Виктор Ерофеев: Сталин приказал долго жить | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 24.01.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Виктор Ерофеев: Сталин приказал долго жить

Минкульт России отозвал прокатное удостоверение на фильм "Смерть Сталина". Черный юмор комедии там сочли чуть ли не экстремизмом. Вот что думает об этом писатель Виктор Ерофеев.

После диких скандалов с фильмом "Матильда" и балетом "Нуреев"  на головы просвещенной российской публики обрушился новый шквал великодержавной истерики: запрещена к показу в России английская комедия "Смерть Сталина". Этот запрет - важная веха на пути к "светлому будущему", как его представляет, в частности, Министерство культуры.

Новый скандал набирает силу цунами. В него включились депутаты Думы, крупные чиновники, элитные коммунисты, режиссеры и писатели, известные квасным патриотизмом, юристы, кремлевские идеологи и просто опытные, расчетливые циники.

На что все это похоже?

В каком-то не самом лучшем аэропорту одной из развивающихся стран, как теперь принято говорить, я видел из иллюминатора, как наш самолет, движущийся к взлетной полосе, преследует с яростным лаем огромная свора одичавших собак. Они подпрыгивали в воздухе, падали в бешенстве друг на друга и мчались за самолетом дальше. Потом самолет взлетел, а собаки разбежались - до следующего полета.

Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев

Я видел комедию "Смерть Сталина" осенью прошлого года в Лондоне и могу сказать, что фильм состоялся в соответствии с обещанным жанром: он родился из комикса и перенял глумливый юмор этого не привившегося в России искусства ХХ века. Обижаться на кинокомикс, который подкалывает своего зрителя и обещает полуторачасовой троллинг, так же глупо, как обижаться на наши отечественные анекдоты, например, про Штирлица и Чапаева и частушки, полные нецензурных образов, выпадов против всех и вся. Но дело, конечно, не только в не понятом депутатами жанре.

Дело в том, что (перефразируя Льва Толстого) демократия в каждой демократической стране имеет свою специфику, а вот тоталитарные и авторитарные режимы - близнецы-братья. Они перво-наперво объявляют себя духовными избранниками всего человечества. В истории своей страны отрицают все мерзости и превращают ее в коллективное житие святых. Зло у них приходит из-за границы, а заграница вербует пятую колонну.

В самой сущности тоталитаризма заложен глобальный страх. Это показано в английском фильме с очевидным мастерством: там играют прекрасные актеры. Но главный герой "Смерти Сталина" - это даже не страх, не воля к власти и не поиски безнаказанности, а трусость, порожденная именно страхом.

Контекст

Трусость, подкожная трусость делает все окружение Сталина, всех этих мелких по сравнению с ним палачей, которые подписывали по его указке тысячи смертных приговоров невинным людям - Молотова, Маленкова, Хрущева, ну и, конечно, Берии - юмористическими персонажами черной комедии. Все они панически боятся и Сталина, и его смерти, и друг друга. Как и полагается в анекдоте, они лишь отдаленно похожи на реальных исторических трусов. Придираться к этой непохожести  - значит ничего не смыслить в искусстве. Но ведь не зря в сталинское время сажали на годы в ГУЛАГ за анекдоты: страна в то время, как на моей памяти удачно сказал Фазиль Искандер, превратилась в детский сад строгого режима.

И Россия вновь возвращается в этот детский сад. У нас снова политики переродились в воспитателей, которые ставят провинившихся в угол, бьют по рукам или отправляют на перевоспитание в темную комнату. А остальных заманивают тульскими пряниками.

И главное слово в этом детсаде: НЕЛЬЗЯ! А это НЕЛЬЗЯ, как уверяют воспитатели, вовсе не цензура, а забота о нравственности.

Что ж: любая цензура открещивается от самой себя заботой о нравственности и невинности населения. Во имя этих великих целей жгут книги и запрещают фильмы, спектакли, пушкинскую "Сказку о попе..."

Но думать, что в российском детском саду действительно заботятся о детях, - это бред. Воспитатели заботятся о себе, стращая детей, каждый - о себе, чтобы продлить свою жизнь воспитателя, чтобы не вылететь из "обоймы", а в конечном счете чтобы не попасть в мясорубку новой неведомой власти.

Уже давно мы не удивляемся тому, что Россия шагает в сторону фундаментализма - со всеми последствиями этого марша, братаясь со странами-изгоями и отрицая общечеловеческие ценности. Но все-таки почему поднят такой крик по поводу этих сталинских соколов с подбитыми крыльями, с их женами, сидевшими для острастки  самих соратников по тюрьмам? Почему все вступились за Жукова, который считал, что военная цель оправдывает любые средства и жертвы? Почему при этом нужно апеллировать к ветеранам, если они-то и есть очевидцы войны, которые знали, как это делалось, как не жалели солдат? А эта обида за сталинский гимн и прочие атрибуты сталинизма - это что, крокодильи слезы депутатов?..

В том-то и беда, что не все тут слезы крокодильи.

Сталин сделал свое дело: он создал особый вид людей, которые прославляют, плюя на исторические факты, своего палача-диктатора, уничтожившего тех, кто был возможно или реально создан из другого теста, кто имел свое собственное достоинство и понимал, что такое честь. Сталин вывел новый сорт людей, и эти люди не дадут Сталину умереть навсегда. Они жаждут его воскресения, они хотят его видеть на историческом престоле. И такой Сталин сам на радостях приказал себе долго жить в России - в самом прямом значении этих слов.

Виктор Ерофеев, писатель, литературовед, телеведущий, автор книг "Русская красавица", "Хороший Сталин", "Акимуды", "Розовая Мышь" и многих других, кавалер французского Ордена Почетного легиона.