1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Восточная Европа поддерживает Грузию

09.09.2008

Сегодня речь пойдет о том, как относятся в Европе к обострению ситуации на Кавказе и как меняет война в Грузии отношение европейцев к России и их политику – в том числе в военной области и в экономике.

В последние годы в Грузию потекли значительные для страны иностранные инвестиции. Это было связано, прежде всего, с тем, что Грузия показала себя стабильной страной, а также с привлекательными условиями для капиталовложений. Среди немецких инвесторов весьма активен был концерн "Heidelberg Cement", который действует во многих странах мира. В Грузии он эксплуатирует три цементных завода, в которые вложил около 150 миллионов евро. В один из заводов во время августовской войны попала российская ракета. Изменила ли война планы немецкого концерна?

Ровно и на удивление легко (так, во всяком случае, кажется) вращается многотонная цементная мельница. Внутри нее свинцовые ядра дробят так называемые "клинкеры" – обожженную смесь известняка с глиной. Мы в Каспи, где находится самый старый в Грузии цементный завод. Он был построен еще в тридцатые годы.

Мимо проезжает автопогрузчик, оставляя глубокие следы в толстом слое пыли, которая покрывает здесь буквально всё. Год назад немецкий концерн "Heidelberg Cement" приобрел долю в две трети в капитале завода и начал его постепенную модернизацию. Но в ночь на 11-ое августа в один из цехов завода попала российская ракета.

"Пойдемте покажу следы бомбардировки…" – говорит Майнхард Трул, кавказский менеджер концерна. В потолке зияет огромная дыра. Ракета уничтожила новенькие электронные коммутационные щиты и один из автопогрузчиков. Трул оценивает убытки в 200 тысяч евро. Люди, к счастью, не пострадали, так как в полвторого ночи на заводе, кроме сторожа, никого не было.

"Хочется верить, что ракета предназначалась не для нас, и русские просто промахнулись, - говорит немецкий менеджер. – Это вполне может быть, потому что недалеко от нас проходит железная дорога и расположен мост, которые довольно сильно бомбили. Мост разрушен ".

Почти две недели цементные мельницы завода стояли и печи оставались холодными, потому что рабочие бежали от наступавших российских солдат. Трул подчеркивает, что российское нападение не явилось для него неожиданностью:

"Я лично никогда не исключал того, что такое может случиться. Тем не менее, " Heidelberg Cement " решил пойти на риск, инвестируя в этот регион".

Грузинские власти оценивают общую сумму ущерба, нанесенного стране в результате августовской войны, в миллиард долларов. Майнхард Трул обеспокоен не только своим конкретным ущербом от потери оборудования, но и перспективами экономических связей с российскими фирмами. Печи цементного завода в Каспи, "съедающие каждый день до полутора тысяч тонн угля, работают, в первую очередь, на российском угле. Вернее, работали. Со времен войны уголь из России больше не поставляется.

"Я думаю, наши российские поставщики руководствуются политическими мотивами. Ведь платили мы всегда исправно и в срок. Еще месяц, и без этих поставок завод встанет".

В результате войны наиболее тяжело пострадала инфраструктура Грузии. Очень многие поставки, важные для экономики страны, идут через черноморский порт Поти, а там все еще находятся российские войска. И даже если российские солдаты и не появляются в торговом порту, сам факт их присутствия пугает многих торговых партнеров Грузии. Кроме того, 90 процентов всех товаров, доставленных в Поти морским путем, раньше отправлялись дальiе на восток по железной дороге. Но железнодорожная ветка разрушена.

Совладельцем порта также являются иностранные инвесторы. Большая доля уставного капитала принадлежит фирме из арабских эмиратов. Арабы планировали расширить порт и модернизировать его. И от планов этих, как подчеркивает сидящий в Поти менеджер фирмы Элан Миддлтоун (сам, кстати говоря, британский подданный), инвесторы отказываться не собираются:

"Поти станет в будущем крупнейшими морскими воротами не только в Грузию Армению, Азербайджан, но также в Туркменистан и Казахстан. Экономика этих стран растет очень быстрыми темпами. Я по-прежнему убежден в том, что расширение порта в Поти себя окупит, - убежден Элан Миддлтоун. - Во всяком случае, моя фирма собирается остаться здесь надолго, несмотря на то, что события последних месяцев сейчас отпугивают инвесторов".

Немецкий концерн "Heidelberg Cement" также не собирается сворачивать свое производство в Грузии, - говорит менеджер Майнхард Трул:

"Мы по-прежнему делаем ставку на Грузию. Это в какой-то мере и реакция на военный конфликт: не испугаете! Мне кажется даже, как ни парадоксально это звучит, что отношение западных инвесторов (во всяком случае, в нашей области) изменилось в положительную сторону".

Так это или нет, судить пока трудно. Возможно, оптимизм представителя немецкого строительного концерна имеет под собой чисто прагматическую основу: стране, где столько разрушила война, понадобится много цемента.

Если действия российских военных в Грузии были единодушно осуждены странами ЕС и НАТО, то мнения о том, какие политические и экономические меры следует принять в отношении России, довольно резко разделились. Более жесткой позиции придерживаются бывшие страны соцлагеря: Польша, Чехия, страны Балтии. Особенно резко высказываются чехи.

Отношение чехов к конфликту на Кавказе однозначно:

"То, что случилось в Грузии, напоминает мне 68-ой год, вторжение советских войск в тогдашнюю Чехословакию, - говорит одна из женщин. - То, что пришлось испытать людям в Грузии, еще страшнее. Мы должны как можно быстрее им помочь – и НАТО, и Европейский Союз".

Ей вторит другой прохожий:

"Европейский Союз должен послать туда миротворческие силы. И, конечно же, все страны должны усилить дипломатический нажим на Россию. Мы не имеем права делать вид, что ничего не произошло".

Третий тоже вспоминает 68-й год:

"Сверхдержавы (всё равно, Россия или Америка) всегда демонстрируют малым странам свою военную мощь. Мы не должны забывать, что случилось с нами самими сорок лет назад. Необходимо принять решение о миротворческой миссии под эгидой Организации Объединенных Наций в Грузии. "Голубые каски" ООН лучше в данной ситуации, чем военные НАТО, потому что это означало бы войну с Россией".

Российские танки на чужой земле, - это вызывает у чехов исключительно неприятные ассоциации. В год сорокалетия подавления "пражской весны", когда советские танки шли по улицам Праги, не удивляет, почему особенно резкая критика в адрес Кремля и его роли в дестабилизации обстановки на Кавказе слышна именно из чешской столицы. Заявления президента страны Вацлава Клауса о вине Грузии в обострении конфликта – явное исключение. Кстати говоря, Клаусу здорово досталось за эти высказывания и от премьер-министра Чехии, и от главы внешнеполитического ведомства страны, и от многих других видных политических и общественных деятелей. Глава кабинета Мирослав Тополянек подчеркнул в одном из интервью, что необходимо дать отпор гегемонистским устремлениям Кремля:

"Сегодня речь идет о том, будем ли мы в будущем находиться под российским влиянием или нет, - говорит Тополянек. - Грузины этого точно не хотят. Если и мы этого не желаем, то надо действовать".

В отличие от остальной Европы, где такое развитие событий представляется просто невероятным, на востоке континента считают, что Россия все еще представляет реальную военную угрозу для бывших соцстран. Поэтому членство в НАТО играет столь важную роль для Чехии, Польши и стран Балтии.

"Мы знаем на собственном опыте, что это такое – нападение могущественного соседа. Мы прекрасно понимаем, в каком положении находится Грузия. Но благодаря членству в НАТО мы сегодня являемся для России равноправным партнером – в отличие от Грузии. Мы очень близко к сердцу принимаем тревоги Грузии, у которой есть право войти в НАТО".

Просьба Грузии прислать в страну силы быстрого реагирования НАТО должна быть выполнена как можно быстрее, - считают в министерстве иностранных дел Чехии. Заместитель министра Томаш Пояр даже предостерег Украину в связи с вторжением российских войск в Грузию. Он не удивится, заявил Пояр, если подобное развитие событий повторится в Крыму. Пояр считает, что, несмотря на понятное расхождение во мнениях, все страны Европейского Союза единодушны в своем осуждении действий России:

"Внутри ЕС, - подчеркивает Пояр, - все понимают, что Россия зашла слишком далеко и что Грузию необходимо поддержать".

Разумеется, одними лишь заявлениями дело не ограничивается. Более того: государства ЕС и НАТО (в первую очередь, по понятным причинам, бывшие соцстраны) обсуждают новые концепции коллективной обороны. Война в Грузии ускорила процесс принятия решений. Так, договоренность о размещении элементов американской системы противоракетной обороны была достигнута относительно давно, но только сейчас, после обострения конфликта вокруг Южной Осетии и Абхазии, Польша и США подписали соответствующее соглашение. Договоренности касаются не только собственно системы ПРО. Американцы обещали оказать более существенную помощь Польше в военной области и, кроме того, помочь в реформировании польских вооруженных сил. Уже в начале будущего года в стране начнется создание профессиональной армии (сейчас армия строится по призывному принципу). Реформа должна быть завершена в 2010 году. Рассказывает варшавский корреспондент радиостанции "Дойчландфунк" Флориан Келлерман:

Польская армия ищет добровольцев. Начинается формирование новых вооруженных сил, которые будут строиться по контрактному принципу. Судя по опросам общественного мнения, большинство поляков поддерживают решение отказаться от всеобщей воинской повинности и создать профессиональную армию. Так считает, например, 36-летний архитектор Дариуш:

"Современную армию в наши дни могут составить только профессионалы, - говорит он. – Кроме того, в ней будут служить только те, кто этого действительно хочет. Таким образом, уровень наших вооруженных, их мощь станут выше. Ну, и, наконец, последнее: остальные не должны будут мучиться ожиданием того, что их призовут в армию, нарушив привычный и нормальный ход жизни".

Сам архитектор в армии не служил, потому что в социалистические времена в Польше, как и в Советском Союзе, выпускников вузов на срочную службу почти не призывали. Это для многих, кстати говоря, еще один аргумент в пользу профессиональной армии: несправедливо, когда, несмотря на закон о всеобщей воинской обязанности, одним приходится служить, а другим – нет.

В общем, понятно, почему очень многие поляки поддерживают эту идею. Есть, правда, и скептики – как, например, журналистка Изабелла Лещиньска:

"О предстоящей реформе вооруженных сил было объявлено в разгар лета, - напоминает она. – Это очень странно, потому что мы пока не знаем, как вообще будет выглядеть бюджет страны на следующий год. Министр финансов, в принципе, хотел бы сократить расходы на оборону. А солдат-контрактник обходится государству втрое дороже, чем призывник. Ведь профессионал получает бОльшую зарплату, лучшее снаряжение и обмундирование и имеет право на получение квартиры".

Изабеллу Лещиньску беспокоит то, что "удорожание" кадрового состава может привести к сокращению расходов по другим статьям оборонного бюджета, что замедлит столь необходимую модернизацию (в том числе и техническую) польских вооруженных сил. Кроме того, польская армия и без широкомасштабной реформы сегодня считается более современной, чем еще несколько лет назад. Опыт, приобретенный в Ираке и во время других миссий за пределами страны, представляется здесь Лещинской особенно важным.