1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Владимир Рыжков: Разрыв между риторикой и жизнью в России больше, чем в брежневские времена

В интервью Deutsche Welle независимый политик Владимир Рыжков заявил, что наблюдается огромный разрыв между либеральной риторикой власти и ее реальными действиями.

default

Владимир Рыжков, архивное фото

По мнению Владимира Рыжкова, сегодня в России нет ни свободы прессы, ни парламентаризма, ни свободного суда для того, чтобы контролировать властную монополию.

Deutsche Welle: Владимир Александрович, судя по заявлениям нового президента , в России должна наступить либерализация режима?

Владимир Рыжков: Я вижу, как это ни странно, что по мере того, как риторика избранного президента Медведева и действующего президента Путина в последнюю неделю становится более либеральной, жизнь становится еще более наполненной произволом, преследованиями и тем, что обычно называется "плохими новостями".

Например, если брать практику Государственной думы, то буквально за последнюю неделю приняты три, на мой взгляд, совершенно возмутительных решения, которые идут вразрез с этой либеральной риторикой руководства страны.

Во-первых, практически отменена конституция в части права народа на референдум. Та редакция, которая принята Государственной думой, это де-факто отмена той статьи конституции, которая гарантирует всенародные референдумы.

Второй такой факт - это отклонение Государственной думой целого пакета законов по борьбе с коррупцией. В частности отклонены инициативы, которые в соответствии с общемировой практикой требуют от чиновников декларировать их имущество и имущество их семей. Эти поправки были отклонены и все это на фоне бесконечных разговоров о необходимости борьбы с коррупцией.

И третий факт - это, на мой взгляд, совершенно возмутительное постановление Госдумы по голоду 1931-1933 годов на Украине, в южнороссийских регионах и в Поволжье. В документе, в частности, можно прочесть такие фразы, что, конечно, жаль, что 7 миллионов людей погибло от голода в силу насильственного изъятия продовольствия (в первую очередь зерна большевистскими властями), но зато вечными памятниками им будут Новокузнецкий комбинат, Магнитка и Днепрогэс, которые до сих пор кормят эти народы. Поэтому наблюдается огромный разрыв между либеральной риторикой и практикой, которая становится еще более авторитарной и произвольной.

- Можно ли говорить, что сегодняшняя власть мастерски освоила демократическую либеральную риторику , и пользуется ей в некоторых случаях даже лучше, чем сами демократы?

- Да, как говорится, набили руку на либеральной риторике, и если читать только их тексты, то может сложиться впечатление, что Россия уже опередила Швейцарию с Голландией вместе взятых по толерантности, открытости, либеральности, верховенстве закона. А если взять практику, то это авторитарное коррумпированное полицейское государство, где преследуются инакомыслящие, идет передел собственности и в массовом порядке нарушаются права человека. Разрыв между риторикой и жизнью сейчас настолько велик, что мне даже кажется, что он больше, чем в брежневские времена, когда с трибун произносились речи о процветании советского народа, а в советских кухнях люди это все озлобленно слушали у пустых холодильников.

- Что происходит с механизмами контроля со стороны судебной системы и гражданского общества, ведь получается, что власть практически бесконтрольна?

- Опять-таки просто красивая риторика, что суды должны быть независимыми, что судьи должны быть авторитетными людьми, что судебная система должна быть автономной от исполнительной власти. Но возьмите практику, и вы не найдете ни одного случая за последние годы, когда суд защитил права кого бы то ни было в процессах против ведомств.

Вот последний случай - когда журналистка Наталья Морарь пыталась оспорить неконституционный запрет на въезд ее в Россию, но победила, как это обычно бывает, точка зрения ФСБ. Суд поддержал точку зрения ФСБ о том, что молодая журналистка представляет собой угрозу для обороны и безопасности страны.

То есть суды стали покорным придатком (как это было и в советское время) чиновничьей вертикали, парламент полностью раздавлен. Неслучайно сейчас заседания Думы заканчиваются до обеда, так как парламент послушно штампует почти без дискуссий все то, что вносит чиновничество. Пресса раздавлена. Недавно Леонид Млечин, известный телеобозреватель, сказал в эфире радио "Эхо Москвы", что журналисты в России превращены в официантов. Единственный вопрос, который они могут задавать своим собеседникам, а на самом деле хозяевам, - "чего изволите?". Поэтому у нас нет сегодня в России ни свободы прессы, ни парламентаризма, ни свободного суда для того, чтобы контролировать властную монополию.

А то, что осталось от гражданского общества - неправительственные организации подвергаются ежедневному преследованию. Мне кажется, что следует ожидать очередной волны репрессий против неправительственных организаций.

- С чем связано то, что вы не приехали на конференцию демократических сил в Петербург ? Каковы перспективы объединения демократов ?

- На мой взгляд, конференция получилась, к сожалению, несодержательной и не принесла ни одного конкретного результата. И не поехал я только по той причине, что такой безрезультатный исход был для меня очевиден заранее. Те люди, которые пытались организовать этот форум, раздавали очень большие обещания своим сторонникам. Обещали, что будет создано новое движение, которое до конца года перерастет в объединенную партию, обещали, что будет сформулирована новая повестка дня, будет выработана единая стратегия. Но ни одно из этих обещаний не выполнено, и как великая победа подается то, что никто не перессорился. Но для того чтобы не перессориться, не обязательно ехать в Петербург.

К сожалению, я уже на стадии подготовки убедился в том, что у участников совершенно разные представления о стратегии, разные приоритеты, разные, и порой противоположные, интересы. На моих глазах возникали и разваливались "Комитет 2008", "Другая Россия", Всероссийский гражданский конгресс, и все это происходило по той причине, что люди не потратили достаточно усилий для того, чтобы прийти к согласию вокруг основных ценностей и задач. К сожалению, это может произойти и в четвертый раз.

- Политика как профессия сегодня умирает?

- Просто она видоизменятся. Дело в том, что в авторитарных государствах политика носит иной характер, нежели в демократических. В демократическом государстве политика - это прежде всего участие в выборах. В авторитарных государствах инакомыслящие к выборам просто не допускаются. Поэтому политическая деятельность в России все больше перемещается в сторону диссидентства, как это было в советское время.

Беседовал Владимир Сергеев

Интервью

Контекст