Восток – дело тонкое | Еуропа и Беларусь | DW | 25.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Восток – дело тонкое

22.08.2005

Попытки лидеров ХДС отвлечь внимание от скандальных выпадов Эдмунда Штойбера в адрес восточногерманских избирателей, в том числе, представлением предвыборной команды Ангелы Меркель, успехом так и не увенчались.

На прошлой неделе кандидат в канцлеры от блока ХДС/ХСС Ангела Меркель представила свою команду, с которой она собирается выиграть досрочные парламентские выборы, назначенные на восемнадцатое сентября. Экипаж в общем приличный, особенно его «рулевой» - бывший конституционный судья, отец четырех детей, беспартийный профессор Пауль Кирххоф. Ему поручено отвечать за самый актуальный для Германии блок вопросов – налоговый. По единодушному мнению наблюдателей - это на редкость удачный выбор Ангелы Меркель. Кирххоф – признанный специалист по финансовым вопросам, выступающий за радикальное упрощение немецкой налоговой системы. Ангела Меркель о своем фискальном избраннике:

Он – главный поборник упрощенного налогового права без лазеек. Предложения нашей правительственной программы идут в том же направлении. Германии нужна радикально упрощенная налоговая система. Профессор Кирххоф как никто другой сумел связать налоговую тему – для многих холодную, финансово-техническую – с основополагающими ценностями нашего общества, и прежде всего – с поддержкой семей.

Проект реформы Кирххофа предполагает замену двухсот тридцати пяти действующих в Германии налоговых законов одним единственным, состоящим всего из двадцати трех параграфов и универсальную для всех видов отчислений ставку налогообложения – двадцать пять процентов. Сейчас её верхняя граница – более сорока процентов. Модель Кирххофа была реализована, в частности, в Хорватии. Там она привела к значительному росту налоговых поступлений в бюджет и хозяйственному подъему.

Удачным считают и включение в предвыборную команду премьер-министра восточногерманской земли Тюрингия Дитера Альтхауса, хотя он единственный, кто не согласился занять пост министра в будущем правительстве Ангелы Меркель, пожелав остаться в родном Эрфурте и после восемнадцатого сентября. В оставшиеся четыре недели ему предстоит вести предвыборную кампанию христианских демократов в бывшей ГДР, гладить по шерстке местных избирателей и расхлебывать ту кашу, которую заварил здесь Эдмунд Штойбер – председатель ХСС и баварский премьер-министр, второй после Меркель лидер консервативного блока.

Вот ведь правду говорят: слово не воробей, вылетит - не поймаешь. Или, как острят некоторые, наоборот, поймают - вылетишь. Все попытки лидеров ХДС сменить тему, отвлечь внимание от скандальных выпадов Штойбера в адрес восточногерманских избирателей, в том числе, представлением предвыборного экипажа успехом так и не увенчались. Журналисты по-прежнему кропотливо собирают образцы высказываний Штойбера на различных митингах. Выступая в баден-вюртембергском Аргенбюле он заявил, например, следующее:

Я не могу смириться с тем, что в конечном счете восток снова будет решать, кому быть канцлером в стране. Такого быть не должно, это мой призыв ко всем здравомыслящим людям. Нельзя допустить, чтобы вечно брюзжащие неудачники решали судьбы Германии.

Восток, разумеется, обиделся. Генеральный секретарь ХСС Маркус Зёдер попытался было утихомирить страсти. Штойбер, дескать, имел в виду под брюзжащими неудачниками не всех жителей бывшей ГДР, а только лидеров Левой партии – Гизи и Лафонтена. Еще одна запись из выступления лидера ХСС на митинге в баварском Швандорфе, однако, свидетельствует об обратном:

Если бы везде было так, как в Баварии, у нас вообще бы проблем не было. Но, к сожалению, не везде такие умные слои населения как в Баварии. Сильным приходиться подтягивать слабых, только так можно восполнить некоторые интеллектуальные дефициты в Саксонии и Саксонии – Анхальте. И повторю еще раз, нельзя чтобы исход выборов снова решался на Востоке.

Может быть, хватит примеров, подтверждающих, что Штойбер, мягко говоря, не особенно высокого мнения об умственных способностях восточногерманских избирателей? Приведу последний, уж очень показательный и ёмкий, хоть качество звука оставляет желать лучшего. Но ведь Штойбер выступал на митинге – в баварском Деггендорфе, а не в стерильной радиостудии:

Только самые глупые телята сами выбирают себе мясников. То есть по собственной воле идут, как бараны, на заклание.

Не зная Штойбера, его выпады можно было бы списать на горячку предвыборной кампании, на сказанное в митинговом запале. На самом деле – это тщательно выверенная избирательная стратегия. Эдмунд Штойбер был кандидатом в канцлеры от консервативного блока три года назад. Для победы на тех выборах ему не хватило всего шести тысяч голосов. Причем, решающим оказался именно вотум избирателей в восточной Германии. И если бы голосование проводилось только на территории прежней федеративной республики, то канцлером сегодня был бы он, Штойбер, а не Герхард Шрёдер. Слишком различно мироощущение в западной и восточной Германии. Преодолев пятнадцать лет назад послевоенный раскол де-юре, ФРГ еще далека от внутреннего общественно-политического единства де-факто. Две неравные половины Германии по-прежнему косо смотрят друг на друга. И именно это обстоятельство лежит в основе такой небесспорной предвыборной стратегии Эдмунда Штойбера, пусть даже в этот раз он борется за победу не для себя лично, а для своей партии и Ангелы Меркель. Позиции ХДС/ХСС в бывшей ГДР так себе, только третье место в рейтингах после популистов из Левой партии и социал-демократов Шрёдера. По идее, консерваторам пора бы начинать заигрывать с востоком. Но это дело рискованное, так как может выйти боком на западе страны, считающем, что свой долг перед бедными родственниками они уже исполнили. Надежней укреплять свои традиционно сильные позиции в старых федеральных землях, где вчетверо больше избирателей. Дополнительные пол-процента на выборах здесь равнозначны двум процентам в бывшей ГДР. Штойбер считать умеет и вполне осознанно «опускает» Восток, рассчитывая на дополнительные голоса западных немцев. При этом, однако, он тоже рискует, подталкивая обиженных восточных избирателей к левым популистам Гизи и Лафонтена. Остановить Ангелу Меркель на пути в кабинет главы правительства им хоть не дано, но успех Левой партии может чисто математически сделать неизбежным большую коалицию, что в планы лидеров ХДС/ХСС никак не входит.

Аргентинское танго в Берлине

На берегу Шпрее по вторникам собираются любители латиноамериканских танцев. Когда, несколько лет тому назад по всему Берлину начали открываться студии аргентинского танго, бразильской самбы и кубинской сальсы, скептики пророчили новому увлечению разведенных берлинских секретарш и одиноких предпринимателей средней руки недолгую жизнь. Однако, годы идут, а армия любителей заморских ритмов все растет и растет. Зимой ее бойцы таятся в полутемных танцзалах, летом же их можно встретить на каждом углу. Вот и на берегу реки Шпрее, на искуственном пляже близ Фридрихштрассе, каждый вторник собирается регулярно растущая компания единомышленников. Всех их объединяет любовь к танго. А насколько хорошо берлинцам удаются аргентинские танцевальные па, для нас решила разузнать Вера Блок:

Черные штиблеты с кисточками, черные лодочки, черные же босоножки на каблуках и без, черные резиновые пляжные шлепанцы елозят по песку, нанесенному снаружи. И раздающаяся из динамиков музыка словно покрывается патиной времени, звучит, будто кто-то завел старинный грамофон.

Но вот пыльно-черной обувной массе, скользящей по паркету мелькают два ярко-красных пятна. Алые туфли на шпильках и с тонкими ремешками вокруг щиколоток. Их владелица совершенно погружена в музыку, похоже, не замечает даже своего партнера, танцует с закрытыми глазами

так можно чувствовать более интенсивно. Для женщины танго - это возможность проникнуться тем, что задает партнер. И необходимо постоянно следить, куда он ведет, каким будет следующее движение.

Марион - блондинка, лет сорок пять, учительница начальных классов, отдыхает между танцами недолго. Всего пара глотков и она ставит бокал на столик, а другой рукой уже тянет своего партнера в центр зала.

Девять вечера, но танцплощадка еще почти пуста. Пять пар сосредоточенно скользят по паркету, нанизывая на музыку танцевальные па. Сплетают ноги в сложные узоры, стараются держаться ровно и непринужденно.

Танцующие окружены. Слева - очередью к бару, справа зрителями в глубоких белых креслах. И повсюду - пристальные наблюдающие глаза, не выпускающие танцующих храбрецов из поля зрения.

Здесь атмосфера попроще, чем в других танго клубах. Там все гораздо больше регламентировано, больше напряжения. Здесь люди чувствуют себя раскованнее. Иногда в воздухе заметен даже некий эротический накал.

За пультом Диджея восседает Фридолин Лютцельшваб. Перед ним два чемодана, до отказа забитых компакт-дисками с Танго - от Астора Пьяцоллы до Петра Лещенко. Музыку он выбирает по настроению - своему и танцующих. Из-за стола на краю танцплощадки он пристально наблюдает за парами и не раз замечал, как между партнерами пробегает искра

Возникает гармония. И танцоры это чувтсвуют. Тут речь не идет о сексе, скорее - это элементарная встреча двух тел. Такая экзистенциальная телесность. Это похоже на эротику, но с большой долей скованности.

Фридолин знает, о чем говорит. Он - специалист по технике межличностных отношений. Работает с коллективами больших фирм. А в свободное время вот уже второй год как сидит за пультом ди джея. Сам Фридолин танцует танго шестнадцать лет. И иногда, признается он, на месте усидеть очень трудно. Так и хочется подхватить партнершу и ринуться с ней в самую гущу танцующих.

Многие приходят на вечера танго по одиночке, выискивают партнера уже в зале. Высокий господин лет шестидесяти, в широких бежевых брюках и льняной рубахе на выпуск едва только зашел в павильон, как сразу кинулся к розовощекой кудрявой дамочке в цветастой юбке, которая уже давно со скучающим видом сидела в углу.

Я охотно танцую и с молодыми девушками. И с дамами в возрасте.

Первый свой курс танго Манфред посетил лет шесть назад. И вот, уже успел разгадать секрет аргентинского танца страсти

нужно чувствовать музыку. то, что в ней есть веселого, грустного. И необходимо создать отношения с партнершей на те три - четыре минуты, пока длится танец. И тогда это танго.

Три -четыре минуты - в глазах многих дам, выжидательно сидящих вокруг танцплощадки, можно прочесть - этого недостаточно.

Я всегда сожалею, что общение с партнером ограничивается танцем.

Признается секретарша Николь.

Разговор обычно не завязывается. Пока танцуешь, чувствуется некая интимность. Но как только музыка заканчивается, эта интимность куда-то пропадает. Не знаю с чем это связано...

До половины первого ночи, когда затихнет музыка в деревянном павильоне на пляже, еще около часа. Порядка пятнадцати танго. И один единственный жгучий вопрос - пригласят ли танцевать?