1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Вода ушла, а что осталось?

10.10.2002

Сегодня у нас две темы. За что извиняется крупнейший в мире издательский концерн «Бертельсманн»? Как выглядит восточногерманский город Дессау почти два месяца спустя после катастрофического наводнения? Вот с последней темы и начнём. Репортаж подготовила Майке Шольц:

Наводнение снесло 180 мостов, разрушило более 400 километров железнодорожных путей и 740 километров асфальтированных дорог. Так или иначе пострадали от наводнения 337.000 человек. Сразу после наводнения общую сумму материального ущерба оценивали в 10 миллиардов евро, сегодня называют сумму в 22 миллиарда. Но, чем больше цифры, тем меньше можно себе представить, что за ними стоит. А стоят за ними конкретные люди. Например, Лотар Эм. Он живёт в Вальдерзее - том самом пригороде Дессау, который больше всего пострадал от наводнения. На улице ещё стоят там и тут контейнеры для крупногабаритного мусора. Но это уже ничто по сравнению с тем, что было, когда ушла вода:

«Первым делом люди выбросили всю утварь, всю мебель, всё, что было в квартирах: книги, семейные альбомы, всю свою прежнюю жизнь, всё, что разрушила вода».

С утра Лотар Эм отправляется на работу. Он инженер. А ещё - бургомистр Вальдерзее на общественных началах. Вечером он становится штукатуром. Главное - восстановить зубоврачебный кабинет жены. Он на первом этаже и больше всего пострадал. Потому что работать жене негде, а накладные расходы - гигантские. Счёт за электричество растёт как на дрожжах. День и ночь и в доме и в кабинете работают мощные обогреватели-вентиляторы. Проблема ведь не только в том, как высоко поднималась вода, но и в том, как долго она стояла. В Вальдерзее вода стояла целых две недели. Кирпичные стены напитались как губка. Пришлось выбрасывать паркетные полы и ковровые покрытия. Хуже того:

«Вот все и посбивали штукатурку, а где и сама отвалилась, и теперь, в принципе, остались только голые стены».

Только в зубоврачебном кабинете вода наделала ущерба на 80.000 евро. Нанять строителей Лотар Эм не может - он ещё не расплатился за старые кредиты. Примерно такое же положение у доброй тысячи семей в Вальдерзее. Все они получили первые, экстренные выплаты сразу после наводнения. Но этих денег хватило как раз на то, чтобы купить самое необходимое из одежды и утвари. Крупные государственные дотации на восстановление домов и фирм ещё оформляются. Ну а страховок на случай стихийного бедствия никто не заключал:

«Да и вопрос такой просто не вставал. А почему я должен был беспокоиться, если наш посёлок уже добрых 250 лет защищён дамбами, и всё это время никаких наводнений не было».

Но 18 августа дамбу прорвало, Сразу образовалась брешь в 65 метров. И Вальдерзее мгновенно затопило.

«Люди ведь хотят отремонтировать свои дома. Все берутся за любую работу. Но попробуйте с ними поговорить: уже со второго слова поймёте, что все мы боимся нового наводнения. Если бы вовремя наши дамбы привели в порядок, это обошлось бы в сто раз дешевле, чем теперь расхлёбывать эту кашу».

Не надо быть специалистом, чтобы убедиться, что дамбы и сейчас находятся в плачевном состоянии. Они подмыты, осели, наспех залатаны. Нового наводнения они явно не выдержат. Поэтому Лотар Эм ночами сидит за компьютером и пишет петиции в правительство своей федеральной земли Саксония-Ангальт, в ведомство федерального канцлера, в комиссию Евросоюза в Брюсселе. Пока без конкретных результатов:

«Вы знаете, душевный, моральный ущерб для людей оказался таким же тяжким, как материальный, если не хуже. Остаётся только надеяться, что такое не повторится».

А пока Лотар Эм упорно строит и ремонтирует. Ему не привыкать. Ещё во времена ГДР он перестраивал свой дом собственными силами. После объединения страны сам оборудовал на первом этаже зубоврачебный кабинет, приёмную, все подсобные помещения. Руки у него хорошие. Справится.

Скелет в шкафу концерна

«Бертельсманн» - один из самых мощных издательских концернов мира. Это и целый ряд книжных издательств во многих странах, газеты, журналы, телевидение, интернет... Репутация издательства до недавних пор считалась безупречной. И вот - скандал в благородном семействе. «Бертельсманн» догнала история. Сообщение об этом подготовила Патриция Долата:

Кто высоко заносится, тому не миновать упасть. Концерну «Бертельсманн» 167 лет. Из маленького протестантского издательства, снабжавшего своих читателей благостными религиозными брошюрками, он превратился в одну из крупнейших издательских группировок мира. И всегда гордился своей безупречной репутацией. В частности, руководство «Бертельсманна» неустанно подчеркивало, что в 1944 году национал-социалистический режим закрыл издательство. Вот, мол, смотрите, мы с диктатурой не сотрудничали. Но так ли это? Копать под репутацию, как всегда, начали журналисты. К чести руководства концерна надо сказать, что оно отреагировало мгновенно: «Бертельсманн» открыл свои архивы и даже поручил независимой комиссии под руководством профессора истории Тель-Авивского и Калифорнийского университетов Саула Фридлендера рассмотреть выдвинутые против издательства обвинения в пособничестве национал-социалистам. Три года работала комиссия. В результате Председателю правления «Бертельсманна» Гунтеру Тилену пришлось извиняться:

«Мы поставили своей целью как можно полнее осветить исторические факты и заполнить возможные пробелы в освещении истории нашего предприятия. Я сожалею, что в прошлом мы допускали ошибки и упущения в презентации нашего исторического пути. Я с сожалением вынужден признать тот факт, что в годы Второй мировой войны мы получали прибыль за счёт распространения книг, содержание которых совершенно несовместимо с моральными ценностями и принципами, которыми руководствуется издательский концерн «Бертельсманн».

Какие факты стоят за этими округлыми формулировками? Что сумели выяснить историки? Оказывается, именно в годы национал-социализма и войны и начался экономический расцвет издательства «Бертельсманн». Его тогдашний руководитель Генрих Мон сразу почувствовал конъюнктуру: милитаризация Германии отрывала всё больше людей от домашних и городских библиотек. Но солдаты тоже хотят читать. Поэтому необходимо издавать книги карманного формата и брошюры, которые солдат может взять с собою в походном ранце. Сказано сделано: «Бертельсманн» специализировался на выпуске так называемых походно-полевых изданий. Всего за годы войны их было напечатано и продано более 19 миллионов экземпляров. Но хорошо бы издательство ограничивалось при этом классикой и так называемой тривиальной или развлекательной литературой. Однако «Бертельсманн» поставлял и пропагандистскую литературу для солдат Третьего Рейха, и даже откровенно антисемитские тексты. Вот, что говорит об этом председатель независимой комиссии профессор истории Тель-Авивского и Калифорнийского университетов Саул Фридлендер:

«Издание литературы антисемитской направленности продолжалось вплоть до конца войны, то есть, даже в те годы, когда и в городе Гютерсло, в провинции, где находилось издательство «Бертельсманн», не могли не знать о массовом уничтожении восточноевропейских евреев. У нас есть документальные доказательства, что об этом знали. И, тем не менее, некоторые тексты, выпущенные издательством «Бертельсманн» в последние годы войны, практически не уступали по накалу антисемитизма национал-социалистической пропаганде».

И, тем не менее, в 1944 году нацистские власти закрыли издательство «Бертельсманн». Однако, как уверяет независимая комиссия, причиной были вовсе не идеологические разногласия с властями, не близость к клерикальным кругам, противостоявшим режиму, а скорее интриги со стороны конкурентов. Но принадлежавшая издательству типография до последних дней войны продолжала выпускать брошюрки, воспевавшие «подвиги» немецких ассов. В ходе работы комиссии встал вопрос и о подневольных рабочих. Выяснилось, что в собственной типографии издательства в городе Гютерсло работали 9 голландцев. Но что касается условий жизни и труда, то они были практически такими же, как и у немецких рабочих. Другое дело - типографии на захваченных территориях, которые выполняли заказы «Бертельсманна». Член независимой комиссии историк Норберт Фрай рассказывает:

«В этих 6 типографиях в Вильнюсе работали, как нам удалось выяснить, около 50 лиц подневольного труда, литовских евреев. Мы не можем с полной уверенностью утверждать, что они выполняли заказы издательства «Бертельсманн», но и исключить этого нельзя».

Результаты расследования независимой комиссии составили два тома. Комиссия приходит к выводу, что издательство «Бертельсманн», как ни одно другое, сумело нажиться в годы войны. В своей издательской политике оно руководствовалось исключительно конъюнктурными соображениями, об активном сопротивлении национал-социалистическому режиму не было и речи. Но было ли оно исключением? Историк Райнхард Виттманн так не считает:

«Подобная тактика была не исключением, а, скорее правилом для всех немецких издательств в годы национал-социалистической диктатуры. Так что не стоит делать из «Бертельсманна» козла отпущения».

Нынешнее руководство концерна «Бертельсманн», во всяком случае, очень серьёзно подошло к выводам комиссии. С этой недели все исторические архивы издательства открыты для широкой публики. Руководство концерна планирует провести ряд общественных дискуссий с непосредственными свидетелями событий тех лет и выяснить, насколько прибыли времён войны способствовали возрождению издательства в послевоенные годы.