1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Возвращение полковника Худойбердыева?

Что стоит за сообщением о задержании в Гиссарском районе республики двух «боевиков бандформирования Махмуда Худойбердыева»?

default

Российский пограничник в Таджикистане.

Только что официальный Душанбе отметил «десятилетие 16-й сессии Верховного совета Таджикистана», той самой знаменитой сессии, на которой президента республики Рахмона Набиева сменил на высоком посту Эмомали Рахмонов. И вот, через несколько дней после торжества, таджикские средства массовой информации передали сообщение, которое сразу привлекло к себе внимание экспертов – говорилось о задержании в Гиссарском районе республики двух «боевиков бандформирования Махмуда Худойбердыева». О том, кто такой Махмуд Худойбердыев, и почему упоминание о нем вызвало такое внимание, говорит живущий в Германии эксперт по Центральной Азии Юрий Земмель:

Если результатом четырехлетней гражданской войны в Таджикистане и стало восстановление в республике, скажем так, конституционного строя, то в этом весьма значительна заслуга полковника Махмуда Худойбердыева. Его высокие профессиональные качества и военный опыт, поддержка широких слоев населения не позволили прийти к власти ваххабистским толкователям ислама. С этим, пожалуй, сложно не согласиться, хотя события гражданской войны 1992-96 годов и более позднего времени еще требуют тщательнейшего изучения и оценки.

Предыстория

Махмуд Худойбердыев родился 18 октября 1964 года в Курган-Тюбе. Отец – таджик, мать – узбечка. Махмуд окончил Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище, воевал в составе советских войск в Афганистане, командуя батальонной разведкой. Возглавлял подразделение почетного караула президента Казахстана Назарбаева. В 1992 году полковник Худойбердыев был назначен командиром отдельной мотострелковой бригады быстрого реагирования президентской гвардии Таджикистана. Это была грозная военная сила, с которой невозможно было не считаться.

Махмуд Худойбердыев откровенно демонстрировал свое недовольство президентом Эмомали Рахмоновым и его кадровой политикой. Полковник громко утверждал, что именно он, Худойбердыев, способствовал тому, что никому не известный директор заштатного совхоза оказался в президентском кресле. Очень многих в близком окружении Рахмонова полковник презрительно называл «бандой креслоедов», которая, используя свою власть и попустительство президента, открыто разворовывают республику.

"Здесь нет ни одного политика, который бы не умел красиво лгать"

В феврале 1996 года Махмуд Худойбердыев поднял по тревоге подразделения своего спецназа и двинул их к резиденции Эмомали Рахмонова. Самым категоричным образом полковник потребовал отставки первого вице-премьера Махмадсаида Убайдуллоева, и требование это было удовлетворено. Спецназ вернулся в казармы, а Рахмонов несколько позже позволил Убайдуллоеву вернуться во власть.

Спустя год мятежный полковник снова окружил Душанбе с еще более жесткими требованиями. Есть информация, что тогда президент Рахмонов впал в настоящую панику и готов был уже распрощаться с президентским кабинетом, но спас его Юрий Батурин – в то время советник президента России. Он буквально заставил Рахмонова выступить по телевидению, успокоить народ, пойти на переговоры с полковником и взять ситуацию в свои руки. Президент выиграл время и все сделал для того, чтобы Худойбердыев покинул республику.

«Возмутитель спокойствия» обосновался в соседнем Узбекистане. Тщательно подготовив своих сторонников, Худойбердыев возглавил стремительный рейд на севере Таджикистана и за каких-то четыре часа захватил самую большую область республики – тогда она называлась Ленинабадской. Однако полковник опять излишне доверился политикам. Бывший глава правительства Таджикистана Абдумалик Абдуллоджонов – один из главных претендентов на пост республиканского президента – обещал Худойбердыеву развить события и возглавить восстание во всей республике, но слова не сдержал и сбежал в Америку. Один из близких полковнику людей по этому поводу сказал: «Махмуд слишком часто верит клятвам политиков. А в его стране нет ни одного политика, который бы не умел красиво лгать».

Слухи об участии в антиталибской коалиции

Махмуд Худойбердыев вынужден был скрываться. Два года назад президент и правительство Таджикистана всерьез готовились к отражению очередного нападения Худойбердыева, однако слухи о готовящемся вторжении не подтвердились. Зато в октябре прошлого года из Узбекистана пришло известие о гибели полковника Худойбердыева. Сообщались даже подробности. Якобы представители узбекских властей встретились с полковником и предложили ему принять участие в афганской антиталибской операции на стороне генерала Дустума. Худойбердыев якобы согласился, но затем возник какой-то спор, началась стрельба и бывший заместитель Худойбердыева убил своего начальника. Впрочем, по другой информации, переданной иранской радиостанцией «Хорасан», Худойбердыев погиб в автомобильной катастрофе. Сегодня есть достаточно оснований для того, чтобы считать оба сообщения несколько преждевременными.

Как бы там ни было, открытым остается вопрос: какие чувства, кроме патриотических, двигали мятежным полковником, вновь и вновь выступающим против режима Эмомали Рахмонова? Ведь Худойбердыев мог и при нынешней власти жить припеваючи. Ему не раз предлагались различные посты – от министра обороны до областного руководителя в его родном Курган-Тюбе. Возможно, его устраивала только самая крупная ставка – пост президента Таджикистана. Однако при этом надо было соблюсти, по крайней мере, два условия: придать военному перевороту вполне легитимный характер и не испортить отношения с Москвой, которая давно и явно благоволит Эмомали Рахмонову.

Что могло бы означать для Таджикистана новое появление полковника Худойбердыева?

На это вопрос отвечает таджикский журналист Дододжон Атовуллоев, главный редактор издаваемой в настоящее время в Германии газеты «Чароги Руз».

Многие считают, что события нынешней осени во многом напоминают осень 92-го. Голод, не работают школы, не работают больницы, заводы и фабрики. Председатель Партии исламского возрождения Таджикистана Саид Абдулло Нури в недавнем интервью сказал, что Таджикистану грозят пять опасностей: это усиление радикальной партии Хизб-ут-Тахрир, это наступление со стороны Афганистана ИДУ, это новый вызов сторонников небезызвестного полковника Махмуда Худойбердыева, и, конечно, он назвал низкий уровень жизни и то, что власти до сих пор продолжают преследовать сторонников Объединенной таджикской оппозиции. Фактически, по мнению многих аналитиков, Таджикистан находится на грани новой гражданской войны. Просто счастье Рахмонова в том, что пока недовольная элита, недовольные партии и объединения не могут меж собой договориться. Уже десять лет Рахмонов у власти. Это его последний срок, но он под любым предлогом хочет снова продлить срок своего пребывания у власти. Никто в Таджикистане не верит, что демократическим путем, путем выборов, можно изменить эту ситуацию. Поэтому всеобщее молчание известных людей, полевых командиров, политиков говорит о том, что они готовятся к чему-то другому.

Появление Худойбердыева на политической сцене – абсолютно закономерное явление. Худойбердыев и его сторонники неоднократно предлагали Рахмонову путь компромисса, диалога, но их обращения были отвергнуты властями. Поэтому не исключено, что вокруг полковника Худойбердыева может создаваться мощная общественно-политическая и военная сила, которая будет мощнее, чем режим Рахмонова. Я знаю, что он свободно ездит в Россию, в Украину, в Казахстан, в Киргизию, в Узбекистан. По последней информации, которую мне удалось получить, он уже находится на территории Таджикистана, в Гиссарской долине. Моя газета получает письма о том, что группы людей готовы объединиться с отрядами Худойбердыева и только в нем видят надежду на спасение от этого режима.

Так оценивает развитие событий главный редактор издающейся сейчас в Германии газеты "Чароги Руз" таджикский журналист Дододжон Атовуллоев.