Всемирный конгресс по проблемам аллергии | Наука и техника | DW | 31.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Всемирный конгресс по проблемам аллергии

18.07.2005

Медики всего мира с тревогой следят за стремительным наступлением такого ещё сравнительно недавно редкого явления как аллергия. Сегодня уже каждый пятый житель Германии страдает аллергией в той или иной форме. И это ещё считается относительно благополучным показателем. Идёт ли речь о более или менее безобидных симптомах аллергических реакций вроде сенной лихорадки или зуда, о тяжёлых системных поражениях вроде острой крапивницы, отёка Квинке или бронхиальной астмы, или о смертельно опасном анафилактическом шоке, – по прогнозам Всемирной организации здравоохранения, всего через 5 лет аллергией будет страдать половина населения планеты.

Эта тревожная тенденция стала одной из главных тем на состоявшемся недавно в Мюнхене Международном конгрессе аллергологов, в котором приняли участие свыше 10-ти тысяч специалистов. И вовсе не случайно он проходил под девизом «Аллергии в изменяющемся мире». Профессор доктор Йоханнес Ринг (Johannes Ring), директор дерматологической и аллергологической клиники Мюнхенского технического университета и председатель оргкомитета конгресса, говорит:

Затронуты уже и развивающиеся страны, будь то в Африке, Южной Америке или Азии. Сегодня не осталось таких стран, где аллергия не была бы серьёзной проблемой. Это связано с изменениями окружающего нас мира, вызванными, в частности, такими явлениями как глобализация, рост мобильности населения, потепление климата, загрязнение среды обитания и так далее. Существует множество факторов, так или иначе способствующих всё более широкому распространению аллергий в мире.

В промышленно-развитых странах всё более важным фактором, влияющим на развитие аллергий, становится загрязнение окружающей среды. Но речь идёт не об аллергических реакциях на загрязнение как таковое, а о том, что загрязнение усиливает аллергическую реакцию, вызываемую пыльцой растений. Впервые на эту взаимосвязь указали японские учёные в 1987-м году. За прошедшие с тех пор почти 2 десятилетия факт усиления аллергии на пыльцу вследствие загрязнения воздуха был неоднократно подтверждён, однако какие именно вредные вещества влияют на иммунную систему человека и каков механизм этого воздействия, по-прежнему неизвестно.

Интересные результаты получила группа учёных Исследовательского центра в Нойхерберге во главе с профессором Хайдрун Берендт (Heidrun Behrendt). На протяжении 10-ти лет, с 1991-го по 2000-й годы, они отслеживали статистику аллергических заболеваний у восточногерманских и западногерманских детей. Оказалось, что низкая поначалу заболеваемость на территории бывшей ГДР все эти годы стремительно росла, пока не достигла уровня западных земель. При этом кривая роста очень точно коррелировала с кривой увеличения плотности автотранспортного потока на восточногерманских дорогах. Кроме того, дети, живущие вблизи улиц с интенсивным движением, чаще страдают астмой или сенной лихорадкой.

Какие же субстанции вызывают этот эффект? По словам Вольфганга Шобера (Wolfgang Schober), научного сотрудника Центра «Аллергия и окружающая среда» при Мюнхенском техническом университете, к главным подозреваемым относятся так называемые полициклические ароматические углеводороды:

Эти вещества, содержащиеся, например, в дизельных выхлопных газах, могут повысить интенсивность аллергических реакций на треть. Но о биохимических механизмах этой взаимосвязи мы практически ничего не знаем. Решение именно этой проблемы представляется нам одной из самых важных задач, поскольку оно позволит в будущем выработать более эффективные меры профилактики. Судя по всему, на поверхности клеток имеются рецепторы, активация которых запускает целый каскад специфических внутриклеточных реакций, в результате аллергенное воздействие пыльцы усиливается.

Долгое время учёные воспринимали пыльцу как источник белковых аллергенов – неких чужеродных протеинов, антигенов, вызывающих в организме человека иммунную реакцию. Эта реакция состоит в синтезе антител – так называемых иммуноглобулинов, специфических белков, связывающих и нейтрализующих данный аллерген. В результате у здоровых людей – неаллергиков – возникает иммунитет. У аллергиков же при попадании в организм аллергенов начинают вырабатываться в больших количествах особые антитела – иммуноглобулин Е (IgE). Закрепляясь на оболочке клеток различных органов, эти антитела могут повреждать их и нарушать их нормальную жизнедеятельность. В результате и появляются те симптомы, что типичны для той или иной формы аллергии. Этот процесс называется сенсибилизацией к данному аллергену. О новых подходах к снижению уровня сенсибилизации мы поговорим чуть позже, а пока вернёмся к пыльце и влиянию загрязнения воздуха на её аллергенность. Совсем недавно учёные мюнхенского Центра «Аллергия и окружающая среда» обнаружили в пыльце неожиданные субстанции – так называемые липидные медиаторы. Это водорастворимые, биологически чрезвычайно активные жиры и жироподобные соединения, способные при попадании в организм человека непосредственно активировать лимфоциты и вызывать острую воспалительную реакцию, в том числе и у неаллергиков. Это открытие если не полностью меняет, то значительно обогащает представления учёных о механизмах, действующих на самой ранней стадии развития аллергий. К тому же оказалось, что загрязнение атмосферы воздействует не только на иммунную систему человека, но и на саму пыльцу растений. Клаудиа Трайдль-Хоффман (Claudia Traidl-Hoffmann), одна из авторов работы, поясняет:

Мы провели исследования, которые показали, что пыльца, собранная вдоль дорог с высокой интенсивностью движения автотранспорта, выделяет значительно больше этих самых липидных медиаторов. Иными словами, такая пыльца вызывает более острую аллергическую реакцию. Почему это так, мы не знаем, но мы знаем, что это так.

Мало того, оказалось, что эти содержащиеся в пыльце липидные медиаторы воздействуют на врождённую иммунную систему, в то время как аллергии до сих пор считались дисфункцией приобретённой иммунной системы. Учёные пребывают теперь в некоторой растерянности, – признаёт Клаудиа Трайдль-Хоффман:

Если эти вещества воздействуют на всех нас и изменяют нашу иммунную систему, стимулируя аллергические реакции, то сам собой напрашивается вопрос: почему же тогда не все люди – аллергики? Значит, неаллергики должны располагать каким-то механизмом, нейтрализующим негативное воздействие этих субстанций. Если нам удастся раскрыть суть этого защитного механизма, если мы сумеем выяснить, какие именно рецепторы вступают в реакцию с липидными медиаторами пыльцы, это позволит нам предложить новые концепции терапии аллергий.

Что касается терапии аллергий, то профессору Клаусу Бахерту (Claus Bachert), руководителю оториноларингологической клиники при Гентском университете в Бельгии, особенно запомнился один доклад:

На конгрессе аллергологов было представлено немало новых интересных возможностей и подходов к лечению. Один из подходов кажется мне наиболее примечательным, поскольку он, видимо, позволит существенно упростить проведение такой весьма эффективной – хотя в отдельных случаях и рискованной – иммунотерапии как специфическая гипосенсибилизация.

Сама по себе терапия не нова. Подход состоит в том, чтобы приучить иммунную систему пациента к аллергену и тем самым снизить её чувствительность. С этой целью в организм больного регулярно вводится аллерген, причём в постепенно возрастающих дозах. Но до сих пор такая терапия была связана со множеством неудобств для пациента и с повышенным риском побочных реакций, – говорит профессор Бахерт:

Стандартная гипосенсибилизация – это подкожная гипосенсибилизация, то есть аллерген вводится пациенту подкожно, обычно в предплечье. Такие инъекции не только обременительны для больного, но и требуют особой осторожности, потому что на месте укола нередко развивается весьма острая аллергическая реакция, а в особо тяжёлых случаях – к счастью, это бывает нечасто – может развиться приступ астмы или даже наступить анафилактический шок.

Теперь же на смену инъекциям должны прийти таблетки:

Таблетки состоят из двух компонентов. Во-первых, это пыльца одного из видов трав. Нам достаточно одного вида, потому что он, благодаря перекрёстной реактивности, покрывает в аллергеном отношении практически весь спектр трав, произрастающих на территории центральной Европы. А второй компонент – это обычная для таких таблеток быстрорастворимая основа.

Клинические испытания ещё не завершены, но уже сейчас ясно, что таблетку ждёт большой успех.

Был проведён целый цикл исследований, большая программа, в общей сложности 7 разных проектов, в которых приняли участие 1700 пациентов. Все испытания подтвердили эффективность таблетки. Если приступить к терапии за 10 недель до начала сезона цветения растений, то это позволяет с наступлением сезона цветения значительно ослабить аллергические реакции и всю связанную с ними симптоматику. Важно также, что этот успех достигается не ценой тяжёлых побочных эффектов, которые нередко имеют место при подкожном методе гипосенсибилизации.

Как известно, относительно безобидный сенной насморк нередко торит дорогу более тяжёлому аллергическому заболеванию – астме. Клаус Бахерт говорит:

Здесь тоже был предложен целый ряд новых подходов. Наиболее интересным мне представляется идея нейтрализации иммуноглобулина Е – того самого белка, который и вызывает аллергические реакции. Такая нейтрализация достигается путём создания соответствующих антител.

Некоторые из прозвучавших на конгрессе докладов, видимо, заставят учёных пересмотреть то или иное из устоявшихся представлений. Например, до сих пор считалось, что деревенские дети страдают аллергиями реже, чем городские, потому что сельская жизнь менее стерильна, здесь дети чаще контактируют с животными и практически постоянно подвержены воздействию самых разных микроорганизмов. Теперь же участники мюнхенского конгресса впервые узнали, что аллергические реакции имеют место даже у обитателей тропических джунглей. Да ещё какие! – говорит профессор Ринг:

Нейродермит, ужасные эпидемии среди младенцев. Таким образом, с этой гигиенической гипотезой – вот, дескать, от чистоты один вред, она только способствует развитию аллергий, а грязь полезна, потому что тренирует и закаляет иммунную систему, – с этой гипотезой далеко не всё так просто.

Тем не менее, многие учёные пока остаются приверженцами этой гипотезы, а некоторые даже выдвигают собственные, ещё более смелые концепции, идущие гораздо дальше. Один из таких исследователей – американский медик Джоэл Уэйнсток (Joel Weinstock), профессор университета штата Айова:

Острица, анкилостома, власоглав, аскарида...

Профессор перечисляет нематод, то есть круглых червей, паразитирующих в организме человека. Звучат названия всех этих глистов не слишком аппетитно, но учёным в области естественных наук такое понятие просто неведомо. Джоэл Уэйнсток продолжает:

Черви могут иметь в длину всего несколько миллиметров, но могут достигать и нескольких десятков сантиметров. У миллиардов людей в кишечнике обитают те или иные нематоды.

По мнению профессора Уэйнстока, нематоды – так же, как и энтеробактерии, – являются совершенно естественными обитателями кишечника. Ещё лет сто назад в Германии у всех детей были глисты, и никому в голову не приходило с ними бороться:

Лишь очень немногие из этих червей вызывают заболевания. Тем не менее, за последние десятилетия нематод извели под корень – благодаря эффективным глистогонным средствам, прогрессу в области бытовой санитарии и гигиены, качественной пище и чистой питьевой воде. Сегодня в промышленно-развитых странах у детей очень редко бывают глисты.

На протяжении миллионов лет люди и черви мирно сосуществовали. Это был симбиоз. Сегодня мы живём в обществе, где червям места нет. Хорошо ли это? Джоэл Уэйнсток уверен, что плохо:

Может быть, это была ошибка! На протяжении последних 50-ти лет мы наблюдаем стремительное наступление разного рода аллергических и иммунных заболеваний – астмы, сенного насморка, болезни Крона. И всё больше признаков указывают на то, что именно отсутствие кишечных паразитов вызывает у наших детей дисфункцию иммунной системы. У них, похоже, просто не формируются соответствующие регуляционные механизмы, необходимые для предотвращения чрезмерно острой иммунной реакции.

То есть глисты – вовсе не паразиты, а друзья человека. Для нашей иммунной системы они призваны служить своего рода спарринг-партнёром. Если же этот партнёр отсутствует, иммунная система становится гиперактивной. Так, в случае болезни Крона она начинает подавлять нормальную микрофлору кишечника, что и приводит к его хроническому воспалению. Что и говорить, гипотеза, конечно, спорная. Это понимает и сам профессор:

Пока рано давать какие-либо рекомендации. Мы не можем конкретно сказать, что следует изменить в профилактике детских аллергий. Но некоторые наши идеи относительно терапии таких хронических недугов как болезнь Крона или, скажем, язвенный колит, уже близки к реализации. Полученные результаты представляются весьма многообещающими.

За реализацию идей профессора Уэйнстока взялась немецкая фирма «OvaMed» в Барсбюттеле близ Гамбурга. Глава фирмы Детлеф Гой (Detlev Goj) говорит:

Пациент получает стакан с жидкостью. Она выглядит как обычная вода. Но в этой прозрачной жидкости во взвешенном состоянии находится около 2,5 тысяч микроскопически мелких яиц одного вполне определённого кишечного паразита. Он именуется «хлыстовик свиной» (Trichuris suis) и обычно обитает, как явствует из названия, в кишечнике свиней.

Только там он себя уютно и чувствует. В кишечнике человека свиной хлыстовик не может ни поселиться, ни размножиться. Но на иммунную систему он, похоже, оказывает очень сильное воздействие. Детлеф Гой продолжает:

Яйца цепляются за стенку тонкого кишечника вблизи 12-перстной кишки и выживают там около 2-х недель, после чего гибнут. Однако их присутствие вынуждает иммунную систему пациента резко активизироваться. Возможно, они выделяют какие-то протеины или ферменты, мы этого точно пока не знаем. Но воздействие этого паразита столь велико, что вышедшая было из-под контроля иммунная система снова приходит в норму и начинает функционировать как положено.

Результаты действительно впечатляют: 80 процентов пациентов, прошедших этот – пока сугубо экспериментальный – курс лечения, полностью избавились от мучивших их симптомов – болей, диареи, кровотечений. Сегодня разработчики ждут разрешения на проведение полномасштабных клинических испытаний и надеются, что уже к 2010-му году их методика получит широкое применение в медицинской практике. Не исключено, что свиной паразит позволит справиться и с такими массовыми аллергиями как сенной насморк.