1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

“Вместе в 21-й век” - германо-российский молодёжный форум в Берлине

26.05.2002

«Язык до Киева доведет” - гласит русская пословица. Доведёт и до Берлина. С 16-го по 19-ое мая в Берлине состоялась вторая встреча участников германо-российского молодежного форума. О московских днях форума мы рассказали в радиожурнале «Культура сегодня». Идея наладить контакты между молодыми россиянами и немцами пришла принадлежит Людмиле Путиной - супруге российского президента. Госпожа Путина и жена канцлера ФРГ Дорис Шредер-Кропф взяли это мероприятие под свою опеку. Мостом, связующим молодёжь наших стран стал интерес ребят к языку страны партнёра. В Берлин приехали школьники и студенты из разных городов России, изучающие немецкий язык - победители городских и областных олимпиад. И московская и берлинская программы форума были предельно насыщены - конкурсы, соревнования, а в промежутках - дискотеки, ночные клубы, встречи... С ребятами в Берлине побеседовала Ирина Парфёнова.

Что же связывает молодых людей обеих стран, помимо общей истории? Что думают они о своей культуре и культуре страны-побратима? Как нам избавляться от взаимных предрассудков? Сергей Цветков, ученик 11 класса из города Ржева считает, что стереотипы укоренены в культуре и избавляться от них не имеет смысла:

« Обычно у иностранцев Россия ассоциируется с чем? – матрешка, балалайка. Но Россия - это и русские писатели - Пушкин, Гоголь, Достоевский, это наша культура, поэтому мне кажется, что с клише бороться не стоит. Потому что, если мы будем бороться с клише, то, в принципе мы будем бороться и с тем, что Россия дала миру... С нашей культурой, корнями. Говорить, что каждый русский пьет водку, лентяй или безалаберен, совершенно неправильно, но и с такими клише бороться бессмысленно и, пожалуй, не нужно, потому что, в конце концов, все-таки это все равно идет из нашей культуры – Иванушка- дурачок – персонаж из русской сказки, его народ придумал. Поэтому бороться со стереотипами – все равно что бороться против нас самих.

Преимущество подобных мероприятий, пожалуй, в том, что они всё же сами по себе способствуют ломке стереотипов, ставят под вопрос мифы и предрассудки. Послушаем разговор между 17летней школьницей Штефани Хениг из Галле и 17летним учеником Воронежской гимназии Вячеславом Бессоновым. Когда речь зашла о самом устоявшемся клише – загадочной русской душе, Штефи с недоумением, спросила Вячеслава:

Штефи:

«Она такая загадочная? Она действительно такая загадочная?»
Вячеслав:

« Думаю, да...»

Штефи:

« И где же твои секреты в душе?»

Вячеслав:

« Я не знаю, какой-то секрет есть, но это же секрет..»

Штефи:

« Я думаю, он только делает вид, что это так, чтобы казаться интересным...», - пошутила Штефи. Как правило, в каждой шутке есть, доля истины.

Штефи:

«Я думаю, что у молодых менталитет очень похож, но когда я разговариваю, например, со старшими организаторами, то я замечаю, что они другие... Они, не столь расположены к шуткам, у них юмор другой, им многое трудно объяснить... Но, когда я общаюсь с русскими сверстниками, то они для меня все равно, что немцы, что любые другие европейцы - тот же мир, никакой разницы в менталитетах».

Правда, от наблюдательной девушки не ускользнула одна интересная деталь:

« Русские в соревнованиях нацелены на победу, в то время как немцы хотели бы просто поучаствовать и получить удовольствие. В этом разница... Русские тщеславны и во что бы то ни стало хотят победить но, по сути мотивация молодых людей одинакова, и мы , конечно, смеемся над нашими стереотипами, но не принимаем их всерьез».

Штефи хотела бы стать журналисткой и мечтает пройти практику на радиостанции «Немецкая Волна». В беседе случайно выяснилось, что и молодые россияне с большим удовольствием слушают передачи «Немецкой волны». Вячеслав Бессонов, (который, кстати, и со своими российскими товарищами общается исключительно на немецком языке),

постоянный слушатель наших программ:

... потому что, я интересуюсь языком и думаю, что это помогает мне сблизиться с историей народа, с его менталитетом. Меня интересует и культура и политика, .да и знания немецкого языка помогает мне улучшить ваша радиостанция

Вячеслав пожелал, чтобы в передачах радиостанции было больше немецких народных песен, фольклорных песен, из разных регионов Германии, не только из Баварии, песен, любимых всем народом.

Ему кажется, что чем больше слушаешь фольклорную музыку, тем лучше понимаешь истоки менталитета, дух народа, тем ближе становишься к истории немцев...

Над чем и как работали участники форума? Ребята соревновались друг с другом, как индивидуально, так и в группах. 16 мая в так называемый «День действий» у каждой из групп было свое задание. Группа номер 9, в которой оказались Штефи и Вячеслав, называлась «Политика и история». В этот день молодежь встретилась с канцлером Германии Шредером, побывала в рейхстаге и взяла интервью у 80-летнего ветерана Великой Отечественной войны, участника взятия рейхстага. «Где поётся, там хорошо живётся» - в офисе бундеcканцлера гости в знак признательности затянули песню. Канцлер был в восторге – «всегда бы так меня встречали».

На основе увиденного и пережитого предлагалось придумать совместный проект на будущее. Его концепция должна быть созвучна идее форума: «Вместе в 21 век». И ребята придумали:

«Мы сделаем одну большую картину из фотографий, и эти фотографии, связанные с событиями Второй мировой войны, должны будут нам выслать как русские, так и немцы. Собранные вместе, эти фотографии будут сложены в одно огромное солнце. Почему солнце? Потому что солнце одно для всех. У солнца нет языка, солнце - это свет, тепло, символ счастья, радости и мира...»

Семнадцатилетняя Анна Черныш из Тулы:

«Сейчас с каждым днем мы можем наблюдать, как возрастает роль России в мире и может быть со временем - я бы хотела в это верить - возрастет и важность русского языка как мирового языка».

Надежды юношей питают... Но и взрослым немного идеализма и непринужденности – не помешали бы. А язык – немецкий, русский, как сказал Сергей Цветков:

«Язык -это то звено которое нас всех связывает..»

Автор: Ирина Парфёнова

“Pop d`Europe” – фестиваль этно-поп-музыки в Берлине

Признание молодых россиян в любви к немецкому фольклору вполне соответствует духу времени. Музыка народов мира в большой моде. Национальные музыкальные гетто постепенно исчезают, стилевые рамки размываются. В любом приличном европейском музыкальном магазине можно приобрести компакты с напевами африканских пигмеев или коренных обитателей Камчатки. С немецким фольклором сложнее. Что такое подлинная немецкая народная музыка в условиях современной Германии, которая вся – один городской и культурный ландшафт? Горловое пение альпийских горцев или марши деревенских духовых оркестров? На деле то, что называют «немецким фольклором» чаще всего оказывается развесистой туристической клюквой. Да и некогда традиционная музыка других народов - еврейский клезмер, латиноамериканская сальса или романтичные баллады с островов Зелёного Мыса – сегодня вполне добротный европейский поп-мэйнстрим.

Но будущее популярной музыки - за глобальной этно-музыкальной культурой. Так считают организаторы фестиваля “Pop d`Europe”, который откроется 21-го июня в берлинском Доме культур народов мира. Причудливая архитектура этого здания напоминает морскую раковину, поэтому берлинцы прозвали его «беременной устрицей». Лозунг мероприятия с участием десятков коллективов с разных континентов - “Миграция звука в Европе и вне её”. За месяц до начала фестиваля в «устрице» состоялась конференция о будущем глобальной поп-музыки с участием музыкантов, продюсеров и журналистов и этнологов. Говорит организатор фестиваля “Pop d`Europe” Бьёрн Дёринг.

«Я использую понятие «поп-музыка» в качестве фестивальной платформы, но в ходе фестиваля это понятие размывается. Мы стараемся представить как можно больше различных музыкальных стилей. И во всякой музыке можно обнаружить «популярный» элемент и назвать это «поп-музыкой», даже если в её основе – арабские традиционные мелодии».

Басист, барабанщик и продюсер Ю-сеф, родом из Марокко. В последние годы работал в Париже, Лондоне, Нью-Йорке. Ю-сеф признаётся, что для экспериментов по скрещиванию традиционных мелодий Магриба и современных стилей вовсе не обязательно быть марокканцем. Главное - владеть новыми технологиями. Его собственная музыка довольно далека от североафриканских корней. Пропуская сквозь сэмплер традиционные арабские мелодии, смешивая их с урбанистическим хаусом, хип-хопом или драм-н-бэйсом Ю-сеф мастерит приятный во всех отношениях продукт - марокканскую поп-музыку 21-го века.

«Хип-хоп – это фьюжн, слияние различных элементов, да и практически в любой музыке можно обнаружить самые разные влияния. Сегодня мы задаём себе вопрос, куда эта тенденция нас заведёт? Но, возможно лет через 10 мы поймём, что настоящее сокровище. Да и музыкальная индустрия останется в выигрыше. Ведь сегодня и в Африке не так уж редко встречаются современные компьютеры и профессиональный, студийный софтвэр. Африканцы работают с новой технологией также, как и их коллеги в Европе и США.»

Может быть европейцы совершают ошибку, игнорируя технический прогресс и предаваясь иллюзии, что самая правильная этно-музыка та, которую играют разукрашенные туземцы в традиционных костюмах на племенных праздниках? Журналист и этнолог Джей Ратледж – знаток западно-африканской музыки уверяет, что всё, как раз наоборот:

«У меня такое чувство, что те, кто отправляются в Африку на поиски африканской музыки, вовсе не ищут современную музыку. Музыканты внешне напоминающие хип-хоперов в кроссовках, двигающиеся и ведущие себя абсолютно стереотипно, кажутся неинтересными. Типа, ну видели, знаем, небось местная копия американского хип-хопа. Но самое увлекательное в этой музыке – её содержание, за внешним хип-хоперским прикидом скрываются своеобразные и удивительные музыканты».

Фестиваль “Pop d`Europe” открывается 21-го июня концертом под открытым небом – на крыше Дома культур народов мира. Это отличная возможность послушать некоммерческую этно-музыку и возможно самим убедиться в том, что попса, хоть и с этно-привкусом – остаётся попсой. В качестве утешения можно поставить пластинку с напевами папуасов или оригинальной берберской гнавой. Спасибо этнологам.

Тимур Новиков – гуру питерской арт-сцены

Когда выпуск этой передачи уже был практически готов к эфиру, до нас дошло печальное известие, что в Санкт-Петербурге в результате болезни в возрасте 44 лет скончался Тимур Новиков – художник, гуру питерской арт-сцены, неутомимый эстет-фундаменталист. В 80-ые годы Тимур Петрович принял участие в создании "Клуба друзей Маяковского", группы "Новые композиторы" и "Свободного университета" в центральном лектории Петербурга. Новиков снимался в экспериментальных фильмах, ставил спектакли и вместе с Сергеем Бугаевым-Африкой продвигал передовую клубную субкультуру. У меня на связи петербургский писатель и художественный критик Евгений Майзель. Женя, в последние годы Тимур Петрович ослеп и тем не менее оставался одним из лидеров современного петербургского искусства, проповедуя классические ценности и возвращение к фигуративному искусству. Интересно, что аналогичные тенденции, апеллирующие к истории, эстетическому чувству, к позитивному есть и на западе, но никому не удавалось сформулировать цельную теорию и пропагандировать её с такой настойчивостью, как Тимуру Петровичу в Санкт-Петербурге.

Майзель:

«Тимур Петрович был одним из немногих признанных художников, одним из тех, кто в значительной мере влиял и на различные субкультуры, и на художественную жизнь города. Новиков имел безусловное стилеобразующее влияние на группу «Кино» и на движение «Новые Серьёзные», к которому участники группы -- Виктор Цой, Георгий Гурьянов -- относили себя. Песня Виктора Цоя «Следи за собой, будь осторожен» была одним из главных месседжей этого сообщества. Затем, в конце 80-х, группа питерских художников - Тимур Новиков, Сергей Бугаев-«Африка» поехали на Запад, они побывали в Америке, где успели познакомиться с Энди Уорхолом незадолго до его смерти. Новиков, как и Уорхол, был личностью, занимавшейся очень разносторонней культурной деятельностью. Думаю, можно признать, что фактическое влияние Тимура Новикова связано не столько с его непосредственной художнической практикой, сколько с его обаянием и ораторскими способностями, а также способностями в промоушене, рекламе, -- способностью увлекать за собой, попросту говоря.

Затем наш любимый старец оказался причастен к появлению техно-субкультуры в Питере. Родиной рейв-вечеринок в России считается дом номер 145 на Фонтанке, в котором и состоялись первые хаус-вечеринки под руководством братьев Хаас. Начиналось всё с нуля, но уже через пару лет в 92-м году имело место легендарное событие “Gagarin Party” с участием Салмаксова, Михи Ворона и даже нескольких западных ди-джеев».

Художники «Новой академии» и группы «Художественная воля», которую курировал Тимур Новиков, подчас довольно радикальными методами боролись с поверхностной культурой развлечений, пропагандируя серьёзность, классическую красоту, пафос, как новый этап культуры, сменяющий ненавистный им постмодерн. К 500-летию казни Савонаролы неоакадемики устроили акцию, в ходе которой на костре сжигались журналы «Птюч», «Ом», «Художественный журнал», популярная литература, на их взгляд, пропагандирующая насилие и порнографию. После чего на «неоакадемиков» во главе с Новиковым окончательно навесили ярлык воинствующих реакционеров, фашистов.

Питерская арт-сцена стала своего рода антиподом Москвы, где в то время процветал радикальный акционизм и прочие, считавшиеся прогрессивными практики. В какой момент и почему произошёл этот поворот?

Майзель:

«Где-то, начиная с года 95-96 Тимур очень поправел в своих художественных взглядах, он фактически переориентировал всю «Новую академию изящных искусств» на работу с классикой, на классическое фигуративное искусство и чувство прекрасного. Это действительно очень питерская линия. Она связана, как я уже упоминал, и с новыми серьёзными и что тоже очень важно – с некрореалистами, кругом режиссёра Евгения Юфита. Сам Новиков много работал с внешне китчевой, такой лубочной эстетикой. Людям художественно развитым всё это казалось чем-то пошловатым, приторным, самодеятельным и в принципе – постмодернистским. Этот момент неоакадемикам очень часто ставят в укор. Ведь невозможно одной эстетической программой или усилием воли возродить классическое искусство. Любые попытки возродить его образцы оборачиваются эклектикой либо фарсом, то есть, чем-то крайне надуманным. Но «Новая академия» каким-то образом ухитрялась балансировать на этих тонких гранях. Не секрет, что существовало это движение в основном за счёт энергии её основателя. Что станет с неоакадемизмом в Петербурге и в России после смерти Новикова, покажет время».