1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Владимир Сорокин: "Российское кино - продукт местного разлива"

Известный писатель был гостем IV фестиваля российского кино "Киноблик". Экслюзивное интервью DW-WORLD.DE.

default

Владимир Сорокин

Девизом четвертого кинофестиваля российского кино в Германии "Киноблик", который проходит в эти дни в Берлине и Штутгарте, стало название книги Юлии Кисиной "Тарантино отдыхает"

- Владимир, действительно ли российское кино, как утверждают, находится на таком подъеме, что можно даже "забыть Тарантино"?

- Я думаю, что русское кино потихоньку возрождается, и у нас восстанавливается нормальное кинопроизводство. Когда мы в середине 90-х снимали наш первый фильм "Москва", производство кино было почти полностью разрушено. Сейчас ситуация меняется к лучшему, но не только потому что появились богатые спонсоры. Кино становится доходным делом: компании вкладывают деньги в кинопроцесс и получают реальную прибыль. Немалую, между прочим.

- Современные российские фильмы могут быть интересны немецкому зрителю или это скорее продукция для внутреннего пользования?

- Это зависит от фильмов, но в целом пока российское кино регионально, это - продукт местного разлива. Хотя, есть, конечно, и удачи, например, такие картины, как "Москва", "4", "Возращение", "Изображая жертву".

- Многие литераторы неохотно общаются с режиссерами, потому что никогда не могут предугадать, что киношники сделают из их произведений. Вы, напротив, автор не только романов, но и ряда сценариев. Почему вы вдруг стали писать для кино?

- Это произошло в середине 90-х годов, когда я немного устал от прозы, и для обновления литературной крови и по воле обстоятельств был приглашен для написания киносценария "Москва". Это был первый опыт, и я волновался, конечно. Но работа получилась, я почувствовал большое удовольствие.

- Вам нравятся фильмы, снятые по вашим сценариям?

- Их пока три - "Москва", "4" и "Копейка" Ивана Дыховичного, и к каждому у меня есть определенные претензии, но в целом я доволен.

- То есть ваш опыт работы с кинематографистами был удачным?

- Безусловно, и мне хотелось бы его продолжить. Сейчас, например, Александр Зельдович, режиссер "Москвы", запускает новый фильм по моему сценарию. Съемки пройдут на Алтае, и уже идет подбор артистов…

- Но писатель - это волк-одиночка, а сценаристу приходиться приноравливаться к команде. Вы же всегда заявляли об индивидуализме…

- Конечно, кино – это совсем другая профессия. Если книга пишется для себя, то сценарий – часть коллективной работы, и необходимо почувствовать себя внутри проекта. Это налагает особую ответственность и диктует особые законы. Поэтому я, скорее, сценарист, а не режиссер.

Кино можно сравнить со строительством корабля: сначала разрабатывается проект, готовятся чертежи. Потом запускается верфь и, наконец, разбивают бутылку шампанского - корабль спускают на воду. Вопрос только в том, поплывет это судно или утонет. Пока все мои фильмы "плывут" хорошо, они востребованы зрителем.

- Вы сами в кино ходите?

- Конечно, это один из моих любимых видов искусства. Люблю и классику, и современные блокбастеры. Так, "Властелина колец", например, посмотрел с удовольствием. Но в то же время люблю и Хичкока, и великого Кубрика, и Линча.

- А немецкие фильмы?

- Если только довоенные картины. Фасбиндер, конечно, большой режиссер, но в его фильмах, на мой взгляд, есть нечто вымученное.

- Ваши книги охотно переводят, в том числе и на немецкий язык, вы часто выступаете с литературными чтениями в разных городах Германии. Немецкая публика отличается от ваших российских читателей?

- Конечно. Она более сдержанна.

- А встречи с публикой вам в целом интересны?

- Такие публичные выступления – это абсолютно не мой жанр и для меня очень мучительный. Но обстоятельства заставляют.

- Какие?

- Деньги нужно зарабатывать.

Беседовала Ирина Фролова

Контекст

Ссылки в интернете