родителей. И ещё по 95 евро в месяц за школьное питание. Деньги родители платят уже сегодня, а вот каковы будут результаты такого образцово-показательного, интенсивного и близкого к природе обучения, они узнают завтра. Или через несколько лет.

Кстати, число частных школ и интернатов в Германии неуклонно растёт. Сейчас их насчитывается 2765. А всего в частных школах учатся почти 7 процентов всех немецких школьников. Ну, а теперь, на исходе лета, давайте отправимся на пляж, на границу между Польшей и Германией. Впрочем, после того, как Польша присоединилась к Шенгенскому соглашению, никакой границы и на пляже больше нет. Вот тут-то и начались недоразумения:

«Вот она я, голенькая на голом пляже, а ты забыл цветную плёнку!» Возмущается известная скандалистка и эксгибиционистка Нина Хаген. Песенка, как Вы догадываетесь старая, ещё из тех времён, когда цифровых фотоаппаратов не было. Вот в те времена в пограничном городке Аальбек и на пляже стояла перегородка, которая уходила далеко в море. С одной стороны Польша, с другой - Германии. А в этом сезоне границу отменили и все увидели гримасы Шенгена:

«Я тут шла по пляжу и ничего такого не думала, а навстречу мне мужчина. Я сначала решила, что на нём плавки телесного цвета, подошла ближе, смотрю, а он в чём мать родила. По-моему, это некрасиво, не эстетично, особенно, когда старые люди при всех. Как мне внукам объяснить, почему дедушка нагишом бегает?»

С немецкой стороны пляж в Аальбеке - голый, нудистский, с польской - текстильный. Границу убрали, и вот они встретились. Поляки в купальниках, немцы - нагишом. Немцы ничего предосудительного в этом не видят:

«Мы голыми на свет Божий появились, что же в этом необычного? Полякам это непривычно. Но вон, посмотрите, видите, в дюнах что-то поблескивает? Это поляки нас в бинокль рассматривают. У них купаться нагишом запрещено. Да ничего, они пообвыкнут и сами сюда к нам потянутся».

А с польской стороны образовалась даже целая гражданская инициатива моралистов, которая потребовала оградить польских граждан от такого растлевающего влияния дикого запада. Пусть, мол, немцы, проявят добрососедство и голый пляж запретят. Но бургомистр ближайшего польского города Свинемюнде - а по-польски Свиноуйсьце - Януш Жмуркевич решил ничего не предпринимать:

«Не буду я никаких мер принимать, потому что у них этот пляж там давно, уже 50 лет. Кто не хочет, пусть туда не ходит и не смотрит».

А с немецкой стороны решили гусей не дразнить и на месте бывшей пограничной перегородки выставили плакат с предупреждением по-польски и по-немецки. Для поляков написали: «дальше не ходи, там голые люди». Для немцев другое предупреждение: «хочешь сходить в Польшу, оденься, там нагишом ходить запрещено». Но и это предупреждение уже запоздало, потому что всего за сезон началось сбываться предсказание немецкого пляжника. Поляки, особенно молодые, пообвыкли и двинулись загорать и купаться на немецкую сторону. Герберт Трибс продаёт на пляже сосиски. Он рад такой дружбе народов:

«Да, да, начиная с мая поляки к нам сюда, в Германию подтягиваются, потому что у них купаться голыми запрещено. Тут вот Германия, а там, через 50 метров - Польша. К нам и с Запада приезжают, потому что нудистских пляжей у них нет».

Всё лето польские газеты об этом казусе писали. И фотографии этих «гримас Шенгена» во всех деталях печатали. Эта шумиха только больше людей привлекала. Так что бургомистр Свинемюнде Януш Жмуркевич решил ковать железо, пока горячо:

«Мы тут решили включить в рекламный проспект нашего города подробное описание этого нудистского пляжа. Наши партнёры из Германии не возражают. Я думаю, это многих туристов привлечёт, потому что в Польше таких пляжей практически нет. Так зачем молодым полякам, если они хотят купаться голыми, лететь куда-нибудь на Мальорку? Пусть к нам приезжают».

А что, днём позагорал нагишом в Германии, а вечером оделся - и в Польшу. Там дискотеки круче и пиво дешевле. Вот это и есть дружба народов.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помог подготовить Даниэль Шешкевиц.

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме