1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Вокзал уходит под землю

02.08.2007

Сегодня у нас - целый букет тем. Мы посмотрим, как в городе Штутгарте собираются железную дорогу вместе с вокзалом под землю загнать.

default

Для города этот гигантский проект - билет в 21-ый век. Цена билета - 5 миллиардов евро. Вторая тема - маразм, старческое слабоумие и мигранты. Не удивляйтесь, впасть в маразм - трагедия для любого человека и его окружающих. А для мигрантов, оказывается - трагедия вдвойне. Ну, а чтобы потом отвлечься от печальных перспектив, мы с Вами ещё заочно познакомимся с одним хулиганистым немцем, который всех китайцев оскорбил. Вот, давайте, с проекта «Штутгарт 21» и начнём. Сообщение подготовил Даниэль Шешкевиц:

Поезд долго и нудно петляет по подъездным путям. Ну вот, наконец, приехали: Штутгарт. Город Штутгарт - это столица федеральной земли Баден-Вюртемберг. Город Штутгарт - это столица «Мерседесов» и «Порше». Город Штутгарт - бурно развивающийся центр новейших технологий. А ещё город Штутгарт - это тупик. Во всяком случае, центральный вокзал в городе - тупиковый. Построен он в 20-ые годы прошлого века и давно уже с пассажирскими потоками не справляется.

Проблему собираются решить кардинально: упрятать подъездные пути и сам вокзал под землю, сделать его сквозным и подключить к скоростным магистралям. Размах проекта под названием «Штутгарт 21», то есть, Штутгарт 21 века, грандиозный: 5 миллиардов евро. Центр Штутгарта в ближайшие годы станет самой большой строительной площадкой Европы. Обер-бургомистр Штутгарта Вольфганг Шустер уверен, что грандиозный проект просто необходим, иначе городу грозит транспортный коллапс:

«Потому что в Европе нужны скоростные трассы. Ну, какие альтернативы могут быть в центральной Европе? Строить новые автобаны? Но против этого экологи выступают. Развивать воздушное сообщение? Но воздушное пространство и так перегружено. Посмотрите, что творится над Парижем или над Франкфуртом. Так что единственный верный ответ, на мой взгляд, это скоростное железнодорожное сообщение».

Но откуда взять деньги? 250 миллионов евро выделяет Евросоюз, миллиард - правительство земли Баден-Вюртемберг, ещё полтора миллиарда - федеральное правительство. Но даже этих гигантских сумм мало. Недостающие 2 с лишним миллиарда должна принести продажа земельных участков, которые освободятся, когда уйдут под землю подъездные пути. Это - гигантская территория в 100 гектаров в самом центре города - примерно 140 футбольных полей. Город уже скупил эту землю у железной дороги и намерен продавать её частным инвесторам. Здесь возникнет новый городской район. Ещё раз слово обер-бургомистру:

«У нас совершенно чёткие представления о том, как он в итоге будет выглядеть. Нам нужна смешанная застройка. Чтобы были площади, культурные учреждения, рестораны, кафе, гостиницы, а не только офисы и небоскрёбы».

У сторонников проекта - убедительные аргументы. Время поездки из центра города до аэропорта сократится с 27 минут до 8. В соседний город Ульм можно будет добраться за 29 минут вместо часа. Почти на два часа сократится путь в Вену. Будет существенно расширена сеть пригородных электричек, и это разгрузит центр города от автотранспорта. Экологи должны быть довольны, кроме того, само здание нового вокзала спроектировано так, чтобы свести к минимуму расход энергии. Отапливаться он будет за счёт тепла земли, вентиляцию обеспечат въезжающие и выезжающие поезда, освещение - стеклянные пролёты в куполе вокзала. Федеральное правительство уже дало «добро» на начало строительства. Весь проект намечено завершить к 2016-ому году. Но в самом Штутгарте формируется сопротивление. Жители и владельцы прилегающих домов не хотят почти десять лет жить рядом с грандиозной стройкой. Экологи опасаются, что застройка территории, где сегодня проходят подъездные пути, изменит розу ветров в городе. Противники проекта уже объединились в гражданскую инициативу. Если им удастся набрать 100.000 подписей, власти города будут вынуждены провести референдум. Так что не исключено, что фантастический по размаху проект «Штутгарт 21» так и останется в области научной фантастики.

За всё в жизни надо платить. Вот, например, средняя продолжительность жизни в Германии неуклонно растёт. Для мужчин она составляет 76 лет, для женщин - 82 года. Расплата за это - маразм, старческое слабоумие. Можно, конечно, назвать это и помягче: старый человек впадает в детство. Для любого человека и его родных и близких это трагедия. А для мигрантов - вдвойне. Почему? - об этом нам расскажет Моника Грибелер:

В переводе на русский это примерно значит: «на каждую кастрюльку найдётся крышка». Или вот ещё одна пословица: под лежачий камень вода не течёт. Карточки нужны для тренировки памяти стариков. В старости у многих из них пропадает память. То есть, то, что было 50 или 60 лет тому назад, они помнят, а вот, что было вчера, или пять минут тому назад нет. Бедиа Торун работает в консультации по проблемам старческого слабоумия среди мигрантов. Первая и пока единственная консультация такого рода была создана в 2004-ом году в городе Гельзенкирхене при благотворительной организации помощи рабочим «Arbeiterwohlfaht». А почему вообще надо было создавать что-то особое для мигрантов? Болезнь ведь не делает различий между людьми разной веры или разной национальности? Сотрудник организации «Arbeiterwohlfaht» в западной Вестфалии Райнхард Штрайбель объясняет это так:

«Немецкий язык в детстве и в молодости был для мигрантов чужим. Они приехали в Германию взрослыми людьми, и только тут выучили немецкий - на работе, в общении с соседями. Но когда они в старости впадают в детство, эти знания исчезают. В первую очередь они забывают немецкий язык. Так что с турецкими стариками надо работать по-турецки, со стариками из России - по-русски».

Проблема состоит в том, что в странах, откуда прибыли мигранты, обычно мало опыта работы со стариками просто потому, что там очень низкая продолжительность жизни. Например, в России она составляет неполных 59 лет для мужчин и 71 год - для женщин. Люди просто не доживают до того возраста, когда их настигает старческое слабоумие. В Германии и мигранты живут в среднем гораздо дольше. А у мигрантов-мусульман есть ещё одна проблема, указывает Бедиа Торун:

«Эта проблема состоит в том, что многие исламские теологи считают старческое слабоумие карой, которую Аллах насылает на грешников. Так что если в какой-то семье старики впадают в детство, они это старательно скрывают. А в патриархальных семьях трагедия ещё больше, когда болезнь начинается у главы семьи, которого все беспрекословно слушались. И вот теперь вдруг отец или дедушка не узнаёт родных и нуждается в постоянном уходе. С этим очень трудно смириться»

Но и среди мигрантов традиционные семьи, в которых вместе жили по три поколения, становятся редкостью. Старики попадают в дома престарелых, а там персонал просто не знает, как с ними обращаться, не знает языка и традиций отдельных мигрантов. Поэтому сотрудники консультации в Гельзенкирхене и издают пособия на разных языках о том, как организовать уход за впавшими в детство стариками-мигрантами, проводит семинары в домах престарелых:

«Нужно, чтобы в домах для престарелых был персонал, который говорил бы по-турецки или по-русски. А таких специальных мест для мигрантов нет. Правда, дело сдвинулось с мёртвой точки. К нам приезжают из других городов, знакомятся с нашим опытом».

В Германии сейчас с диагнозом «старческое слабоумие» живёт более миллиона человек. И их, а может быть, надо сказать, «нас» становится всё больше, потому что все мы, вне зависимости от национальности и происхождения, всё дольше живём.

А вот Игги Попп, который как раз поёт про «китайскую девушку» уже и в молодости отличался слабоумием, некоторые правда, считают, что гениальным. Чего-чего, а слабоумия, причём далеко не гениального, хватает и в следующей истории, которая чем-то напоминает «карикатурный» скандал, хотя и в курьёзном масштабе. Раскопал эту историю мой коллега из китайской редакции «Немецкой волны» Ли Шигонг, а я только пересказываю:

Шёл как-то китайский студент по немецкому городу Бремену и увидел в витрине бутика майку с такой надписью на английском языке, что у него в зобу дыхание спёрло. Материться в эфире «Немецкой волны» запрещено, поэтому ни цитировать, ни дословно переводить эту надпись я не буду. Одним словом, китайский студент решил выяснить, кто же это осмелился матерно обругать весь Китай. А долго и выяснять не пришлось. Прямо на майке мелким шрифтом написано, что сделана она в Европе и гордого дизайнера зовут Филипп П. И пошло-поехало. В китайском интернете начался сбор подписей против майки и её автора, которого тут же окрестили нацистом. Появились даже статьи, где это оскорбление приводилось в доказательство того, что в Германии, якобы, считают китайцев за людей второго сорта. Другие авторы призывали к бойкоту немецких товаров. Потом, правда, выяснилось, что фирма злополучного дизайнера зарегистрирована в Швейцарии. Но китайские патриоты уже настолько возбудились, что стали за большие деньги звонить в Швейцарию и ругательски ругать Филиппа П. Дошло до дипломатического скандала: горе-дизайнера пригласили в Посольство в КНР в Берне, потребовали от него изъять все находящиеся в продаже майки, немедленно их уничтожить и принести извинения. П. извинился, майки изъял. Да и почему бы не изъять: выпущено-то было всего-навсего 100 штук, да и их никто не покупал. Но и на этом дело не закончилось. В официальном заявлении для прессы говорится:

«Кроме того, в министерстве внешней торговли КНР имела место встреча первого посланника посольства ФРГ в Пекине и первого посланника Швейцарии в Пекине. Стороны договорились не раздувать более всю эту историю в китайских СМИ. Китайская сторона пошла на это после того, как господин П. принёс свои извинения. Так что инцидент исчерпан».

Вот такая вот дурацкая история. Сам П., правда уверяет, что ему и в голову не приходило оскорбить великий и могучий Китай, а надпись на майке - это всего лишь протест против контрафакта, выпускающегося в Китае. Китайские товарищи английское слово «Copyright» явно понимают, как право копировать любую торговую марку. Ущерб ведущих мировых фирм от китайских подделок составляет, по самым скромным оценкам, около 300 миллиардов евро в год. И тут возникает вопрос: а, может быть, не такая уж она и дурацкая, вся эта история? Китайские товарищи так бурно возмущались мнимым оскорблением, что хоть на время отвлекли внимание от скандала с контрафактом. Ну, а Филипп П. буквально за гроши сделал себе и своей сомнительной продукции рекламу в мировом масштабе. Вот ведь и мы об этой глупости говорим.

Слышал я, что гарному украинскому хлопчику Верке Сердючке горе-патриоты России устроили обструкцию за то, что оно пропело не то «Лаша Тумбай», не то «Раша Гудбай». Ну и хватит на сегодня о слабоумии. Передачу мне помогли подготовить Даниэль Шешкевиц, Моника Грибелер и Ли Шигонг.

Аудио- и видеофайлы по теме