1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Виктор Ерофеев: Почему РПЦ считает, что детей надо бить

На Западе за телесные наказания детей их родителей могут посадить в тюрьму. В России тоже решили принять подобный закон. Но церковь - против. Комментирует писатель Виктор Ерофеев.

Российское общество, состоящее из людей прямо противоположных взглядов и ценностей, снова прекратилось в бушующее море. Точь-в-точь, как в сказке Пушкина: "На море черная буря: так и вздулись сердитые волны, так и ходят, так воем и воют". На этот раз буря случилась по поводу одного из "вечных" вопросов: можно ли родителям физически наказывать своих детей?

Российские законодатели пришли к мысли, что за физическое наказание детей родителей можно и нужно приговаривать к двум годам тюрьмы. Теперь президент должен поддержать эту идею или опровергнуть. Но пока этого не произошло, в бой вступила Русская православная церковь.

"Не вызывает никаких сомнений, что дети должны быть защищены от действительно преступных действий, кем бы они не совершались, особенно когда речь идет о преступном насилии. Однако, - говорится в заявлении РПЦ, - нет никаких реальных оснований для того, чтобы приравнивать к таким преступным посягательствам разумное и умеренное применение любящими родителями в воспитании ребенка физических наказаний".

Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев

Мне как выпускнику филологического факультета МГУ прежде всего бросается в глаза орфографическая ошибка, не достойная официального церковного заявления. В русском языке полагается "кем бы они ни совершались" писать через НИ.

Ну, да Бог с ними! Тем более, что они-то на Бога как раз и опираются. Отстаивая право родителей физически наказывать ребенка, церковь кивает на традиционную русскую нравственность и на Ветхий Завет. А это беда! В Ветхом Завете, писавшемся много тысячелетий назад, если отнестись к нему буквально, как делает в данном случае православие, можно встретить оправдание всех жестокостей мира, вплоть до массовых казней за мелкие, казалось бы, прегрешения. А размышления о том, что Бог наказывает того, кого любит (на этот стих из священных Притч тоже ссылается церковь) - это уже церковный садомазохизм.

Что касается традиционной нравственности, якобы оправдывающей физические наказания, то стоит прочитать книгу Николая Евреинова "История телесных наказаний в России", чтобы убедиться в том, что именно телесные наказания нанесли чудовищный удар по формированию личности русского человека.

Контекст

Прощай, доктор Спок! От тебя, либеральный американский педиатр, сходила с ума советская интеллигенция, которая своих детей холила и лелеяла, и вот дети выросли, сами стали родителями и теперь поддержали церковь. Да еще и с подвывертом поддержали, судя по лозунгам: мол, кто против того, чтобы шлепать ребенка, принадлежит к педофильскому лобби. Многие поддержали. Я думаю: большинство. А российские либералы-правозащитники напрасно охают и ахают: что значит разумное и умеренное физическое наказание от любящих родителей? Для кого умеренное, а для кого и неумеренное. И неразумное. На каких весах взвешивать?

Меня родители за все мое детство били три раза. Но это были прежде всего удары по психике, которые я помню до сих пор. Не из злопамятства помню, а из оскорбленного чувства справедливости. Особенно запомнился тот случай, когда мама сама пылесосила квартиру, потому что наша домработница заболела. И поскольку с пылесосом была мало знакома, то не заметила, что у нее шланг отсоединился от пылесоса и что она напрасно водит щеткой по ковру. Со стороны это выглядело очень смешно, и я рассмеялся.

Но мама, увидев, над чем я смеюсь, видимо, сочла мой смех издевательством над собой и влепила мне оглушительную пощечину. Я не стал оправдываться или извиняться (да и за что?), потому что физическое наказание, в принципе, отучает ребенка от извинения.

В России чудовищная статистика детских бед от насилия. Две тысячи детей каждый год кончают жизнь самоубийством, десять тысяч убегает из семьи, тысяча шестьсот погибает от рук родителей. Выступать за "умеренные" физические наказания в этих условиях - опасное общественное безумие.

В разных западных странах в разное время проводились исследования, связанные с физическим наказанием детей. Детей и на Западе физически наказывали, так сказать, на законном основании, еще сравнительно недавно. В разных странах по-разному, но при жизни наших родителей. Ученые пришли к однозначному мнению, что отшлепанный становится на какое-то время более послушным, но в перспективе он теряет доверие к родителям, становится склонным к агрессии и асоциальности. Российское общество, склонное к агрессивному поведению, поскольку агрессия превратилась в форму выживания, не видит в физическом наказании главное: оно является признаком бессилия родителей, неумения найти ключ к пониманию своего ребенка. Аргументы в защиту порки ремнем, шлепков и прочих, как полагает церковь, "разумных наказаний" – это призыв к расправе над формирующейся личностью. Некоторые из таких личностей, вырастая, говорят, к примеру: если бы меня тетенька-милиционер не побила в участке, я бы стал уголовником. Спасибо за битье!

А вот это уже свидетельство общественного состояния. Выходит, что альтернатива: или спасительная порка, или уголовник. Это архаическая логика.

Физические наказания, вплоть до членовредительства и смертной казни, распространены в целом ряде исламских стран, где царит шариат. Русская православная церковь давно уже выбрала свой особый вектор религиозного фундаментализма, который помогает обслуживать авторитарное государство. Ясно, что физическое наказание в любом случае - это битье людей, битье детей и взрослых, то есть путь в земной ад.

Виктор Ерофеев, писатель, литературовед, телеведущий, автор книг "Русская красавица", "Хороший Сталин", "Акимуды" и многих других, кавалер французского Ордена Почетного легиона.