1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Владения фарси недостаточно

Чего стоит журналистская информация из Афганистана? И во что обходится журналистам эта информация?

default

Патруль на улицах Кабула

На первом этапе антитеррористической операции, когда "Талибан" ещё владел крупными городами, западные и российские журналисты ждали каких-либо известий от представителей Северного альянса в кишлаке Ходжа-Бахауддин и платили немалые деньги за самые минимальные сведения, которые и проверить-то было невозможно.

Сейчас ситуация, казалось бы, решительно изменилась – талибы разгромлены, в Кабул уже прибыла первая группа офицеров международного воинского контингента, призванного обеспечить нормальную работу переходного правительства Хамида Карзая, а само это правительство контролирует ситуацию в стране. Однако вот что передает наш корреспондент Чары Чароев:

- Для западных журналистов находиться на территории Афганистана чрезвычайно опасно. За двадцать лет войны там ничего не производилось, люди занимаются торгом...

...предметом которого легко может стать жизнь работника прессы, ищущего сведений с мест, а не в пресс-центре в Кабуле. Для того чтобы не только не попасть в заложники, но и вызвать доверие у местных жителей, опасающихся шпионов и вообще чужаков, журналисту недостаточно владения фарси - ему необходимо знать диалект кишлака, надо иметь там знакомых доверенных лиц, готовых за него поручиться.

Кроме того, как говорит Чары Чароев, не исключена встреча с рассеянными отрядами талибов или с другими вооруженными группами, не признающими ни новое правительство, ни любопытствующих "гостей" с микрофонами и видеокамерами. Так что журналисту, отправляясь на самостоятельный поиск информации, необходимо подумать, например, о том,

- ...сможет ли он, при встрече с отколовшимися группам, описать все тонкости той ветки ислама, в которую верят они.

В этом смысле журналисты из Центральной Азии имеют в Афганистане значительное преимущество над их западными коллегами с точки зрения получения доверительной информации из удаленных от столицы мест.

Впрочем, и в самом Кабуле работники прессы сталкиваются с немалыми сложностями. С одной стороны, эти сложности связаны с естественными для военных условий ограничениями. Вот что передает из афганской столицы немецкий журналист Флориан Мессманн:

- Днем в столице – это наше впечатление последних десяти дней - можно совершенно свободно перемещаться, можно рассчитывать время, успевать на пресс-конференции. Ночью картина Кабула совершенно иная. С 22 часов вечера до пяти утра действует комендантский час, через каждые двести метров стоят блок-посты, охраняемые двумя вооруженными людьми, о которых нельзя точно сказать, полицейские это или солдаты. Они проверяют каждый автомобиль, останавливают каждого пешехода, и лишь тот, кто знает меняющийся каждую ночь пароль, может миновать эти посты. Мы стараемся избегать таких ночных прогулок, но это не всегда удается. Ночью передвигаться по Кабулу очень тяжело.

С другой стороны, проблемы у журналистов возникают отнюдь не только с афганцами, но и с представителями миротворческих сил.

- Работа прессы, касающаяся международного миротворческого контингента, находится исключительно в руках британских пресс-офицеров. По прибытии группы рекогносцировки в Кабул состоялась первая пресс-конференция, были разрешены съемки, но проходила она своеобразно: после чрезвычайно дотошного осмотра около ста журналистов стали проталкиваться в штаб-квартиру в поисках собеседников для интервью, но тон британских офицеров, вся манера обращения с прессой была временами по-настоящему хамской, а фотосъемки прерывались порой самым грубым способом.

По нашему опыту и из разговоров с другими немецкими коллегами, поток информации в последние дни был очень ограничен. И нам нелегко определить, с чем это связано – то ли такое обращение вызвано боязнью разглашения каких-либо военных тайн, то ли британское военное командование вообще не испытывает большого интереса к освещению событий прессой. Как бы то ни было, при таких условиях нам трудно составить представление об истинном положении дел в международном миротворческом контингенте.