1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Владимир Сорокин целится в Путина: немецкие СМИ о романе "Теллурия"

Немецкая критика с восторгом приняла новый роман Владимира Сорокина, видя в нем не столько антиутопию, сколько анализ состояния современной России.

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин

Переводные романы нечасто вызывают в Германии столь большой резонанс, как "Теллурия" - новый роман живущего последнее время преимущественно в Берлине и публикующегося в кельнском издательстве Kippenheuer&Witsch Владимира Сорокина. В течение последних двух месяцев пространные рецензии на книгу опубликовали практически все значительные периодические издания страны, роман обсуждали национальные теле- и радиоканалы.

Обложка немецкого издания

Обложка немецкого издания

"Новый роман Владимира Сорокина представляет собой квинтэссенцию того, на что способен этот российский писатель, - считает рецензент Süddeutsche Zeitung. - "Теллурия" - это фейерверк его остро-ироничного мышления и языковой мощи". Автор статьи сопоставляет роман с нашумевшим "Днем опричника" Сорокина и замечает, что если тот был блестящей антиутопией об отгородившейся от всего мира России с ее террористическим режимом, то "Теллурия" читается как поиски "Нового Средневековья" – мира, который может настать, если восторжествует архаичное в человеке. Причем, в Средневековье Сорокина как будто возможно существовать. А, может быть, и нет...

"Сорокин - неизлечимый романтик, - пишет Frankfurter Allgemeine. - Еще его жестокие "ледяные святые" в романе "Лед" хотели на самом деле всего лишь "говорить сердцем", в обход техники, идеологии и самого языка. "Теллурия" - это, в конечном итоге, возвращение к природе". По мнению рецензента, коллектив переводчиков романа с блеском передал жанровое и стилистическое многообразие "Теллурии": здесь есть и сказка, и гангстерская баллада, и энциклопедическая статья, и листовка, и эпическое повествование а-ля "Властелин колец", и библейский пафос, и поэтический вопль в стиле Аллена Гинзберга.

Контекст

Газета Die Welt проводит неожиданные параллели: "Даже батальные сцены в романе Сорокина, обильно украшенные реквизитами и костюмами, не высосаны из пальца: они напоминают развлечения все более многочисленных российских любителей ролевых игр, инсценирующих виртуальные, а порой и реальные битвы - как, скажем, предводитель сепаратистской "Донецкой народной республики" Игорь Гиркин".

Комментатор радиостанции Deutschlandfunk считает, что в своем романе Сорокин целится в Путина, даже если он редко называет его по имени. Он инсценирует его как персонажа "конца времен", чей бюст ржавеет в заброшенном парке рядом с бюстами Ленина и Горбачева...

"Наперекор политическим амбициям Владимира Путина, направленным на территориальную сохранность великорусского государства, Сорокин в своем романе заставляет империю распасться на множество маленьких частей", - констатирует критик еженедельника Freitag. Он пишет о коммуно-феодально-теократической Московии, об обнесенной стеной репрессивной диктатуре, властителей которой подданные для простоты дела именуют "вампирами"... "Как и реальная современная Россия, Россия в романе Сорокина предстает страной, где одновременно сосуществует много разных времен и безвременье, - замечает рецензент. - Ведь и в реальной России сталинизм переживает сегодня обескураживающий ренессанс".