Восточноевропейское кино: стратегия ″13″ | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 12.04.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Восточноевропейское кино: стратегия "13"

Прходящий в 13-й раз кинофестиваль Go East решил покончить со стереотипами об излишней серьезности восточноевропейского кино. Корреспондент DW - о его фильмах и о трендах.

Число "13" может быть оправданием для неудачи, а может - поводом для шуток. На открытии традиционного фестиваля восточноевропейского кино Go East в Висбадене, который проходит уже в тринадцатый раз, о "чертовой дюжине" не пошутил только ленивый. А это говорит как раз о том, что о неудаче и речи нет. Кино из стран Восточной и Центральной Европы живо и чувствует себя прекрасно. А то, что оно с трудом находит себе дорогу на немецкий рынок - проблема коммуникации, то есть наведения мостов. И Go East - едва ли не самый важный мост между кино с "востока" и немецким зрителем.

Синдром Достоевского

Восточноевропейское кино, как и литература, страдает от своего былого величия: немцам оно представляется чересчур сложным и трудно перевариваемым. "Авторское кино во всем мире принадлежит к серьезному жанру, - говорит директор фестиваля Габи Бабич (Gaby Babić). - Однако почему-то кинематографистом из Восточной Европы ставят это в упрек. Как будто Ларс фон Триер или Михаэль Ханеке снимают веселые фильмы!"

Габи Бабич

Габи Бабич

Как бы там ни было, но нынешний Go East не упрекнешь в излишней серьезности. Девиз нынешнего фестиваля - "Jetzt schlägt es 13" ("Пробило тринадцать"), и с легкой руки организаторов в программу были включены черные комедии и фильмы ужасов с элементами абсурда, вплоть до славянского трэша.

Эстонский круасан

Фильм, "Эстонка в Париже", открывший фестиваль, куда больше напоминает недавний хит проката, французскую комедию "1+1", нежели Тарковского. Одинокая пятидесятилетняя эстонка едет в Париж работать сиделкой у сварливой старухи. Сначала, понятно: "Вон из моего дома, иммигрантка!", потом - долгая дорога к дружбе. Без сомнения, приятно смотреть, как звезда французского кино шестидесятых Жанна Моро ест круасаны и обнимает молодых мужчин... Неужели это и есть следующая ступень развития восточноевропейского кино?

Сцена из фильма Эстонка в Париже

Сцена из фильма "Эстонка в Париже"

"Эстонка в Париже" - фильм совместного производства Эстонии, Франции и Бельгии. Совместные проекты - не просто тренд, но и способ выжить для кинопроизводства небольших стран. А форумы вроде Go East - возможность найти партнеров или, по крайней мере, громко заявить о себе.

Россия без квоты

В конкурсной программе фестиваля три фильма из 16-ти привезены из России, но когда я спрашиваю, существует ли квота на российское кино, Габи Бабич только смеется. "Официальной квоты не существует, но в России выходит больше 60 художественных лент в год, и, по меньшей мере, две мы, так сказать, просто обязаны взять", - говорит она.

Именно российские фильмы побеждали на фестивале в последние два года. Но в этом году российский кинематографический "тяжеловес" остается на вторых ролях. Помимо конкурсной программы, российских фильмов на фестивале совсем немного, и погоды они не делают. Зато зрителям в Висбадене предложили ретроспективу знаменитого венгерского режиссера Миклоша Янчо, а также показ и обсуждение фильмов "Югославской черной волны". Кстати, 91-летний Миклош Янчо должен в ближайшие дни поучаствовать в видеоконференции с Висбаденом, если ему позволит здоровье.

Старый мастер

Уже в первый день стало понятно, как нелегко для современных режиссеров подобное соседство, когда их фильмы демонстрируются параллельно с классикой шестидесятых-семидесятых годов. По крайней мере, показанный днем, вовсе не в прайм-тайм, фильм Миклоша Янчо 1965 года "Так я пришел" выглядел глубже, радикальнее и интереснее увиденных вечером в переполненном зале сербских "Кругов" (заглавная фотография).

Семнадцатилетний герой картины "Так я пришел" скитается по охваченной Второй мировой войной Венгрии, куда уже вошли советские войска, и умудряется за весь фильм не произнести и десятка слов. Советских солдат он не понимает, а с венгерскими военнопленными ему говорить не о чем, он и тут чужой. Но, несмотря на его безъязыкость, мы понимаем этого героя и чувствуем его. Герои сербской картины говорят, пожалуй, слишком много, но настоящей эмоциональной связи между ними и зрителем не возникает. "Круги" - по-своему трогательная картина о преступлении и прощении - до классики все-таки не дотягивает. Посмотрим, сможет ли кто-нибудь бросить вызов старым мастерам.