1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Вина, как вино - выпили, и ее нет "

Во время немецкой оккупации десятки тысяч белорусов были угнаны на работы в Германию. Регина Лаврович - одна из них. Сегодня она - председатель общественного объединения "Доля", организующего помощь бывшим узникам

default

фотография из архива

DW -RADIO : Регина Александровна, Вам было 13 лет, когда началась война. Где она вас застала?

Регина Лаврович: Я жила в Люблинском районе Минской области. К 1942 году там уже полностью была партизанская зона. Немцы у нас не появлялись. Они просто боялись туда сунуться. Партизан было так много. Они жили в деревне, и нашу деревню разбомбили. Взять ее не могли приступом. И просто ее спалили из воздуха. Потом в 43-м мы жили в лесу. Рядом с партизанами выкопали землянки, и целый год жили в лесу.

DW -RADIO : А как немцы до вас добрались?

Регина Лаврович: Началась блокада, потому что с востока уже наступала Красная Армия, и у немцев в тылу оказалась огромная партизанская зона. Им нужно было расчистить себе дорогу. И тут уже вступили в силу фронтовые части. Кто-то умный покомандовал: "Всем уйти в лес!" И мы все, люди с детьми, пошли в лес и жили там двое суток на снегу. Был январь месяц.

DW -RADIO : А те, кто остались?

Регина Лаврович: Всех, кто был в землянках, просто расстреляли. Не разбираясь - старые, малые, их просто расстреляли. Потому что это был лес, это было явно связано с партизанами.

DW -RADIO : Что ваша группа тогда сделала?

Регина Лаврович: Кто-то дал команду: "Пойдем сдаваться". Я очень хорошо помню эту картину, как в кино. Представьте себе: орава людей, сани, лошади, дети кричащие, плачущие, голосящие бабы... и вот мы выбирались из лесу и шли навстречу армии. Окружили нас сразу, и нас всех погрузили в грузовики и повезли уже в районный центр."

DW -RADIO : Вас отправили в южную Германию, Вы жили там в лагере и работали у немецких хозяев на кухне. Как к Вам относились?

Регина Лаврович: Молодая женщина - "тохтэр" - она была такая рассеянная, ей было все равно; а бабушка была очень злая, старая, сгорбленная, она на нас стучала палкой; а "муттэр" была хорошая женщина. Фактически, она мне спасла жизнь. Потому что есть было нечего абсолютно, нас очень плохо кормили. И она мне оставляла там что-нибудь в сторонке, я всегда что-то находила, и вот так она меня поддерживала.

DW -RADIO : В вашей организации уже семь лет работают немецкие волонтеры. Чем они вам помогают?

Регина Лаврович: Я помню, у нас был Хайнер, очень активный молодой человек. Он нам помог сделать два проекта, и мы отправляли своих узников в те места, где они были когда-то, в Германию. Вот это - только с его помощью. И я побыла в том месте... Представляете? Где меня освободили уже...

DW -RADIO : Немецкие организации мотивируют волонтерскую работу виной немцев. Вам кажется, что немцы должны и в будущем искупать свою вину?

Регина Лаврович: Вина уже все - Бог с нею. Вина как вино - выпили, и нет ее. А вот разрушить стереотип, что нынешние немцы – это уже не такие, это, по-моему, самое главное. Понимаете: у нас на сегодняшний день примирения особого нет к немцам, особенно среди участников войны.