1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Витебские бани не справляются с наплывом граждан

Шагаловского Витебска с бревенчатыми домиками давно уже нет. Многоэтажки изменили облик города, а квартиры с удобствами - образ жизни горожан. Но для многих неизменной осталась страсть к парной бане с березовым веником.

default

Народная поговорка гласит: «В бане мыться - заново родиться». И все же не только забота о здоровье побуждает наш народ любить баню.

В бане душа отдыхает

«В баню я обязательно хожу раз в неделю. Только там отдыхаю и телом, и душой», - говорит Татьяна, заядлая парильщица, тем самым, подтверждая еще одну народную мудрость: душистый пар не только тело, но и душу лечит.

«У нас парилка рассчитана на 200 человек в день, а проходит 350, бывает и по 500 человек в день»,- рассказывает Анатолий Терещенко, заведующий баней № 1 Витебска. Всего же в городе семь общественных бань, и все они работают почти на износ.

Баня без пара, что щи без навара

Основная часть витебских парильщиков предпочитает именно баню №1, что на улице Комсомольской. Там постоянно очереди, как и в бане в Лучесе. «Мы в месяц обслуживаем примерно шесть тысяч человек, а бывает и 7, а то и 8 тысяч. Бань городу явно не хватает», - считает работник бани Анатолий Семенович.

Пар костей не ломит - так в народе говорят, а чтобы этот самый парок добыть, нужны дрова, но не всякие. От 20 до 26 кубометров дров в месяц требуется только для одной парной. Лучшие дрова – это береза, ольха, ясень.

«Но приходится топить всем, что привезут из лесхоза», - сетует Анатолий Терещенко, чья баня находится в подчинении витебского «Водоканала». Именно эта организация и закупает дрова у витебского лесхоза, равно как и веники березовые и дубовые.

Веник в бане - всем начальник

Но народ предпочитает веники покупать на рынке у частников – с душой сделаны, а те, что в бане продаются – ужасные, одни прутья, а ими не попаришься. Такие же претензии к лесхозовским веникам и у заведующего баней. Он понимает, в чем тут дело, но баня – не его частный бизнес, поэтому изменить ситуацию Анатолий Терещенко не может:

«Эта работа мелкая, только для частника, а для лесхоза эта государственная нагрузка не нужна».

И народ делает свой выбор - отдает почти по два доллара за веник частнику, а семидесятицентовые веники лесхоза, истлев от времени, отправляются на помойку. А все потому, что в бане веник - начальник.

«Веники березовые, дубовые, кленовые, березово-кленовые. А это - липа, но без цветов. Нет в этом году на липе ни одного цветочка»,

- рекламирует на Смоленском рынке свою продукцию, которая хоть и с некоторым дефектом, Люба, жительница поселка Сурож. Любители парной Любины веники разметают мигом - пушистые, душистые, да и женщине не малого труда и дальней дороги стоили. Вязала веники женщина сама в двадцати километрах от Витебска недалеко от Двины, в лесу, где трава и крапива по пояс.

Мочалка на дереве – солдат на «дембеле»

А еще многие парильщики, как женского, так и мужского пола, в веники добавляют можжевельник и крапиву. «Такой вот своеобразный садомазохизм»,- смеется Анатолий Семёнович. Он рассказал мне еще об одной народной примете: если деревья возле бани увешаны мочалками, значит у солдат «дембель». Две воинские части в количестве тысячи двухсот человек раз в месяц моются в бане на улице Комсомольской. Бане это выгодно: расход воды на них маленький - солдаты быстро моются.

Кстати, билет в баню стоит полтора доллара, хотя его себестоимость раза в три выше. Но городские власти выделяют на содержание бань дотации, так как наш человек совершенно убежден в том, что в который день паришься, в тот день не старишься.