1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Галерея

Вильгельм Гауф

09.12.02

За два столетия такие герои сказок Гауфа, как Маленький Мук, Калиф-Аист, Карлик-нос, действительно завоевали сказочную популярность. Но о короткой жизни их создателя, к сожалению, известно не много. Он умер незадолго до своего 25-летия, оставив после себя, тем не менее, 36 томов ярких, талантливых произведений.

Словарь Брокгауза и Эфрона характеризует Вильгельма Гауфа как романтика младшей школы и сравнивает его с Гофманом.

"Уступая своему учителю в силе и глубине фантазии, Гауф далеко превосходил его ясностью образов и мысли, законченностью формы и изяществом языка. В его сказках бездна добродушного веселого юмора, одинаково обаятельного и для детей, и взрослых".

В своих произведениях Гауф старался не поучать читателя, не морализировать, а развлекать и веселить. Выводы же читатель делал сам. А если герои сказок Гауфа и попадали в затруднительные положения, то всегда ненадолго. Немецкий романтик-гуманист был убеждён в том, что никто не должен страдать вечно. Возмездие необходимо, но на милосердие имеют право даже злодеи.

Вильгельм Гауф родился в Штуттгарте в 1802 году в семье государственного служащего. Отец Гауфа работал в юридической службе Вюрттембергского правительства. Маленький Вильгельм обожал своих родителей.

От отца он унаследовал романтические фантазии и свободолюбие. Возможно, именно из-за своего свободомыслия отец Гауфа и оказался в тюрьме. Его заподозрили в принадлежности к некой подпольной, революционно настроенной организации. Позднее, правда, он был реабилитирован, но, подорвав здоровье в тюрьме, умер в возрасте 37 лет. Для семилетнего Вильгельма Гауфа смерть отца стала большим потрясением, а для всей семьи она означала коренной перелом в жизни. Позже Гауф с глубоким чувством опишет судьбу отца в новелле "Портрет императора".

Матери Гауфа с двумя сыновьями и двумя дочерьми пришлось переехать в Тюбинген. Здесь в доме деда в распоряжение детей была отдана огромная библиотека. Вильгельм запоем читал все, что попадалось под руку: романы про рыцарей и разбойников, сказки братьев Гримм, произведения Шиллера и Гете, Вольтера и Вальтера Скотта, сборники шотландских, французских и немецких сказаний. Прочитанное перемешивалось в голове мальчика с его собственной буйной фантазией. От матери он унаследовал вкус к сочинительству и очень рано заменил ее в качестве домашнего сказочника.

По вечерам Вильгельм в семейном кругу рассказывал сочинённые им волшебные сказки о приключениях бравого Ганса, обладателя башмаков-скороходов, которому удалось отобрать у разбойников их сокровища.

Младшие сестры ликовали, и когда одна сказка заканчивалась, они требовали, чтобы брат тут же начинал рассказывать новую. Вильгельм никогда не возражал, и уже через несколько минут все вновь погружались в заколдованный мир гномов, противных королей и странных фей, капризных принцесс и отважных рыцарей.

Семья Гауфов была не богатой. Поэтому было решено, что университетское образование получит старший брат Герман Гауф. Именно на него возлагались серьезные надежды. Вильгельму же не оставалось ничего иного, как поступить на богословский факультет евангелической коллегии в Тюбингине. Поскольку в те времена занятия богословием поощрялись, то государство брало все расходы на себя. Гауф занимается богословием и философией, но подлинным источником вдохновения для него становятся традиции позднего немецкого романтизма "швабской школы", основоположником которой был поэт Людвиг Уланд. В это время Гауф пишет песни, которые из-за их лёгкости и задорности с удовольствием распевали студенты. Но молодой человек мечтает о славе писателя. Рассказывает литературный критик, профессор Вильфрид Шоллер:

"Больше всего Гауфу хотелось стать немецким Вальтером Скоттом. Благодаря своим тривиальным историческим романам этот писатель пользовался в Англии огромной популярностью. Такого же успеха Гауфу хотелось добиться в Германии".

Студенческие годы Гауф проводит в забавах. Вильгельма все любили за его красноречие, остроумие и за его проделки. Он мог, например, ночью поменять вывески на магазинах, чтобы утром посмеяться над горожанами, недоумённо разглядывавшими свежие булочки в витрине аптеки. Гауф и его дружки называли себя "факелоносцами" и, в подтверждение своих горячих порывов и пламенных чувств, носили красные штаны. По инициативе Гауфа, в "факелоносцы" они посвятили даже возвышающуюся на скале в Тюбингене статую святого Георгия, выкрасив ноги благочестивого мужа в красный цвет.

Впрочем, уже в скором времени Гауф остепенился и в своих сатирических очерках "Мемуары сатаны" посмеивался над юношеской легкомысленностью. Словно зная о том, что жизнь его будет недолгой, Гауф стремительно совершенствуется в своём творчестве. Как отметил Вениамин Каверин,

"Трудно представить себе, что все произведения Гауфа были созданы меньше, чем за три года. И созданы очень молодым человеком, не успевшим приобрести ни жизненного опыта, ни мастерства. Гауф никогда не опускается до упрощений, последовательно ведет читателя вперед и выше, как бы заставляя его стремиться туда, где он, читатель, еще не был".

В 1824 году Гауф завершает обучение, но профессиональным богословом не становится. Он получает место домашнего учителя в семье барона фон Хюгеля. Для Вильгельма Гауфа это была возможность заработать себе на жизнь. В это же время он начинает записывать сказки, которыми он развлекал детей. Параллельно Гауф работает над своим историческим романом "Лихтенштейн".

В 1827 году писатель получает место редактора в популярном штуттгартском альманахе "Моргенблатт", где и были опубликованы все три тома его фантастических "Сказок для сыновей и дочерей образованных сословий". В это же время он предпринимает путешествие по Европе и Германии.

По мнению большинства исследователей, Гауф вовсе не был аполитичным. Рассказывает Вильфрид Шоллер.

"Он знал, например, о судьбе Кристиана Фридриха Даниеля Шубарта, который десять лет провел за решеткой без суда и следствия лишь за то, что нелестно высказывался о герцоге. Он знал и о людях, которые не осмеливались выражать политический протест. Тем не менее, глубокого интереса к политике Гауф не проявлял и не собирался писать политические программы. Писать он хотел в сердцах читателей".

Есть, правда, одно произведение, которое четко отражает отношение писателя к положению женщины в тогдашнем обществе. По словам научного сотрудника музея Гауфа Кете Бетц, взгляды Гауфа были для того времени очень демократичными.

"Особое место в творчестве Гауфа занимает книга под названием "Дневник для Дам". По своему содержанию это – призыв к эмансипации женщин. В то время это было нечто революционное. В книге Гауф утверждает, что женщина должна уделять внимание и себе, а не только трём столпам немецкой жизни - кухне, церкви и детям".

Свою сатирическую пародию "Человек на луне" Гауф опубликовал под именем модного тогда прусского автора Генриха Клаурена. Гауфа раздражало, что за бездарные любовные романы авторам выплачивают баснословные гонорары. Публика с восторгом встретила новый роман псевдо-Клаурена, но вскоре подлог был обнаружен, и разразился скандал. По решению суда, Гауфу пришлось уплатить штраф в размере 50 талеров, зато его имя получило широкую известность в литературных кругах.

Литературную славу Гауфу принёс, конечно же, его роман "Лихтенштейн", по праву считающийся одним из лучших образцов исторической литературы в Германии. Правда, и здесь не обошлось без бурной полемики. Некоторые критики считали "швабскую школу" реакционной, поскольку она, дескать, идеализирует средневековый уклад жизни. Критиковали Гауфа и за то, что он якобы исказил события крестьянской войны 16 века. Тем не менее, в целом, отклики были положительными, читателям книга понравилась. А Гауф сумел осуществить свою мечту. Рассказывает Кете Бетц, сотрудник музея Гауфа:

"Критики назвали Гауфа немецким Вальтером Скоттом. Он очень удачно в историческом отношении описал то время. Роман стал настоящим бестселлером, и его читают до сих пор".

Кстати, в Германии, в Баден-Вюрттемберге, роману "Лихтенштейн" был сооружён своеобразный памятник. В 1840 году герцог Вильгельм фон Урах, вдохновленный романом Гауфа, распорядился выстроить точно такой замок, какой описан в романе "Лихтенштейн". Сегодня на плод фантазии Гауфа приезжают посмотреть тысячи туристов.

Однако прославился Гауф, главным образом, своими сказками, которыми и по сей день зачитываются дети. Первый том его сказок - "Караван" - вышел в свет в 1826 году. Это самый "восточный" и, пожалуй, самый живописный сборник. Создавалось впечатление, что Гауф очень хорошо знал Восток, жил там или много путешествовал. А ведь в действительности он никогда не был в странах, традиции и нравы которых он описывал. Возможно, некоторые элементы восточной экзотики он позаимствовал из сборника сказок "Тысяча и одна ночь". Впрочем, Гауф вполне мог положиться на собственный литературный талант и свою безграничную фантазию.

Вошедшую в этот сборник сказку "Маленький Мук" знают, пожалуй, все. Прототипом Мука был отец Гауфа, так же, как и Мук, пострадавший от несправедливости. И лишь чувство человеческого достоинства позволило ему устоять перед трудностями. А карликовое государство, которое можно обойти за восемь дней, напоминало тогдашний миниатюрный Вюрттемберг.

Во втором томе - "Александрийский шейх и его невольники" - особую популярность приобрела сказка "Карлик-Нос" о том, как злая колдунья превратила мальчика Якоба в карлика. Эта сказка была несколько раз экранизирована, многие театры мира включили её в свой репертуар.

Третий том сказок Гауфа называется "Харчевня в Шпессарте". Вошедшая в него сказка "Холодное сердце" отличается какой-то особой музыкальностью. Может быть, поэтому её часто называют симфонией. Главная мысль этой сказки: лучше оставаться бедным, чем быть богатым, но обладать холодным сердцем.

В 1827 году Гауф неожиданно заболел. Врачи предполагали тиф. Помочь ему они не смогли, и вскоре писателя-сказочника не стало. Ему было всего лишь 24 года. Однако после себя он оставил свои полные жизни волшебные сказки. В них Гауф мастерски сочетал романтическую фантазию и реалистическую критику. Впрочем, Гауф не ставил перед собой цель критиковать своё время. В первую очередь, он хотел развлекать своего читателя. Как писал Готтфрид Келлер,

"Гауф, похоже, был настоящим гением, настоящим поэтом. Его простой, наивный стиль приводил в восторг Гёте".

Мария Жоглева, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА