1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Военная доктрина России и Центральная Азия

2 октября министр обороны России на совещании военного руководства представил новую военную доктрину. По мнению обозревателей, некоторые ее положения имеют непосредственное отношение к центрально-азиатскому региону

default

Зачем наращивать ракетный потенциал?

2 октября министр обороны России Сергей Иванов на расширенном совещании военного руководства представил новую российскую военную доктрину. По мнению моего собеседника, российского журналиста, эксперта фонда "Карнеги" по проблемам Центральной Азии Аркадия Дубнова, определенные положения этой доктрины могут иметь самое непосредственное отношение к центрально-азиатскому региону. В частности – положение о возможности нанесения превентивного удара по странам или регионам, где нарушаются законные права российских граждан.

- 2 октября в Министерстве обороны было собрано расширенное совещание военного руководства России, на котором выступил с докладом министр обороны России Сергей Иванов. На этом совещании присутствовал и Владимир Путин. В президиуме кроме президента России и министра обороны не было никого, хотя на совещании присутствовало все высшее руководство России за исключением премьер-министра. Руководители президентской администрации, руководители обеих палат парламента и все ключевые министры следили за изложением фактически новой военной доктрины России, с докладом о которой выступил министр обороны, и которую прокомментировал президент России.

Если не рассказывать подробно о тех достаточно сенсационных заявлениях, сделанные, в частности, Путиным о мощном новом оружии, которое Россия собирается выводить на постоянное дежурство – имеются в виду тяжелые ракеты стратегического назначения, которые до сих пор были в резерве – то наибольший интерес представляет изложение министром обороны списка тех угроз по отношению к России, на которые страна теперь будет реагировать по иному. В частности, впервые в истории современной России была изложена возможность нанесения превентивного удара по странам и регионам, из которых исходят угрозы национальной безопасности России. Эти угрозы распределены на три типа: внешние, внутренние и трансграничные. Так вот: самым сенсационным специалисты считают включение в этот список " дискриминации, подавления прав, свобод и законных интересов российских граждан в зарубежных государствах. В случае возникновения в странах СНГ внутренней нестабильности как межэтнического, так и политического характера, а так же в случае действия того или иного политического режима по свертыванию демократических преобразований может возникнуть потребность в коррекции Россией принципов военного планирования". Специалисты и комментаторы уже назвали это доктриной вооруженного вмешательства.

Как сказал Сергей Иванов, " мы не можем сегодня исключать и превентивного применения силы, если этого будут требовать интересы России или ее союзнические обязательства". Если говорить конкретно о том, какие регионы или страны может иметь в виду министр обороны, говоря, что там могут подвергаться права и законные интересы российских граждан, то эксперты называют фактически два региона – это страны Балтии и Туркмению. Конечно, несмотря на всю накаленность политической риторики по отношению к странам Балтии российской элиты, никто не может себе серьезно представить, что Россия может угрожать вооруженным вмешательством в этот регион. Что же касается Туркмении, то именно эта страна негласно присутствует в списке регионов, которые в российском руководстве рассматривает как регион, откуда исходит угроза интересам российских граждан. В этом отношении стоит вспомнить только напоминание со стороны того же Сергея Иванова, что именно Туркмения отказалась на недавнем саммите СНГ в Ялте подписать соглашение о контроле над ПЗРК типа "Стрела" и "Игла" – это единственная страна СНГ, которая не вошла в попытки координировать свои усилия по контролю за этим оружием, угрожающим гражданской авиации всех стран земного шара.

И как заявил один комментатор на российском телеканале "НТВ", новую военную доктрину следовало бы почитать внимательно Сапармурату Туркменбаши.

Реакция еще последует

- Известна ли уже реакция на известие о новой российской военной доктрине в странах Центральной Азии?

- Мне эта реакция пока не известна, она пока отсутствует, по крайней мере, на официальном уровне представителей руководства. Я думаю, что свидетельством того, как к этому заявлению российского руководства отнесутся страны Центральной Азии, будут не заявления руководства, а официальных пропагандистских аппаратов этих стран. Я думаю, этого следует ожидать в первую очередь от Туркмении и, возможно, от ряда соседних стран.

А какова реакция российских политиков, последнее время поднимавших вопрос о нарушениях прав российских граждан, в частности, в Туркмении?

- Я думаю, в первую очередь внимание было сконцентрировано на достаточно неожиданных заявлениях Путина о приготовлениях к взятию на вооружение российской армией современных ракет стратегического назначения. Я не могу сказать, что в российском обществе первым объектом внимания является отношение к Центральной Азии. Надо к этому относиться реально, но то, что было сказано – было сказано.