1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Вода в Центральной Азии - нерешаемый вопрос

"Туркменистан, Узбекистан и Казахстан хотят отделить водные проблемы от энергетических. Для них вода – это хлеб и хлопок. Для нас вода – энергия", - говорит гендиректор Таджикского НИИ гидротехники и мелиорации Пулатов

default

Можно ли отделить воду от энергетики? Разные точки зрения разных государств

Все межправительственные соглашения и договоры о вододелении в рамках стран Центральной Азии устарели и должны быть пересмотрены, считают специалисты в Таджикистане. Сегодня на международном уровне признано, что вода является таким же экономическим товаром, как нефть или газ. Однако Кыргызстан и Таджикистан, формирующие и регулирующие сток рек Сырдарья и Амударья, в последние полтора десятилетия не получают от нижележащих стран никакой компенсации за обслуживание гидротехнических и гидроэнергетических сооружений, говорят в Таджикистане.

Например, Токтогульское водохранилище в Киргизии или Кайроккумское в Таджикистане в советские времена были построены для регулирования стока Сырдарьи, которая орошает, в основном, пахотные земли в Узбекистане. Причем, обе республики получают гораздо меньше выгоды от эксплуатации этих гидрообъектов.

Говорит руководитель проектно-конструкторского отдела энергетики Минэнергопрома Таджикистана Хомид Арифов: «Каскады ГЭС на реке Сырдарья в Киргизии и реке Вахш у нас, в Таджикистане, в основном, строились для обеспечения интересов нижележащих государств. И нынешнее положение по использованию трансграничных водотоков является неправомерным. Практика сегодняшнего использования рек идёт в ущерб странам, расположенным в их верховьях – Таджикистану и Кыргызстану. На самом деле страдают не государства низовья, а государства верховья. Ведь в советский период за то, что Киргизия и Таджикистан регулируют и подают воду, им полагалась компенсация, которую они и получали от Узбекистана и Казахстана в виде газа, мазута и угля. Но когда государства разделились, наши соседи перестали давать нам компенсацию. Это несправедливо, это идёт в разрез интересам Таджикистана. И те договоры, которые имеют место сегодня, нужно пересмотреть».

Как считают эксперты в Таджикистане, республики Центральной Азии должны перейти на новые экономически взаимовыгодные механизмы водопользования. Впервые такие механизмы Таджикистан предлагает заложить в Межправительственное соглашение об использовании водных и энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарья. Вот уже третий год оно разрабатывается государствами региона. Соглашение как раз и предусматривает те самые компенсации странам верховья. Но пока стороны не пришли к общему знаменателю.

Переговоры по такому деликатному вопросу, как распределение воды, всегда идут сложно, ведь каждая из стран имеет свой подход, свои интересы, говорит Генеральный директор Таджикского НИИ гидротехники и мелиорации Яраш Пулатов: «У наших стран разные подходы к пониманию использования водных ресурсов. Мы с Кыргызстаном имеем один сценарий. Но Туркменистан, Узбекистан и Казахстан имеют другой сценарий. Они хотят отделить водные проблемы от энергетических. Они говорят, что это разные проблемы, и их нельзя рассматривать вместе. Но если для них вода – это хлеб и хлопок, то для нас вода – это энергия».

Более половины вод бассейна Аральского моря формируется в Таджикистане, а использует республика только 12 процентов этого стока. Тогда как Узбекистан и Туркмения в совокупности забирают порядка 80-ти процентов. Сегодня уже общеизвестно, что Арал погиб из-за нерациональной ирригации в странах, расположенных внизу по течению Сырдарьи и Амударьи. И если гидроэнергетика является водопользователем, то ирригация – безвозвратным водопотребителем.

Поэтому теперь, чтобы спасти и восстановить экологический баланс в регионе, ирригация не должна доминировать в вопросах распределения воды, считает международный эксперт по водным проблемам Мурад Аминджанов: «У нас все орошаемые земли находятся в межгорных котловинах, впадинах. То есть всё, что мы по бортам орошаем, оно спускается обратно в реку и уходит в основной ствол. А когда орошают Узбекистан и Туркмения, они поливают на ровном месте. Вода никуда не может уйти, и они отводят её на местные понижения. Так образовались Арнасай-Айдарсайские водоболотные угодья, Сарыкамышская впадина. Хотя раньше это были совершенно пустые места. А когда Каракумский канал пересекал пустыню в Туркмении, то на площади примерно в 225 квадратных километров образовалась огромная пульпа – около 200 кубокилометров воды просто ушло в пески! Это то, что называется безвозвратным водопотреблением. То есть ирригация хищнически разграбила все водные ресурсы Центральной Азии».

По словам Мурада Аминджанова: «Если говорить о том, что делать дальше, то нужно переходить на новые принципы управления водными ресурсами – на интегрированное управление. В этом интегрированном управлении все основные потребители считаются равными: ирригация, гидроэнергетика, охрана природы и экология, водоснабжение, вопросы рыбного хозяйства и вопросы рекреации. Все эти водопотребители должны быть равными. Никто не имеет права без согласования друг с другом забрать больше воды. А у нас произошёл самый дикий передел. Один доминантный потребитель – ирригация – отобрал все и обделил всех, в результате чего даже рыба по Аралу и нашим рекам исчезла».

Очевидно, что с подобной точкой зрения согласятся далеко не во всех странах региона. Именно поэтому, как считают специалисты в Таджикистане, водные проблемы в Центральной Азии должны решаться под эгидой международных организаций.

Нигора Бухари-заде, Душанбе