1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Война на Украине: протест против "пропаганды ненависти"

Решительный протест против участия России в событиях на Украине - как военного, так и пропагандистского - выразили сотни переводчиков-русистов. Среди них - Татьяна Баскакова.

DW уже рассказывала о заявлении участников прошедшего в Москве Третьего международного конгресса переводчиков, в котором выражается "решительный протест" против политики российского руководства, против "военного вторжения на Украину", против "пропаганды ненависти", против "насилия и лжи". Более 300 переводчиков, литераторов, издателей из разных стран, включая, разумеется, и Россию, уже подписали заявление. Среди них - Татьяна Баскакова, замечательная московская переводчица, известная, прежде всего, своими переводами с немецкого книг таких писателей и поэтов, как Вальтер Беньямин (Walter Benjamin), Альфред Дёблин (Alfred Döblin), Пауль Целан (Paul Celan), Эльфрида Елинек (Elfriede Jelinek), Арно Шмидт (Arno Schmidt), Кристиан Крахт (Christian Kracht), Ханс Хенни Янн (Hans Henny Jahnn)...

Контекст

О работе над книгами Янна следует сказать особо: этот писатель в определенном смысле вневременной. Не случайно его манеру письма, стилистику, поэтику сравнивают со стилем и мироощущением Джойса и Пруста. А сама Татьяна Баскакова - также человек вневременной? Или все-таки тесно связанный с актуальными событиями - судя, во всяком случае, по тому, что подписала столь резкое заявление?

Татьяна Баскакова: Мне кажется даже, что оно могло бы быть более резким. Тот текст письма, который был составлен еще до конгресса переводчиков, был немножко другой. Там конкретно говорилось о марионеточных республиках в Донецке и Луганске. Некоторые русские переводчики просили убрать этот абзац, что обсуждалось и в Сети. Другие, в том числе и я, сказали, что их эта формулировка устраивает. Но все-таки ее решили убрать. Дискуссия шла о том, оскорбляем мы или не оскорбляем таким образом население Донецка и Луганска. Но речь шла не о населении, а о руководстве, о тех, кто там воюет и так далее.

DW: Было уже несколько критических заявлений российской интеллигенции по поводу этой войны и по поводу участия в ней России. Но, пожалуй, нет другого документа, где бы столь же решительно говорилось об "агрессии", "аннексии", "искажении реальности", о попытках российского руководства добиться "мнимого величия", о том, что российские СМИ "отрицают и подрывают" совместную историю Украины и России…

- Мне кажется, все это логично. Ведь переводчики все время имеют дело с отношениями между культурами, в том числе с украинской культурой. Оттого и боль ощущают острее. Рознь между народами - нечто совершенно несовместимое ни с работой переводчика, ни с текстами, пожалуй, любого автора, которого лично я переводила. Все эти авторы - сторонники терпимости. Особенно я бы выделила Пауля Целана, который попал в похожую ситуацию: он эмигрировал из Румынии, когда там установилась советская власть. Вот и Ханс Хенни Янн затрагивал очень важные вопросы, вопросы отношения человека не только к другому человеку, но и к природе, к животным... Он как бы предложил новую мораль, которая основывается не на силе, а на сострадании.