1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Виктория Ивлева: Линии разлома Украины

Фотограф Виктория Ивлева проехала по всей Украине и составила книгу из снимков и историй о жителях страны. Она рассказывает DW о том, что увидела и поняла в канун войны.

Фото из книги Виктории Ивлевой Мандрiвка или путешествие фейсбучного червя по Украине

Фото Виктории Ивлевой

Журналист и фотограф, лауреат премии World Press Photo Виктория Ивлева совершила путешествие по Украине в преддверии военного конфликта. Ее новую книгу под названием "Мандрiвка или путешествие фейсбучного червя по Украине" составили снимки и истории о том, чем и как жила страна между Майданом и войной. Она была напечатана небольшим тиражом в Киеве, сейчас Ивлева собирает деньги на ее издание в России.

Писательница Людмила Улицкая в предисловии называет книгу "уникальным сплавом слова и образа". "Реплики попутчиков, выкрики толпы, воспоминания глубоких стариков; лаконичные и достоверные, словно черно-белые снимки, рассказы участников Майдана; раздумья людей, пытающихся определиться в смуте настоящего; письма школьников с востока на запад и с запада на восток и из разных краев Украины в Россию, - линии разлома уже обозначены и прошли через каждую душу", - пишет Улицкая.

Но не потеряла ли книга о предвоенной Украине своей актуальности?

Виктория Ивлева

Виктория Ивлева

Виктория Ивлева: Если я начну говорить, что эта книга никогда не потеряет своей актуальности, то это будет неверно: время покажет. Но я думаю, что сейчас, пока продолжается война на Украине и выливаются тонны вранья по этому поводу, маленькое слово правды совсем не помешает. Я бы хотела, чтобы жители России взглянули на соседнюю страну моими глазами. Глазами человека, который проехал всю Украину с востока на запад ровно накануне войны. Мне хотелось бы рассказать читателю о состоянии Украины в период между аннексией Крыма и началом войны. Мне кажется, это очень важно для понимания того, что происходило дальше.

Deutsche Welle: Что это было за состояние?

- Это были недоумение и растерянность от того, что не кто-то другой, а именно Россия так поступила, была боль от вероломства. В голове не укладывалось, как это могло быть. Это у меня осталось в памяти, помимо того, что Украина нежная, ласковая и очень свободная. 25 лет жизни в покое и свободе не могли не дать своих плодов.

- Какие снимки и истории из вашей книги кажутся вам наиболее важными?

- Они все важны как опыт цельного путешествия через всю страну, в которой живут совершенно разные люди. Я показываю отношение к происходящему разных людей, которых я не выбирала, людей, которые случайно попадались на моем пути. Все мое путешествие было организовано благодаря Фейсбуку, благодаря случайным знакомым, которые помогли мне собрать деньги на поездку.

- Считается, что для Украины всегда был характерен антагонизм между восточной и западной частью страны. Как вы видите ситуацию?

- Я проехала всю страну от Донецка до Ивано-Франковска и думаю, что раскол готовился различными силами внутри страны, которые сознательно стравливали разные части украинского общества в угоду своим корыстным целям. Кроме того, не нужно забывать, что Западная Украина никогда не была в составе Российской империи и долгое время - и не в составе СССР. То есть у жителей этой части страны не было до 1939 года опыта ГУЛАГа, стукачества, судов, опыта унижения советской властью. И, конечно, какие-то идеи свободы они несли в себе немножко не так, как остальные жители СССР. С одной стороны, хорошо, что на Украине была слабая власть: с ней можно было бороться, от нее можно было освободиться. С другой стороны, она попустительствовала многим вещам, в том числе, натравливанию одной части народа на другую.

- Почувствовали ли вы в ходе поездки этот раскол на Украине?

- Да, на востоке страны я встретила людей, которым было вообще на все наплевать, и у которых совершенно не было чувства родины. Естественно, я не хочу сказать, что все жители востока именно такие. Просто на западе я не увидела ни одного равнодушного, во всяком случае, на тот момент.

- Вы ездили по Украине с гуманитарной миссией, помогали людям покинуть зону конфликта...

- Да, я жила в Славянске и занималась эвакуацией, вывозила людей, куда они хотели: и в Россию, и на Украину. Для меня важно было увезти людей подальше от войны. Потом мы вместе с харьковским волонтером Женей Каплиным занимались эвакуацией людей из Луганской области до тех пор, пока товарищи с неконтролируемых территорий не забрали меня на несколько часов в плен, после чего мне этим заниматься стало уже небезопасно. Сейчас я продолжаю помогать Украине, но на территории, которую она контролирует. Возможность помогать людям, живущим на неподконтрольной украинским властям территории у меня, увы, отобрали.

Контекст