1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Война в Страстную пятницу

Хадасса Бен-Итто: "Все страдания, которые испытываем мы в Израиле, не идут ни в какое сравнение со страданиям, на которые обрекаются сейчас палестинцы".

default

Никакой религиозной основы у этого конфликта нет...

Сегодня в христианской Европе – Страстная пятница. День, когда, как говорят одни, политика отходит или должна была бы отойти на задний план. Если этого не происходит, то еще и это потому, что как никогда прежде именно сегодня, и именно на той земле, откуда по всему Западному миру распространилось христианство, а по немалой части Востока – ислам, вновь началась война.

Два вопроса занимают сегодня западные СМИ: один, скорее дежурный, остались ли хоть какие-то дипломатические ресурсы для выхода из противостояния не так, как это было в 1948, 1967, 1973 годах, когда палестинцы возвращались на исходные позиции только после сокрушительного военного удара со стороны Израиля. И второй вопрос – о религиозной составляющей конфликта.

Моя сегодняшняя собеседница – человек, известный в Германии как автор книги об антисемитском памфлете, известном как "Протоколы сионских мудрецов". Книга эта месяца два назад вышла и в русском переводе, так что имя госпожи Хадассы Бен-Итто, может быть, уже известно кому-то из наших читателей. Но кроме того, Хадасса Бен-Итто – председатель международной ассоциации еврейских адвокатов и юристов, много работавшая и в ООН, и в других международных ассоциациях.

- Госпожа Бен-Итто, остались ли дипломатические ресурсы для выхода из нынешней фазы конфликта без войны?

- Одна из проблем этого конфликта и способа его рассмотрения и разрешения, одна из самых сложных проблем – это история, понимание исторических предпосылок. Мы живем в мире масс-медиа, и всё происходящее оценивается с оглядкой на последние пять минут.

- В коротком разговоре не расскажешь о двух тысячелетиях...

- Я буду говорить только о последних 50-ти годах! – проблема в том, что история – это непосредственая часть этого конфликта – и наша история, и история палестинцев, и история самого конфликта.

Сейчас очень непопулярно говорить о различных цивилизациях, но я буду говорить о них – без какого бы то ни было принижения одной за счет другой, но различия есть – одна из них не лучше другой! Но мы пришли в этот регион, где господствующей цивилизацией была цивилизация ислама. Конечно, между арабскими странами существуют большие различия, но есть, к несчастью, общий знаменатель. Этот общий знаменатель – ненависть к Израилю и необходимость борьбы с Израилем. Я говорю это потому, что нужно отдавать себе полный отчет, откуда мы пришли, чтобы понять, куда нам двигаться дальше.

- Ну и с чего же, по-вашему, следует начинать этот путь теперь?

- Откровенно говоря, мы все совершаем ошибки. И мы в Израиле также совершили много ошибок – не только в отношении наших соседей, но и внутриполитические ошибки. Мы – общество иммигрантов, и это не так просто интегрировать иммигрантов в обществе. Однако самая большая проблема это, конечно, проблема доверия, взаимного доверия. Люди утратили доверие друг к другу. Я не могу говорить за другую сторону, но я могу говорить о нас. Очень многие израильтяне были сторонниками соглашений, достигнутых в Осло, но они утратили доверие к палестинским лидерам. Это – главная проблема сегодня.

Мы живем в регионе, где Израиль – единственная демократическая страна. Нисколько не собираюсь приукрашивать положение и заметать, так сказать, под ковер наш мусор. Но мы все-таки открытое и демократическое общество. Лидеры палестинцев и другие арабские лидеры постоянно дают интервью на нашем телевидении, выступают в наших газетах. Мы говорим с ними на их языке или с переводчиком. Но в арабском мире подобного не происходит.

Со времен соглашения в Осло израильские политические лидеры так рвались к заключению мирного договора, что они оставляли без внимания многочисленные нарушения предварительных соглашений со стороны палестинцев. Одним из таких нарушений было продолжение возбуждения ненависти против Израиля в палестинских СМИ. Когда мы указывали на это нарушение, политики нам говорили: "Слушайте, да не слушайте вы, что они там говорят в мечетях для своих. Слушайте то, как они начали говорить с вами на новом языке!" И это была огромная ошибка. И сегодня всякий раз, когда американцы спрашивают о чем-то Арафата, они говорят ему: "А теперь, пожалуйста, повторите то, что вы сказали по-английски, на арабском языке вашему народу!"

Я думаю, что все страдания, которые испытываем мы в Израиле, не идут ни в какое сравнение со страданиям, на которые обрекаются сейчас палестинцы. Руководство палестинцев лишь использует эти страдания, но не страдает вместе со своим народом. Посмотрите на бомбистов-самоубийц. Ведь они культивируют самоубийство: речь идет не просто о военной стратегии, а именно об особой культуре самоубийства. Они воспитывают детей, готовя тех к роли бомбистов-самоубийц и обещая этим детям, что они попадут в рай. И это действительно цивилизационная пропасть, над которой очень трудно построить мост.

- Сегодня в Европе – Страстная пятница, и многие, например, немецкие СМИ пытаются рассказать об островках, так сказать, межконфессионального диалога. Ведь Израиль для Западного общества – это в первую очередь Святая земля, здесь постоянно подчеркивается символический статус узкой полосы земли в Восточном Средиземноморье, и Вы, конечно, знаете об этой европейской оптике, поэтому главным символическим предметом, о котором идет спор, здесь считают религиозные святыни. Израиль для многих – это цель паломничества и только во вторую чередь – такая же страна, как всякая другая. Что Вы, госпожа Бен-Итто, думаете о религиозной составляющей палестино-израильского конфликта?

- В основе своей – это не религиозный конфликт. Ну, конечно, если начать читать Библию как исторический источник, тогда всё можно привязать к истории. Но к религии этот конфликт не имеет отношения. Проблема в том, что религия – очень доступный инструмент для возбуждения людей. В каком-то смысле, возбуждение страстей на религиозной почве имеет место с обеих сторон – и со стороны некоторых израильтян, и со стороны палестинцев. Но все-таки у палестинцев это происходит на совершенно другом уровне. В каждой мечети, буквально в каждой мечети есть проповедники, которые постоянно призывают свою паству к насилию и поощряют самоубийц, обманывая молодых людей.

- Госпожа Бен-Итто, в предисловии к русскому изданию Вашей книги о фальшивке, изготовленной, как было неоднократно и неопровержимо доказано, охранным отделением царской России, в предисловии к Вашей книге о "Протоколах сионских мудрецов" Вы пишете о парадоксе такого рода документов. Все понимают, что это – фальшивка, но ведут себя так, как будто это не так. Не срабатывает ли этот печальный механизм массового сознания и в данном случае. Многие люди на Западе и на Востоке внушили себе мысль-алиби: для одних противостояние Израиля и палестинцев – это борьба "враждебных пришельцев" иудеев против "своих" мусульман, а на Западе – это борьба "чужих, но все-таки более близких нам" иудеев против враждебных "мусульман-террористов"? Таким образом, вместо взгляда на палестино-израильский конфликт как на частную гражданско-политическую проблему, мы имеем дело – и на Западе, и на Востоке – с отношением к этому конфликту как к фокусу нового глобального противостояния.

- Я знаю, что после 11 сентября 2001 года идут споры о том, "хороший" ислам или "плохой", призывает он к насилию или миру и т.д. Я думаю, что это – пустая постановка вопроса. Если посмотреть в прошлое, во всякой религии – в её священных книгах, в её учении – есть вещи, за которые сегодня приходится, скорее, стыдиться. Но люди, которые следуют предписаниям своих религий, должны делать свой выбор. Возможно, и в иудаизме, и в исламе есть установления, которые просто не стыкуются с современыми идеями мира и демократического общества. Но это не вина религий. Тот, кто использует эти исторические особенности религий в политических целах, достоин всяческого презрения.

- Однако же, одной из причин нынешней фазы конфликта называют "Интифада Аль Акса" – по имени иерусалимской мечети...

- Но это ведь чистейшая фикция! Никто не покушался на Аль Аксу, никто не строит никаких планов против этой мечети. Но – под предлогом защиты святынь, на которые якобы кто-то покушается, – достойные осуждения циники используют название этой мечети как средство возбуждения людей. Вот почему я должна повторить: никакой религиозной основы у этого конфликта нет. И никакого религиозного компонента у этого конфликта тоже нет. Это конфликт между двумя народами, которым предстоит поделить небольшую территорию, вот и всё.

Мы надеемся, что желание понять, что это так, т.е. что идет не "священная война", а спор о территории, что это усилие придет не от политиков, а изнутри самого общества, потому что иначе оба народа будут продолжать уничтожать друг друга.

Подведем итоги. Война между израильтянами и палестинцами стала, к несчастью, не только реальностью СМИ. Судья из Израиля, Хадасса Бен-Итто обратила сегодня наше внимание на то, что слишком часто уходит из поля зрения западных политиков.

Израиль и Ближний Восток – это в первую очередь территория, на которой живут люди. И лишь во вторую очередь – Святая земля для трех мировых религий. Вот почему тот, кто играет на особом, священном статусе какой угодно территории, кто обещает рай ребенку за то, что этот ребенок убьет себя и своих врагов, должен быть изолирован от общества. Прежде всего – от своего собственного. Вот только в какой мере именно война способна привести к чаемому результату, от этого вопроса не отвертеться и самым тёртым западным политикам, если они надеются провести хотя бы следующие пасхальные каникулы на своей Святой земле, где сегодня идет чужая война.

Контекст

Ссылки в интернете