1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

Восточное приключение барона Оппенгейма

Он был дипломатом, но большой карьеры не сделал. Зато прославился как "последний великий археолог-любитель". Заслуженно прославился.

В Федеральном выставочном зале Bundeskunsthalle в Бонне открылась выставка "Восточное приключение", посвященная Максу фон Оппенгейму (Max von Oppenheim, 1860-1946), немецкому дипломату, востоковеду, археологу. Экспозиция, насчитывающая свыше 500 экспонатов, включает как множество предметов из личной коллекции барона Оппенгейма, так и предоставленные берлинскими музеями археологические находки, связанные с древним поселением Тель-Халаф (оно расположено на территории сегодняшней Сирии, на границе с Турцией).

Родившись в Кельне, в семье банкира, Оппенгейм провел первые 20 лет в родном городе, а затем отправился в Геттинген изучать правоведение. Рано увлекся ориенталистикой. После получения докторской степени начались его путешествия на Восток: Макс фон Оппенгейм изучал арабский язык в Каире, позднее совершил поездку в Константинополь, где получил аудиенцию у султана Абдул-Хамида II. В возрасте 36 лет молодого востоковеда назначили атташе при консульстве Германии в Каире.

Страшные скульптуры

Первая широкая известность пришла к барону Оппенгейму на рубеже XIX-XX столетий, когда он обнаружил следы древней цивилизации, существовавшей в конце бронзового века. В 1899 году Макс фон Оппенгейм в течение 7 месяцев занимался исследованиями северных регионов Сирии, чтобы разработать оптимальный маршрут прокладки Багдадской железной дороги. В отличие от большинства иностранцев, сотрудник консульства любил общаться с местными жителями и узнавал много нового о культуре Востока.

В одном из залов выставки

В одном из залов выставки

Однажды, направляясь в Месопотамию, он услышал от бедуинов увлекательную историю: готовясь к погребальной церемонии, кочевники наткнулись на каменные скульптуры. Эти идолы показались бедуинам такими страшными, что они в панике забросали их песком и решили больше никогда сюда не возвращаться. Оппенгейм все же убедил кочевников провести туда его экспедицию. Он нашел холм со следами поселения, известный на местном наречии как Тель-Халаф - "холм спящего города".

Серьезные раскопки тогда провести не удалось, поскольку перед экспедицией стояли совершенно другие задачи. Но ее руководитель твердо решил вернуться сюда.

"Дворец пустыни": восточные сладости и вино

В 1910 году, когда Оппенгейму исполнилось 50 лет, он организовал масштабную археологическую экспедицию для раскопок в Тель-Халафе. Востоковед собрал команду экспертов, запасся достаточным количеством провизии и дал задание построить у холма больший дом, прозванный "Дворцом пустыни". Среди экспонатов выставки в Бонне - потемневшие листы меню праздничного рождественского обеда, устроенного в доме путешественника в декабре 1912 года. Мешок миндаля, мешок инжира, большой мешок изюма, четыре бутылки красного вина, свыше сотни бутылочек сирийского вина, крендели, - в походном доме Оппенгейма сочетались немецкая и восточная (мусульманская) кухни.

На раскопках работали местные жители. Очень скоро обнаружили артефакты, свидетельствующие о культуре, существовавшей здесь в 5 тысячелетии до нашей эры, руины древнего города Гузана. Город стоял на реке Хабур. В его нижней части располагались жилые кварталы, а в верхней - резиденция правителя и храмы.

Контекст

Тщательная работа реставраторов позволила посетителям выставки познакомиться - среди прочего - с теми самыми божествами древней цивилизации, которые так испугали в свое время бедуинов. Входящих в зал встречают бог погоды Тешуп, его супруга богиня Хепат и их сын Шаррума. Считается, что кариатиды представляли богов, стоящих на животных: верховным божествам служили львы, а их сыну - бык.

Первые результаты своих изысканий Макс фон Оппенгейм собрал в книге "Тель-Халаф: новая культура древней Месопотамии". Он стремился познакомить как можно больше людей со своим открытием, и книгу очень быстро перевели на английский и французский языки. Это первое издание, в котором рассказывается о халафской культуре, сохранилось и сейчас представлено в боннской экспозиции.

Агата Кристи недовольна

Вернувшись в Германию из очередной экспедиции уже после Первой мировой войны, Оппенгейм попал в страну, переживавшую серьезный экономический кризис. Этот кризис лишил его немалой части сбережений. Тем не менее, в 1922 году дипломат и признанный исследователь основал немецкий Институт востоковедения и организовал еще одну экспедицию к "холму спящего города". К нему присоединился тогда, кстати, и русский художник Игорь фон Якимов, которому предстояло создать гипсовые слепки каменных скульптур (оригиналы перешли во владение Сирии). Фон Якимов руководил и реставрацией барельефов дворца правителя.

Фото с раскопок

Фото с раскопок

В 1930 году в здании бывшего чугунолитейного завода в Берлине открылся музей, посвященный Тель-Халафу. В числе прочих посетителей свои записи в книге отзывов оставили писательница Агата Кристи, будущий нобелевский лауреат, ирландский драматург Сэмюэл Беккет и знаменитый немецкий художник-экспрессионист Эмиль Нольде (Emil Nolde). Как рассказывает в своих мемуарах Агата Кристи, фон Оппенгейм, забыв обо всем, в течение "чуть ли не пяти часов" беседовал с ее мужем (тоже археологом) о древностях Тель-Халафа, а ей даже присесть было негде.

Расплавленный асфальт Второй мировой

Представленные в залах Бонна находки напоминают и о недавнем прошлом самой Германии. В 1943 году музей, основанный бароном Оппенгеймом, сгорел дотла после прямого попадания авиабомбы. Взрыв и последовавший за ним пожар превратили часть экспонатов в крошево, а холодная вода, которой пожарные пытались сбить пламя, нанесла раскаленным скульптурам дополнительный урон. Восстановить экспозицию удалось лишь спустя несколько десятилетий. На некоторых экспонатах заметно темное напыление - это расплавившийся асфальт, который реставраторы решили не трогать, чтобы сохранить артефакты.

Покидая экспозицию, гости бросают последний взгляд на портрет Макса фон Оппенгейма. Трудно поверить, что этот респектабельный господин с закрученными усами, похожий на успешного коммерсанта или важного чиновника, был увлеченным первооткрывателем одной из древнейших цивилизаций мира и что его называют "последним великим археологом-любителем".