1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

Волка на собак в помощь не зови

01.03.2003

На пресс-конференции в Москве бундесканцлер Шредер был на себя не похож. Обычно важный и степенный, он выглядел растерянным как школьник. Низкорослый Путин рядом с ним казался великаном.

Такая несоразмерность объяснялась просто: канцлер приехал к другу Владимиру в момент весьма драматический для своей карьеры. Напротив, президент России в этот день, как и весь минувший месяц, пребывал на вершине блаженства. Говоря проще, он ловил кайф от того, что так тревожило его ночного гостя.

Речь, разумеется, шла о грядущей войне в Ираке – и только о ней. Шредер приехал узнать, как проголосует Россия на Совете безопасности ООН, когда Буш и Блэр поставят вопрос ребром. Путин, вероятно, намекнул, как Россия проголосует.

Расклады в мировой политике меняются стремительно – только поспевай комментировать. Кажется, еще вчера Россию лишали права голоса на сессии ПАСЕ за кровавую бойню в Чечне. Кажется, еще вчера любимейшей темой кремлевских спецпропагандистов были ненавистные «двойные стандарты» западной дипломатии. Кажется, еще вчера Путин терял терпение, раскрывая глаза другу Джорджу, другу Герхарду и другу Жаку на то, как он спасает весь мир от террористической угрозы. Друзья качали головами...

Иное дело сегодня. Президент США слова худого не говорит о Чечне. Президент Ширак впервые за всю историю Франции, поломав протокол, приезжает встречать кремлевского дорогого гостя прямо в аэропорт. Канцлер Шредер, невзирая что ночь на дворе, рвется в Москву услышать, что там думают про войну. И уезжает явно огорченный, поскольку Путин слишком уклончив в проявлении братских антивоенных чувств.

Отдадим должное президенту России: он очень внятен в своих двусмысленных речах, одновременно высказываясь как бы против войны и допуская ее в принципе. Он извлекает из чужих ошибок максимум личной политической пользы. Покуда западные коллеги полемизируют между собой, все глубже погрязая в иракской трясине, он – весь в белом – стоит на европейской сцене, и запутавшиеся друзья прямо в аэропорту начинают слушать, что он им посоветует. Причем давно неинтересно, кто прав в этих бездарных разборках. Тем более неважно, кто победит. В театре абсурда нет плохих и хороших, побежденных и победителей. Театр абсурда – зеркало безумного мира, наказанного богом. А кого бог желает покарать особо – тому посылает Путина.

Все это очень печально. И Шредер – заложник своих предвыборных обещаний, из которых он сумел сдержать лишь антивоенные, и Буш, чья дуболомная политика вербует Америке все новых врагов, ухитрились поругаться так скоро и так бездарно, что Путин прямо с ног сбился их мирить, тайно прикидывая цены на нефть в довоенное время, в дни войны и после.

Вся беда в прискорбной однополярности мира. Раньше, когда у цивилизованного сообщества был один вечный недруг, противоречия как-то скрадывались, поскольку в присутствии СССР и французам, и немцам, и американцам ясно было, что их система демократических ценностей едина в своем противостоянии тоталитарной угрозе. Сегодня, когда мир усложнился, об этом забыли. Хватило одного вполне ничтожного Саддама, чтобы в отношениях Запада с Западом началась чуть ли не холодная война. Дошло до того, что «старая Европа» в коалиции с Москвой пытается сколотить нечто вроде союза против Америки. Не просчитывая ситуацию даже на ход вперед и не понимая, что слабой России совершенно ни к чему ссориться с единственной сверхдержавой, а на месте Буша Путин бы действовал еще жестче, и про страдания иракского народа задумывался бы не чаще, чем сегодня – про трагедию народа чеченского.

Визит Шредера в Москву увенчался провалом. Это полезная неудача. Дело ведь тут не в войне – кому ж она нравится. А в той старой мудрости, которая в России выражается поговоркой «волка на собак в помощь не зови.» Звучит как политическая формула XXI века.

Илья Мильштейн