1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Власти Беларуси не стали более дружественными к правам человека

Глава Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак рассказал DW о ситуации с правами человека в Беларуси и объяснил, что именно тормозит реальные перемены к лучшему в этой сфере.

Демонстрация в Минске накануне Дня воли

Демонстрация в Минске накануне Дня воли, март 2015 года

Долгое время нарушения прав человека в Беларуси оставались главной причиной отсутствия контактов на высшем уровне между Западом и Минском. За последние полтора года ситуация изменилась - во многом благодаря внешним факторам. А также потому, что Беларусь вынуждена налаживать отношения с западными партнерами из-за потребности в кредитах на фоне сокращения возможностей России помогать союзнику в прежнем объеме.

В интервью DW глава Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) Олег Гулак, недавно награжденный премией "За права человека и верховенство закона", которую учредили Германия и Франция,оценил нынешнюю ситуацию в Беларуси с правами человека. Гулак рассказал об основных проблемах, без решения которых сама идея прав человека рискует остаться абстракцией, оторванной от реальности.

DW: Что вы считаете основным достижением и вызовом в сфере прав человека в Беларуси в 2016 году, который отметился очередной оттепелью в отношениях Минска с Западом?

Олег Гулак: Ответ на оба вопроса одновременно - принятие межведомственного Национального плана по правам человека. Есть много оснований для его критики, но впервые в Беларуси принят документ, обозначающий направления перемен. Это достижение. Но пока лишь только план: не произошло системных законодательных изменений, которые можно расценить как последовательное движение в сторону улучшения ситуации с правами человека. 

- Видите ли вы положительные переменыпомимо плана?

Олег Гулак

Олег Гулак

- Уровень репрессий как реакция на общественную и политическую активность снизился, но государство в целом не стало более дружественным к правам человека. Остается и политическая мотивированность в действиях властей, и несправедливое и несовершенное судопроизводство.

Власти отказались (очевидно, что вынужденно, но, тем не менее) от практики пресечения любых несанкционированных акций. Ранее их всегда пресекали, людей разгоняли, наказывали административными арестами. Сейчас акции проходят, но право на мирные собрания остается нереализованным. Например, за активность наказывают неадекватными, слишком высокими репрессивными штрафами.

- Насколько устойчивыми вам кажутся положительные перемены? 

- Об устойчивости можно говорить, когда права человека как ценность являются основой государственной системы управления. В Беларуси этого нет. Здесь это определяется внешними рамками и ситуацией в экономике. Сегодня и то, и другое требуют соблюдения приличий в сфере прав человека.

Если отвечать коротко и просто, то насколько долго власти будут заинтересованы в западных кредитах, настолько долго продлится нынешняя оттепель и демонстрация намерений менять ситуацию с правами человека. Главный вопрос - насколько и когда изменятся эти рамки, изменятся ли отношения с Западом, появятся ли источники денег.

- Каким вам представляется оптимальный вариант добиваться снижение числа нарушений прав человека в Беларуси? Одни говорят, что белорусские власти понимают только язык ультиматума. Другие, напротив, считают такой подход тупиковым.

- Оптимальный вариант - критический диалог на всех уровнях. Мы пытаемся его вести, показать, обосновать, что соблюдать права человека полезно для развития общества, экономики, это экономически выгодно на перспективу. Конечно, должен быть четко понимаемый предел допустимого. Никто ничего не придумал другого, кроме метода кнута и пряника. Нужно поощрять то, что того заслуживает, и показывать, что выход за пределы допустимого чреват ухудшением отношений со странами, где на правах человека основана система управления государством. 

Для того, чтобы идея прав человека не была абстрактной и воспринималась как норма, нужно сделать ее повесткой дня во всех сферах, перевести на операционный уровень. Не оставлять права человека только на уровне большой политики, а вовлечь в их продвижение все заинтересованные лица и стороны в обществе: бизнес, НГО, государство, все структуры, которые непосредственно не занимаются правами человека; показать, что перемены зависят от каждого, кто так или иначе влияет на общественные процессы.

- Но очень распространенным является мнение, что в Беларуси все зависит от одного человека….

 - Не только. Если власти могут себе комфортно позволять нарушать права человека, значит, общество в Беларуси и международное сообщество им это позволяют.

- Какие конкретно проблемы являются на данный момент ключевыми в сфере прав человека в стране?

- Первая - отсутствие эффективных институтов защиты прав человека. Нет структуры, учрежденной государством, которая вырабатывает политику в сфере прав человека, отвечает за ее продвижение, представляет ее на всех уровнях власти и общества и контролирует ее воплощение.

Вторая большая проблема состоит в том, что вся система управления построена на чрезмерной гиперболизации роли государства, и человек с его правами отходит на второй план. В конституции записано, что человек - главная ценность, а де-факто это пирамида, перевернутая вверх ногами. Пока это так, останутся прежними и подходы к решениям любых проблем.

Контекст

Нет в бюджете денег - вводят налог на тунеядство. Люди пьют - забирают детей в приют и заставляют родителей работать и платить за их содержание. То есть проблемы решают, глядя на них не сквозь призму прав человека, а исходя из принципа верховенства государства, которое в первую очередь учитывает свои интересы в ущерб интересам граждан.

У нас часто говорят о балансе интересов личности, общества и государства. Я пытался у многих госчиновников добиться ответа на вопрос: что это за такой государственный интерес, отличный от интересов личности и общества? Носителем какого интереса является государство? Нет ответа. Напрашивается вывод, что в Беларуси интересы государства и интересы его граждан - не одно и то же.

-На днях в Берлине вам вручили престижнуюпремию"За права человека и верховенство закона", учрежденную Германией и Францией. В совместной статье глав МИДов обеих стран сказано, что награждены люди, часто подвергающие свою жизнь риску. Насколько опасносейчас быть правозащитником в Беларуси?

- По сравнению с ситуацией шестилетней давности риск физической опасности сегодня минимальный. Но угрозы сохраняются: неизменными остались все статьи законов, ограничивающие правозащитную деятельность, например, наказание за деятельность от имени незарегистрированной организации.

У властей всегда есть юридическое обоснование для наказания за то, что в любой момент времени сочтут неприемлемым. Над БХК уже 10 лет висят штрафы. Высланной из Беларуси гражданке России правозащитнице Елене Тонкачевой не разрешают вернуться в страну.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:55

Санкции с Лукашенко сняли из-за большой политики (16.02.2016)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме