1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Водная доктрина Центральной Азии

Страны Центральной Азии вырабатывают единую Водную доктрину. Ее проект в прошедший четверг был презентован в Душанбе в рамках Конференции по улучшению управления водными ресурсами в центрально-азиатском регионе

default

Около 80 процентов водных ресурсов региона формируются в Таджикистане и Кыргызстане

Проект Водной доктрины разработан Исполкомом Международного Фонда спасения Арала при поддержке ОБСЕ. Как показала развернувшаяся вокруг него дискуссия, похоже, что представителям государств региона еще не раз придется сесть за стол переговоров, прежде чем документ будет одобрен всеми сторонами.

Сотрудничество предотвратит конфликты

Идею создания Водной доктрины выдвинул президент Таджикистана Эмомали Рахмон в прошлом году на Азиатско-Тихоокеанском саммите в Японии. Документ должен отразить универсальные для всех стран региона принципы водной политики в условиях роста населения, изменений климата, необходимости защиты окружающей среды и борьбы с бедностью. Соблюдение этих принципов позволит в дальнейшем избегать конфликтных ситуаций между государствами в области распределения и пользования водой, говорит исполняющий обязанности председателя Исполкома Международного Фонда спасения Арала Султон Рахимов.

"С учетом того, что основной сток формируется на территории Таджикистана и Кыргызстана, а используется странами низовья – Узбекистаном, Казахстаном и Туркменистаном, многие эксперты предрекают, что через 10 - 15 лет Центральная Азия столкнётся с очень большим кризисом, что может привести даже к конфликтным ситуациям. Поэтому, если мы будем налаживать эффективное сотрудничество в этой области, то самым ощутимым и неоценимым результатом сотрудничества станет предотвращение конфликтных ситуаций на почве воды", – отмечает Рахимов.

Энергетическая составляющая

Около 80 процентов водных ресурсов региона формируются в Таджикистане и Кыргызстане. Эти республики предлагают соседям совместно осваивать их гидроэнергетический потенциал. Тем более, что запасы нефти и газа в Центральной Азии, по оценкам экспертов, через 60 лет будут исчерпаны. А гидроэнергоресурсы могут обеспечить более 70 процентов потребности региона в электроэнергии. Но сегодня на долю гидроэнергетики приходится лишь 27 процентов от общего потребления энергии в центрально-азиатских странах, отмечает Султон Рахимов.

"С учетом нынешних обстоятельств – катастрофического положения с водой этим летом и энергетической ситуации прошедшей зимой – стала ещё более очевидной необходимость в дополнительных мощностях, как для выработки электроэнергии, так и для регулирования водных ресурсов. Более того, гидроэнергетика может обеспечить регион экологически чистой и дешёвой электроэнергией", - говорит Рахимов.

Мешает разность интересов

Еще 10 лет назад главы государств региона заявляли о создании водно-энергетического консорциума, о разработке новой стратегии вододеления и новых нормативов водопотребления. Однако до сих пор эти планы так и не реализованы. Их осуществлению препятствует разность интересов и подходов наших республик к вопросам использования воды, объясняет Султон Рахимов:

"Основной проблемой, которая становится преградой для полноценного сотрудничества в Центральной Азии, являются национальные политики и интересы стран нашего региона. Дело в том, что страны рассматривают возможности сотрудничества сквозь призму политики самообеспеченности энергией и водными ресурсами. Страны верхнего течения стремятся к энергетической независимости, а страны низовья – к независимости в вопросе ирригации", - говорит Рахимов.

"Убыточные" обязательства

Вододеление в Центральной Азии все еще базируется на документах советского периода. Как тогда, так и сейчас свыше 90 процентов воды рек Сырдарья и Амударья забирается на орошаемое земледелие, для выращивания хлопка и зерна. А ведь именно нерациональная ирригация погубила Аральское море. Директор Института водных проблем Кыргызстана Душен Маматканов отметил, что, выполняя свои обязательства перед соседями, в частности, по сбросу воды из Токтогульского водохранилища, в последние маловодные годы Кыргызстан несёт большие убытки, которые страны низовья ему не компенсируют:

"Если Кыргызстан раньше использовал 12 миллиардов кубометров воды из своих 50-ти, то сейчас только 6 миллиардов. А где стальные 6 миллиардов – они же вниз идут! И все равно дефицит! И опять обвинения в адрес государств верховья! Мы могли бы зимой вырабатывать 2,2 млрд. киловатт-часов электроэнергии. Но мы ничего не вырабатываем и теряем от этого 150 млн. долларов, которые нам никто не возмещает – ни Казахстан, ни Узбекистан. И сегодняшнего кризиса не было бы, ведь Токтогуль – водохранилище многолетнего регулирования. И все вопросы, приводящие к конфликтным ситуациям, были бы сняты. Давайте будем работать дружно и эффективно", - заключил Маматканов.

Заинтересованные и не очень…

Участники конференции не раз говорили о давно назревшей необходимости пересмотреть водопотребление в регионе. Но, похоже, разработка Водной доктрины в большей степени интересует Кыргызстан и Таджикистан – эксперты из этих стран наиболее активно участвовали в работе конференции. По одному представителю Туркмении и Казахстана, скорее, лишь обозначили присутствие своих стран. А представители Узбекистана, забирающего на ирригацию самые большие объёмы воды, на заседании и вовсе не присутствовали. Это отметил, в частности, президент Академии наук Таджикистана Мамадшо Илолов:

"Как мы можем договориться, когда огромная страна – Узбекистан – здесь не присутствует и постоянно не присутствует? Какие могут быть договорённости? Правильно, у стран верховья – свой интерес, у стран низовья – свой. Но мы же должны свести эти интересы, мы же должны договориться! А мы всё усугубляем ситуацию и идём дальше. Это неправильная политика", - сказал Илолов.

Нигора Бухари-заде