1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

"Восточные сказки" Герхарда Шрёдера

На этот раз светом с востока, как предполагается, станет экономический подъём в Германии. Об этом объявил Шрёдер в Эр-Рияде / В Чечне опять есть президент, но президентом своего народа он не является.

После войны против Ирака много говорилось о "новом порядке" на Ближнем Востоке. С налётом Израиля на Сирию он начинает приобретать реальные очертания: государствам, подозреваемым в поддержке терроризма, теперь не просто грозят. С одобрения, а скорее всего, и при поддержке США Израиль реализует свои угрозы. Однако разрушение палестинского лагеря не приведёт к прекращению таких терактов, как в Хайфе в конце недели, жертвой которого стали 19 человек. Женщина, взорвавшая себя в ресторане, не проходила подготовку в Сирии. Воздушный налёт Израиля имеет скорее символическое, а не стратегическое значение. После войны расстановка сил на Ближнем Востоке изменилась. США не шутят, заявляя, что они не намерены мириться с государствами, укрывающими террористов. Сирия и Иран являются единственными странами, представляющими собой угрозу для Израиля и США. В этом контексте налёт Израиля оказывается США весьма кстати, настолько кстати, что возникает подозрение, что США неспроста более чем благосклонно отнеслись к бомбёжке. Ведь Израиль, в отличие от США, может оправдать свой налёт правом на самооборону. Вполне вероятно, что и в отношении Ирана события будут развиваться по подобному сценарию. Если Тегеран откажется подписать протокол о нераспространении ядерного оружия, то дело может дойти, как в своё время в Ираке, до "хирургически точных" бомбардировок иранских ядерных установок, а муллы не успеют даже созвать свой совет на кризисное заседание. Израилю, скорее всего, было известно, что палестинский лагерь в Сирии был пустым. Тем не менее, налёт означает, что "лёд тронулся". В борьбе с терроризмом границы суверенных государств становятся относительными. Не исключено, что ограниченные военные акции приведут к успеху, например, Иран лишится возможности создать собственную атомную бомбу. Однако во всём этом кроется и серьёзная опасность. Если установленные правила игры в регионе перестанут действовать, то это может привести к невероятной эскалации насилия. На Ближнем Востоке слишком часто велись войны, чтобы можно было исключить такую возможность в будущем.

Газета "Франкфуртер альгемайне" комментирует исход президентских выборов в Чечне:

Итак, в Чечне опять есть президент. Он избран на этот пост, но президентом своего народа он не является. При этом не играет роли, были ли фальсифицированы результаты выборов. Ведь после того, как стало ясно, что у ставленника Кремля Кадырова нет никаких шансов одержать победу на более или менее свободных выборах, Кремль отсортировал всех кандидатов, которые могли рассчитывать на успех. Путин сам решил, что Кадыров должен остаться у власти. Найти решение чеченской проблемы трудно. Но и избранный Кремлём путь (игнорировать волю чеченского народа) ведёт в тупик. Западу следовало бы снова включить Чечню в свою повестку дня. Это отвечало бы интересам не только чеченцев, но и России.

Газета "Дрезднер нойесте нахрихтен" отмечает:

С помощью выборов, проведённых в рамках "потёмкинской" демократии", Путин надеется передать управление Чечнёй якобы законному правительству. Внешне Россия может, конечно, объявить избрание своего фаворита Кадырова на пост президента успехом. Однако наглостью выглядит тот факт, что Путин истолковывает результаты проведённых в данных условиях выборов как одобрение его чеченской политики. Уже сейчас ясно, что передача власти в Чечне в руки московской марионетки приведёт к эскалации насилия в этой республике.

Газета "Нойес Дойчланд" комментирует поездку канцлера Германии Шрёдера в Саудовскую Аравию:

С востока – свет! На этот раз светом с востока, как предполагается, станет экономический подъём в Германии. Об этом объявил канцлер Германии Шрёдер в Эр-Рияде, столице Саудовского королевства. В своей речи в торгово-промышленной палате канцлер расхваливал уверенность немецких предпринимателей и потребителей, питаемую ростом производства, частного потребления и экспорта. Все эти "восточные сказки", как и тот факт, что Шрёдер ни словом не упомянул о нарушениях прав человека в этой деспотической стране, явно свидетельствуют, что визит канцлера в Саудовскую Аравию был с "дальним прицелом". Здесь речь идёт о переделе сфер влияния в регионе Персидского залива империалистическими державами после войны против Ирака.

Обзор подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст