1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

«Волшебная лампа Бен Ладена»

12.11.2002

«Спецхран по-баварски»: в Мюнхенской Государственной библиотеке решили представить публике содержимое «ядовитого шкафа», который пополнялся на протяжении двух столетий

Со времен Адама и Евы, ничто так не притягивает, как нечто тайное, недоступное, скрытое, запрещенное. На латыни, для суммы этих понятий служит одно слово: «Ремота». И, именно этим словом был назван специальный отдел Государственной библиотеки Баварии, в котором собиралась «запрещённая литература» разных жанров и различных исторических эпох. Первые экспонаты попали в баварский спецхран почти двести лет назад. На первых порах запрещённые издания складывались в специальный шкап, ключ от которого имелся лишь директора – а остальные библиотеки именовали место хранения запретных книг не иначе как «ядовитым шкафом». Затем «ядовитых шкафов» стало много – и их содержимое неизменно иллюстрировало развитие общества и его представлений о справедливом государственном устройстве, морали и нравственности. В ноябре 2002 года библиотека Баварии подготовила выставку подвергшихся цензуре книг и изданий, которая так и называется - «Ядовитый шкаф». На выставке побывала Мария Жоглева.

На выставке представлено пять частей «Ремоты», скомпонованных по временному и тематическому принципам.

«Ремота первая и вторая части»:

Сюда вошли эротические и научно-популярные трактаты о любовных утехах – начиная от трудов маркиза де Сада и заканчивая вполне современными периодическими изданиями. Есть здесь, например, труды публициста эпохи Возрождения Пьетро Аретино, прозванного «Бичом королей». На сочинения скандально известного «праотца журналистики» индекс запретности еще в 1558 году наложил Ватикан. Острый на язык, Пьетро Аретино откровенно описывал в своих памфлетах нравы распущенной придворной знати. В Баварский «ядовитый шкаф» сочинения Аретино попали в 20-ые годы 20-ого века. Причиной стали не описания эротической жизни вельмож: после революции 18-ого года власть предержащие, перестраховываясь, изымали из обращения любые «крамольные труды».
В этой части экспозиции можно обнаружить и гомосексуальную периодическую прессу. Она оказалась под запретом, не столько из-за содержания или откровенных фотографий гомосексуалистов, а из-за рекламы презервативов. Нежелание иметь детей считалось греховным.

Под замок в разные времена попадала и вполне серьёзная литература: скажем, руководства для молодожёнов, написанные в весьма лапидарном стиле и сопровождённые иллюстрациями и руководствами к конкретным действиям – весьма не лишняя вещь в те времена, когда приличной девушке лишь после замужество сообщалось, что её нашли не в капусте.

Третья часть «Ремоты» - это литература, неугодная политическому режиму третьего Рейха. Все то, что не было предано нацистским «очистительным кострам», находило место на полках «ядовитых шкафов». В первую очередь были приговорены к аресту антифашистские публикации. Так, в спецхраны Баварской библиотеки попала, книга депутата германского рейхстага 1932 года Ганса Баймлера «В лагере смерти». Рассказывает инициатора и организатор выставки «Ядовитый шкаф» доктор Штефан Келлер:

- Книга Ганса Баймлера рассказывает о концентрационном лагере Дахау. Депутат германского рейхстага от коммунистической партии, Баймлер с установлением фашистской диктатуры был арестован и лично испытал все ужасы концлагеря, а потом написал об этом книгу, которая была переведена на английский и русский языки.

За время господства нацистов около 5 000 изданий оказалось за решетками баварского спецхранилища. Это книги еврейских писателей; произведения, написанные в изгнании, и изданные в годы фашизма нидерладскими, чехословацкими, американскими и советскими издательствами.

Конечно, опальная литература Гитлеровских времен давно вернулась к читателю – и сам «ядовитый шкаф» стал памятником истории.

Весьма интересным отделом, является, и так называемая «четвёртая ремота». Она содержит одну единственную частную книжную коллекцию – «эротическую библиотеку» баварца Франца фон Креннера. Этот финансовый чиновник весьма высокого ранга на протяжении многих лет собирал всевозможную литературу о любовных делах и эротических играх. Собирал он также и юридические документы: допросы и показания по делам о брачных изменах. Франц фон Креннер был уважаемым человеком в Баварии, много сделал в финансовой сфере королевства, был членом Научной Академии Баварии. Высоко ценил его заслуги и король Максимилиан Первый. Только после смерти Креннера, в 1800 году, его величество распорядился изъять «грязную коллекцию». Рассказывает Штефан Келлер:

- Изъятая коллекция хранилась в королевской библиотеке, её разместили в большом шкафу. И, что интересно, закрыли на два замка. Ключ от одного из них всегда был в кармане у главного смотрителя дворцовой библиотеки, а от второго - у библиотекаря.

И, наконец, в самом молодом отделе спецхрана – так называемой «Пятой Ремоте» - хранятся издания, которые, по сути, не являются, запрещенными. Например, криминальные сводки, и списки разыскиваемых лиц, опубликованные полицией – по закону о неприкосновенности личной сферы, фамилии нарушителей не подлежат огласке. Тем более, что порою речь идёт о мелких правонарушениях – скажем, о неуплате штрафа в 100 немецких марок. Хранятся здесь и архивы судов и других государственных учреждений.

Пополняется спецхран и сегодня – в первую очередь, под замок попадает литература лево- и праворадикального содержания, порою – некоторые уж совсем откровенная порнография. Для чего хранить такого рода издания? Библиотекари даже не понимают, в чём суть такого вопроса. Как зачем? Чтобы потом, через 20, 50 или сто лет эти документы были доступны нашим потомкам – исследователям, учёным и, всем тем, кто и сегодня работает в спецхране. Кстати, никакого специального разрешения для доступа к старым отделам «спецхрана» не требуется: заглянуть в ядовитые шкафы может каждый желающий – конечно, с разрешения доктора Келлера или его коллег:

- Мы заверяем, что любой желающий после окончания проекта сможет поработать над любой книгой в стенах нашей библиотеки...

Что же: как говорится – «покажите мне свой спецхран, и я скажу, в каком государстве вы живёте».

Тайны старого дома: во время капитального ремонта дома Мартина Лютера в Виттенберге было сделано немало открытий

31 октября 1517-ого года в городке Виттенберг произошло не слишком примечательное на первый взгляд событие: священник местного собора прибил к воротам своего храма несколько рукописных страниц текста – в этом тексте, состоявшем из 95 тезисов, священник – его звали Мартин Лютер – изобличал практику продажи индульгенции. Главная идея тезисов состояла в том, что для спасения требуется не купленная за деньги бумажка, и внутреннее покаяние грешника. Так началось движение Реформации, центром которого стал Виттенберг. Уже в конце прошлого века в доме, где на протяжении четырёх десятилетий жил и работа Мартин Лютер, был основан музей Реформации – однако лишь два года назад реставраторы и историки решились на капитальный ремонт здания, которое, как риф кораллами, обросло наложениями последующих эпох. Пять миллионов евро были вложены в этот проект. Вольфгангу Шиллингу удалось побывать в виттенбергском музее незадолго до официального открытия.

Дом, в котором жил, учил и работал над переводом Ветхого Завета Мартин Лютер, представляет собой весьма импозантное здание в самом центре Виттенберга. На протяжении пяти столетий хозяева и предназначение дома неоднократно менялись. Здесь был доходный дом, позже - хранилище для зерна, университет, пока в 1883-м году здание не было перестроено под музей Реформации. Таким образом, перед заказчиком строительно-реставрационных работ – фондом памятных мест Лютера в Саксонии–Ангальт в лице директора Штефана Райна – встал вопрос…

- Что мы, собственно, реставрируем? Архитектурный ансамбль, сложившийся к 19-му столетию, или лишь тот дом, в котором когда-то жил Лютера? Руководство фонда пришло к решению сохранить следы всех эпох, с 16-го по 20-й век, которые наложили свой отпечаток на это здание.

Нашлось место и для архитектуры 21-го века. С обратной стороны здания появилась новая стеклянная пристройка в форме башни - предмет особой гордости директора Штефана Райна:

- У здания появился новый вход. Раньше для спуска и подъёма с этажа на этаж служила лишь одна винтовая лестница. А теперь появился лифт, что, в первую очередь, важно для людей, ограниченных в движении.

Музей стал значительно удобнее для посетителей. Из новой башни через стеклянные стены открывается чудесный вид на долину реки Эльбы. Немало интересных находок было сделано во время капитального ремонта и внутри здания. Например, на первом этаже на глубине 20 сантиметров под уровнем современного пола были обнаружены керамические шестиугольные плиты. Уложенные в форме пчелиных сот плиты служили полом во времена самого Лютера – человек с богатым воображением, прислушавшись, может, наверное, услышать, как гулко ступают по старым плитам тяжёлые, украшенные серебряными пряжками, башмаки непокорного отца реформации.
В соседнем помещении рабочие, разобрав часть кирпичной кладки, натолкнулись на промежуточную стену, которую некогда покрывали искусные фрески. Строительные работы были приостановлены, наступил черёд реставраторов.

- Неожиданно выяснилось, что настенное изображение представляет сцену распятия. Но, что ещё интересней: мы можем с большой вероятностью предположить, что написали эту фреску иконописцы из знаменитой мастерской живописца Лукаса Кранаха. То есть, это единственное сохранившееся настенное изображение работы мастерской Кранаха.

Неожиданный экспонат украсит собрание музея, его реставрация будет завершена весной будущего 2003-го года. А до тех пор в музее Лютера, как и в берлинском еврейском музее, посетителей водят по пустым залам.

- Да, вскоре мы откроем музей в отремонтированном виде. Первое время залы будут пустыми. И вы знаете: я могу только порекомендовать увидеть дом Лютера пустым, когда взгляд не отвлекают посторонние предметы...

«Волшебная лампа Бен Ладена»: живущий в Берлине русскоязычный автор Алексей Шипенко представил в Гамбурге свою новую пьесу

А теперь – на север страны, в Гамбург. "Русские идут" - так называются литературные чтения, которые проходят в гамбургском городском театре. О нелегкой жизни писателя в России любителям русской прозы рассказал Владимир Сорокин, отрывки из своей первой книги, вышедшей на немецком языке под названием "Черная икона", читала живущая в Берлине московская поэтесса Алина Витухновская. Из писателей-эмигрантов в Гамбург был приглашен Алексей Шипенко, драматург, режиссер и актер, который вот уже 10 лет живет в Берлине. Успех в Германии к нему пришёл с романом «Жизнь Арсения». Сегодня его пьесы "Комикадзе", "Археологика",

"Судзуки -1" и "Судзуки-2" успешно идут на столичных подмостках и в других городах Германии. В Гамбург Алексей Шипенко привез новую пьесу под названием "Бен Ладен. Волшебная лампа", которую он прочитал по-немецки вместе с переводчицей его произведений Анной Лангхофф. По русскому обычаю, во время чтения, которое продолжалось порядка двух часов, они прихлебывали из литровой бутылки водки "Смирнов". Однако после чтений нашёл силы побеседовать с нашей корреспонденткой Екатериной Филипповой:

- Я пишу на русском языке и то, что Вы сейчас слышали, это была театральная пьеса. Она еще не поставлена. Сегодня было первое публичное чтение.

- А другие вещи?

- Дело в том, что я давно уже, десять лет, живу в Германии и работаю в основном с немецкими театрами. Пишу пьесы, которые ставят в Берлине и других городах Германии и всего мира.

- А вот Бен Ладен волшебная лампа. Понять что-либо было очень сложно. Вещь глубоко абстрактная.

- Мы живем в мире, в котором нас бесконечно обманывают. Мы живем как потребители газетных статей, телевидения и всего прочего. Поэтому никакой правды мы никогда не узнаем. Меня интересовало только то, что Бен Ладен – это тоже человек и у него есть свои размышления на тему европейской цивилизации. И это очень близко русским.

- А что Вас привело к такой, я бы сказала, конъюнктурной теме?

- Просто, когда все это произошло, у меня в голове горящими буквами появилась надпись «Волшебная лампа Бен Ладена». И это чувство, которое меня привело к созданию этой пьеса – оно важно.

- И какое же это чувство?

- Мы все не согласны с тем, что происходит в мире. При этом мы позволяем нами манипулировать.

- Речь шла и о нефти.

- Речь идет о нефти, о других капиталовложениях, которые американцы собираются сделать в Ираке и прочих станах. То же самое происходит и в Чечне. Существуют какие-то государственные интересы, которые защищают ни в чем не повинные дети 17-18 лет. Они воюют и умирают неизвестно зачем. Может быть только потому, что нефть нужна стране.

- Вы в ходе пьесы определяете свое отношение к исламу. В последней сцене господин в розовой рубашке готов принять ислам, если ему расскажут правду.

- Он спрашивает, что ему может сообщить этот персонаж, этот странный Бен Ладен, этот дух. Он отвечает на вопрос человеческого бытия. С детства мы все смотрели замечательный фильм «Волшебная лампа Алладина», которая совершала чудеса. «Волшебная лампа Алладина» – это то, что мы чувствуем, воспринимаем. Если мы живем сильным чувством, то оно превращается в силу и эта сила и есть волшебная лампа. Она может зажечь и уничтожить города и страны.

- Вы поставили одну из своих пьес сами.

- Я поставил бесконечное количество своих пьес. Я уже сбился со счету, сколько я их написал и поставил. Я продаю свои пьесы, но это не имеет никакого отношения к тому, что я кому-то в чем-то угождаю. Я пишу свои вещи. Ставят их или нет – мне без разницы. После сорока надо думать о погосте. Когда появляются кресты и из кадильниц поднимается дым. Надо думать об этом. И Бен Ладен – как раз пьеса об этом. Когда мы наконец перестанем быть марионетками? Где мы сами – вот вопрос этой пьесы.

Гамбургский театр намерен поставить пьесу Алексея Шипенко. Интерес к ней проявляют и в берлинском театре имени Максима Горького. Нужная, видимо, тема.