1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Военная победа может обернуться моральным поражением

Главная тема немецкой печати - последствия войны на Кавказе для международной политики.

default

Газета деловых кругов Германии Financial Times Deutschland, в частности, пишет о реакции стран Восточной Европы на военные действия в Грузии:

Война между Россией и Грузией привела к тому, что в Польше произошло маленькое чудо: президент Лех Качиньский и премьер-министр Дональд Туск, вечные соперники, вдруг заговорили одним голосом. Совместно они осудили "империалистические и ревизионистские действия" России. Примерно так же, как и Польша, реагируют и другие бывшие советские республики и бывшие союзники Советского Союза. Правительство Украины, правда, выражается осторожнее: заместитель министра иностранных дел Константин Елисеев указывает, что миротворческими действия российской армии никак назвать нельзя. Российское стремление к гегемонии вызывает серьезное беспокойство. Самая непосредственная угроза нависла над Украиной. В этой стране есть регион, а именно Крым, многие жители которого скептически относятся к его принадлежности к Украине. Российские политики, пусть и не первого ряда, постоянно высказывают притязания на Крым. И неслучайно Россия настаивает на сохранении базы своего Черноморского флота в Севастополе, а также субсидирует развитие русской культуры в Крыму. По мнению украинцев, цель России состоит, как минимум, в поддержании конфликта между преимущественно русским населением Крыма и Киевом, чтобы не допустить вступления Украины в НАТО.

Тему продолжает газета Frankfurter Allgemeine:

В "замороженных конфликтах" на территории бывшего Советского Союза Россия никогда не была тем честным посредником, каким она пытается себя представить. В Абхазии, в Южной Осетии, да и в Приднестровье так называемые российские "миротворцы" всегда попутно выполняли задачу сохранения российского влияния в "ближнем зарубежье" и стремились не допустить, чтобы возникшие на развалинах Советского Союза страны покинули поле притяжения Москвы. Россия зачастую поддерживала сепаратистские элиты, но не решалась пойти на международно-правовое признание мятежных провинций из опасения, что этому примеру могут последовать чеченцы и другие народы на территории самой Российской Федерации. Все это называлось "контролируемой нестабильностью". После подавления сепаратизма в Чечне этот аргумент, судя по всему, утратил значение для Кремля. Настоящим козырным тузом в игре за влияние в "ближнем зарубежье" стала раздача российских паспортов жителям Абхазии и Южной Осетии. Теперь Россия уверяет, что защищает собственных граждан. Именно этот аргумент нагнал страху на страны Балтии, в которых проживают крупные русскоязычные меньшинства. А в Киеве наверняка сразу вспомнили, как Путин, еще в должности президента, в сердцах заявил, что Россия не будет заинтересована в сохранении территориальной целостности Украины, если та вступит в НАТО. На восточной Украине и в Крыму русскоговорящее население составляет большинство. Этот факт Москва могла бы, если понадобится, использовать в качестве предлога.

Газета Tagesspiegel полагает, что несоразмерное применение силы в Грузии обернулось моральным поражением Москвы, но одновременно напоминает, какую неблаговидную роль сыграл в развязывании войны президент Грузии Михаил Саакашвили:

В конфликте с маленькой Грузией российское руководство окончательно утратило чувство меры. По крайней мере, с того момента, как Москва вынесла боевые действия за пределы Южной Осетии и российская авиация начала бомбардировки грузинских городов, военный триумф России обернулся крупным моральным поражением. Общественное восприятие конфликта сразу же резко изменилось не в пользу России. Если в первые дни вину возлагали на "сумасбродного" президента Грузии Михаила Саакашвили, то теперь многие склонны забывать, что это именно его вооруженное вторжение в Южную Осетию привело к эскалации тлевшего уже много месяцев конфликта. Но как должна была выглядеть "правильная" реакция России на эту агрессию? Российские войска находились в Южной Осетии с миротворческим мандатом ООН, так что Россия обязана была действовать. Саакашвили это прекрасно знал, и он явно понимал, что ему неминуемо грозит поражение. Все это Москва расценивает как сознательную провокацию, далеко выходящую за рамки нынешнего конфликта. Президент Грузии явно не смог смириться с тем, что всего несколько месяцев назад его стремление вступить в НАТО было отвергнуто. Теперь Москва обвиняет Михаила Саакашвили  в том, что он пошел на "кровавую авантюру" ради демонстрации того, насколько его страна нуждается в защите.

Обзор подготовил Александр Варкентин

Контекст

досье

портрет

хроника

печать

репортаж