1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Всеволод Богданов: "Хорошего редактора госцензура не сломает"

В интервью Deutsche Welle председатель Союза журналистов России заявил, что главное, что может сделать Дмитрий Медведев для развития СМИ - создать условия для их экономической независимости.

default

Всеволод Богданов

DW-WORLD.DE: Всеволод Леонидович, что вы обсуждали на вашей недавней встрече с президентом Дмитрием Медведевым?

Всеволод Богданов: Эта встреча была для меня неожиданностью. Мне позвонили прямо из приемной президента, а не из администрации, и лично пригласили пообщаться. Это было сделано за несколько дней до встречи, поэтому у нас было время подготовиться.

И я пошел к нему, естественно, с папкой материалов. Это были наши предложения по правовому и экономическому обустройству медийного рынка, о внесении изменений в законодательство о СМИ, о работе телевидения, а так же наши предложения, как поднять правовой и социальный статус журналистов России.

Разговор получился достаточно конкретным и прагматичным. Меня поразило его знание ситуации, у него есть своя точка зрения, свои взгляды, в частности на общественное телевидение и на работу прессы. Для меня это было приятным сюрпризом, потому что не надо было что-то объяснять или доказывать.

- Начнем с главного: как вы думаете, Дмитрий Медведев понимает, что существует государственная цензура, что нужно менять эту ситуацию?

- Мы ставили этот вопрос по-другому. Я думаю, что государственная цензура целиком и полностью зависит от того, кто сегодня руководит средствами массовой информации, на что эти люди способны.

- Но ведь цензура исходит, прежде всего, из коридоров власти...

- Да, я понимаю, о чем вы говорите, но если это хороший главный редактор, то вне зависимости от того, Германия это или Россия, он останется главным редактором, и никакая государственная цензура его не сломает. Это во многом зависит, еще раз говорю, от руководителя канала, от того, как он понимает функции своего СМИ.

- Но мы видим, что руководители каналов сейчас понимают их как прямое подчинение политическому руководству. К тому же имеется наглядный пример - НТВ. Были хорошие редакторы и журналисты, но от них избавились...

- Есть такая проблема. Поэтому на встрече я доказывал президенту необходимость создания общественного телевидения. Он говорил, что это требует больших затрат. Я возразил, что, например, практика японской телекомпании NHK показывает, что и по затратам, и по экономике это никаким бременем на людей не ложится. Самое главное, что канал вызывает доверие. Есть совет, который им управляет, и в итоге рождается некое доверие к каналу.

Я сказал, что слышал его оценки по поводу того, что Первый и Второй каналы лучшие в мире. Он засмеялся: "Ну вы понимаете, почему я это сказал". Я сказал, что догадываюсь, постольку эти каналы сегодня формируют в целом общественное мнение. При этом я отметил, что это ошибочно: порой они, наоборот, размывают общественное мнение. И что в работе телеканалов и в телевизионной журналистике сегодня очень много негативного.

Я сказал, что впереди грядет информационная революция, бум - как интернета, так и цифрового телевидения, когда каналов будет видимо-невидимо, и тогда тема контента окончательно победит. И главное - будет канал, которому доверяют и симпатизируют люди. И тут политтехнологи, которыми сегодня активно пользуются, проиграют. Потому что наступит такой момент, когда человек выберет то, чему он верит, что соответствует его понятиям о духовности, культуре, этики и так далее. Человек такое существо, что он предрасположен к библейским заповедям, и он внутренне стремится к свободе.

- Вы говорили об убийствах журналистов?

- Да. За эти годы у нас было убито более 300 журналистов. Самое страшное, что эти преступления практически не расследуются. Второе - это сегодняшняя судебная практика, когда очень много исков подается против журналистов. В основном их подают чиновники и олигархи. Иногда они их выигрывают, а если и проигрывают, то не несут никаких потерь, хотя во всем мире есть практика, что если подал иск напрасно, то должен возместить расходы.

В год в России рассматривается более 3500 дел против журналистов, то есть столько же, сколько рассматривается в остальном мире.

- Что необходимо сделать в этой сфере?

- Поднять правовой и социальный статус журналиста. Второй момент - сплошь и рядом встречается воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Но по этой статье не было осуждено ни одного человека, да и до суда дошли 5-6 дел. Все эти вопросы мы предлагаем обсудить на Совете безопасности, причем инициатива должна исходить от президента. Президент пообещал это сделать.

- Что должен, с вашей точки зрения, предпринять президент в сфере СМИ в течение последующих нескольких лет?

- Самый главный и известный всем вопрос - это экономическая независимость СМИ. Во всем мире большая часть рекламных денег уходит на печатные СМИ, у нас большая часть рекламы уходит на телевизионные СМИ. Мы знаем эти каналы - Первый, Второй и так далее. Но даже там на рекламе на телевидении зарабатывают не телеканалы, а посредники.

У нас есть мощный рекламный посредник - известное агентство "Медиа Интернэшнл", которое сегодня монополист, и оно эти рекламные деньги делит, распределяет.

- …И является одним из спонсоров коррупции и цензуры?

- Так вот весь вопрос в том, чтобы сломать этот механизм, сломать эту монополию. Сегодня создается такое впечатление, что Первому и Второму каналам позволили некую экономическую свободу из-за того, что это каналы представляют власть.

Но главное - необходимо создать условия, когда хорошая журналистика станет залогом высокого тиража и когда издание будет иметь настоящий, не покупной, высокий рейтинг, рейтинг доверия людей.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст

Архив