1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Власти Таджикистана "мирятся" с оппозицией?

Генеральная прокуратура Таджикистана закрыла уголовное дело в отношении Дододжона Атовуллоева - главного редактора газеты «Чароги руз», критикующей власти республики.

Дело в отношении журналиста было заведено ещё в 1992 году. Тогда сама газета и её редактор оказались в оппозиционном правительству лагере. Дододжон Атовуллоев обвинялся таджикскими властями в клевете и публичном оскорблении президента страны, призывах к насильственному свержению существующего строя, разжигании национальной и религиозной вражды. Спустя некоторое время журналист был вынужден покинуть страну, а газета «Чароги руз» стала издаваться на территории России. В июле прошлого года по требованию официального Душанбе Атовуллоев был задержан в Москве. Таджикская сторона направила запрос о его экстрадиции в республику. Однако Генпрокурор России Владимир Устинов отказал в выдаче задержанного властям Таджикистана, мотивируя своё решение тем, что «согласно материалам, предоставленным таджикской стороной, уголовно-правовых оснований для его преследования не установлено».

Официальная позиция Душанбе

По словам заместителя Генерального прокурора республики Азизмата Имомова, дело Атовуллоева прекращено на основе Закона «О всеобщей амнистии», принятого по инициативе главы государства в конце августа минувшего года. Решение главного надзорного органа республики вызвало положительный общественный резонанс. Как считает независимый политолог Рашид Гани, амнистия в отношении журналиста – это плюс тому государству, которое стремится быть демократическим, ведь одним из основных признаков демократии является свобода слова, а нормальные доверительные отношения между властями и журналистами – залог успешного формирования гражданского общества».

Первая несоветская газета в еще советском Таджикистане

На вопросы "Немецкой волны" Дододжон Атовуллоев ответил, что «Чароги руз» была создана еще при Советском Союзе – в 1991 году. Это была первая частная и независимая газета в Таджикистане. Я всегда сравнивал «Чароги руз» с таджикским дастарханом, то есть со столом, за которым могут сидеть и говорить о том, что их волнует, все: и коммунисты, и демократы, и исламисты, и либералы. Но в конце 1992 года после прихода к власти Эмомали Рахмонова все сотрудники «Чароги руз» были объявлены «врагами народа», и на всех нас было открыто уголовное дело. Мы вынуждены были покинуть страну. Потом я в Москве был арестован. И только благодаря вмешательству международных организаций и особенно немецких политиков и журналистов – Йошки Фишера, Томаса Рота, Маркуса Бенцмана и шефа русской редакции «Немецкой волны» Миодрага Шорича – я был освобожден».

На вопрос, что было бы, если бы Дододжона Атовуллоева все-таки отправили в Таджикистан, таджикский журналист ответил переданными ему словами председателя Комитета национальной безопасности Таджикистана. Он сказал: «Моя мечта – лично задушить Дододжона в камере».

"Я хочу, чтобы мою газету люди просто покупали в киосках..."

Прекращение против него уголовного дела Атовуллоев оценивает так:

- Если это искреннее решение, если это не какая-то провокация, я готов вернуться на родину, и выпускать газету «Чароги руз» в Таджикистане. Я за эти десять лет изгнания очень соскучился по родине. Я хочу, чтобы мою газету люди спокойно покупали в киосках в Душанбе и других городах Таджикистана. Я публично, через «Немецкую волну» заявляю, что я не считаю своими врагами власти Таджикистана и президента республики. Я считаю так: то что мы делаем, идет на пользу таджикскому народу и таджикским властям. Мы не политическая партия, которая хочет захватить власть, мы просто предлагаем, спорим, думаем...

Дододжон Атовуллоев не знает, что послужило причиной прекращения уголовного дела: Может быть, так проявляется влияние западных стран. А может быть, это заслуга самой «Чароги руз». Потому что это сегодня единственная газета, которая пишет о том, что сейчас действительно происходит в Таджикистане. С другой стороны, я не исключаю, говорит журналист, что в окружении Рахмонова есть профессиональные политики, которые убедили его, что «Чароги руз» должна выходить на родине и что конфронтация с газетой не принесет пользы никому».

Газета - его третий ребенок

По словам Атовуллоева, журналистика для него – это образ жизни.

- Я с самого детства мечтал стать журналистом. Я закончил факультет журналистики Московского университета, вернулся на родину, работал в «Молодежной газете». Потом я работал в газете демократической партии, мы занимались организацией первых независимых газет в Таджикистане. Но во всех этих газетах была какая-то диктатура. В одной – демократическая, в другой – коммунистическая, в третьей – либеральная. Поэтому я пришел к мысли о создании своей газеты, в которой был бы представлен весь спектр мнений. У меня двое детей, а «Чароги руз» для меня – как третий ребенок. Если я когда-нибудь умру, пусть сделают две могилы. Одну - для меня, другую - для «Чароги руз». Вот что значит для меня эта газета».

Дарья Брянцева, Нигора Бухари-заде, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст