1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Власти Таджикистана "мирятся" с оппозицией?

Как стало известно в четверг, Генеральная прокуратура Таджикистана закрыла уголовное дело в отношении Дододжона Атовуллоева - главного редактора газеты «Чароги руз», критикующей власти республики. Рассказывает наша корреспондентка в Душанбе Нигора Бухари-заде:

«Дело в отношении журналиста было заведено ещё в 1992 году. Тогда сама газета и её редактор оказались в оппозиционном правительству лагере. Атовуллоев обвинялся таджикскими властями в клевете и публичном оскорблении президента страны, призывах к насильственному свержению существующего строя, разжигании национальной и религиозной вражды. Спустя некоторое время журналист был вынужден покинуть страну, а газета «Чароги руз» стала издаваться на территории России. В июле прошлого года по требованию официального Душанбе Атовуллоев был задержан в Москве. Таджикская сторона направила запрос о его экстрадиции в республику. Однако Генпрокурор России Владимир Устинов отказал в выдаче задержанного властям Таджикистана, мотивируя своё решение тем, что «согласно материалам, предоставленным таджикской стороной, уголовно-правовых оснований для его преследования не установлено».

По словам заместителя Генерального прокурора республики Азизмата Имомова, дело Атовуллоева прекращено на основе Закона «О всеобщей амнистии», принятого по инициативе главы государства в конце августа минувшего года. Решение главного надзорного органа республики вызвало положительный общественный резонанс. Как считает независимый политолог Рашид Гани, амнистия в отношении журналиста – это плюс тому государству, которое стремится быть демократическим, ведь одним из основных признаков демократии является свобода слова, а нормальные доверительные отношения между властями и журналистами – залог успешного формирования гражданского общества».

Мы решили связаться с Дододжоном Атовуллоевым и спросить, что он думает о случившемся.

Дододжон, когда была создана газеты «Чароги руз»? Как она развивалась и что стало ее «визитной карточкой»?

«Чароги руз» была создана еще при Советском Союзе – в 1991 году. Это была первая частная и независимая газета в Таджикистане. Я всегда сравнивал «Чароги руз» с таджикским дастарханом, то есть со столом, за которым могут сидеть и говорить о том, что их волнует, все: и коммунисты, и демократы, и исламисты, и либералы. Но в конце 1992 года после прихода к власти Эмомали Рахмонова все сотрудники «Чароги руз» были объявлены «врагами народа», и на всех нас было открыто уголовное дело. Мы вынуждены были покинуть страну. Потом я в Москве был арестован. И только благодаря вмешательству международных организаций и особенно немецких политиков и журналистов – Йошки Фишера, Томаса Рота, Маркуса Бенцмана и шефа русской редакции «Немецкой волны» Миодрага Шорича – я был освобожден».

Что было бы, если бы Вас все-таки отправили в Таджикистан?

«Вы знаете, мне передавали слова председателя Комитета национальной безопасности Таджикистана. Он сказал: «Моя мечта – лично задушить Дододжона в камере».

Как вы оцениваете случившееся – то, что уголовное дело в отношении Вас прекращено?

«Если это искреннее решение, если это не какая-то провокация, я готов вернуться на родину, и выпускать газету «Чароги руз» в Таджикистане. Я за эти десять лет изгнания очень соскучился по родине. Я хочу, чтобы мою газету люди спокойно покупали в киосках в Душанбе и других городах Таджикистана. Я публично, через «Немецкую волну» заявляю, что я не считаю своими врагами власти Таджикистана и президента республики. Я считаю так: то что мы делаем, идет на пользу таджикскому народу и таджикским властям. Мы не политическая партия, которая хочет захватить власть, мы просто предлагаем, спорим, думаем...»

Как Вы считаете, чем вызвано решение закрыть дело?

«Может быть, так проявляется влияние западных стран. А может быть, это заслуга самой «Чароги руз». Потому что это сегодня единственная газета, которая пишет о том, что сейчас действительно происходит в Таджикистане. С другой стороны, я не исключаю, что в окружении Рахмонова есть нормальные профессиональные политики, которые убедили его, что «Чароги руз» должна выходить на родине и что конфронтация с газетой не принесет пользы никому».

Как Вы пришли к созданию «Чароги руз»? Что значит для Вас эта газета?

«Журналистика для меня – это образ жизни. Я с самого детства мечтал стать журналистом. Я закончил факультет журналистики Московского университета, вернулся на родину, работал в «Молодежной газете». Потом я работал в газете демократической партии, мы занимались организацией первых независимых газет в Таджикистане. Но во всех этих газетах была какая-то диктатура. В одной – демократическая, в другой – коммунистическая, в третьей – либеральная. Поэтому я пришел к мысли о создании своей газеты, в которой был бы представлен весь спектр мнений. У меня двое детей, а «Чароги руз» для меня – как третий ребенок. Если я когда-нибудь умру, пусть сделают две могилы. Одну - для меня, другую - для «Чароги руз». Вот, что значит для меня эта газета».

Дарья Брянцева, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА