1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Визит президента Туркмении в Турцию или новая мечта о Транскаспии

Президент Туркмении Г. Бердымухамедов на этой неделе посетил Турцию. Этому визиту наблюдатели придавали особое значение.

default

Газопровод

Дело в том, что именно Турция считается наиболее влиятельным посредником между Западом и Ашхабадом в устремлениях последнего добиться от первого согласия на строительство Транскаспийского газопровода. О том, как оценивает итоги визита и перспективы Транскаспия бывший посол Туркмении в Турции, а ныне лидер оппозиционной Республиканской партии Туркмении в изгнании Н. Ханамов, вы узнаете в сегодняшнем выпуске программы "Фокус":

ВВ: Господин Ханамов, как оценить визит президента Туркмении в Турцию: как обычный, или же – как подчеркивает ряд наблюдателей – речь идет о тенденции к сближению Ашхабада с Западом через Турцию в соответствии со стратегическими замыслами США?

НХ: В принципе этот визит Бердимухаммедова в Турцию, он был обычным, традиционным визитом. Можно даже назвать его визитом вежливости.

Стоить напомнить, что в декабре, в начале декабря президент Турции Абдулла Гуль был с официальным визитом в Туркменистане, это был как бы ответный визит.

Конкретно в период даже официальных встреч между двумя президентами, и встречи Бердимухаммедова с премьером Турции Эрдоганом имели место общие обсуждения улучшения торгово-экономических отношений, был подписан в конце визита ряд документов. Это о торгово-экономическом сотрудничестве, культурном сотрудничестве, и также одним из приоритетных вопросов на протяжений всех переговоров, со стороны особенно Турции, стоял вопрос – энергетический. Это поставки туркменского газа в Европу. Турки были активны даже в период Ниязова. Начиная чуть ли не с самых первых дней независимости Туркменистана, Турция вопрос о поставке газа в Турцию, а потом и в дальнейшем и в Европу.

Готов ли Ашхабад к Транкаспию?

ВВ: И все-таки: ожидается участие Г. Бердымухамедова в работе саммита НАТО, чего при С. Ниязове и предположить было невозможно, а за спиной – явная активизация переговоров по Транскаспийскому проекту. И, как стало известно, такой "мотор" транскаспийской идеи, как представитель США Стивен Манн, приехал в Турцию во время визита президента Туркмении…

НХ: Сказать, чтобы в данный момент Бердимухаммедов проявил особую активность в отношении того, чтоб поставлять туркменский газ в Европу, я не могу. В период Ниязова этот вопрос рассматривался более активно. Даже уже было даже сделано ТЭО транскаспийского газопровода, неоднократно Йоллы Гурбанмурадов, будучи вице премьером и курируя топливно-энергетический комплекс, неоднократно приезжал в Турцию. И этот вопрос рассматривали не только в двухстороннем порядке Туркменистан и Турция, а с участием стран, через которые должен был проходить транзитом газ: Азербайджана и Грузии. Были представители и этих стран. Специалисты этих стран. И неоднократно собирались именно в Анкаре, рассматривали этот вопрос. Турки были очень активны в этом деле, и поэтому они брали инициативу на себя, и у себя в стране постоянно организовывали встречи. В основном разногласие тогда была в том, что Туркменистан хотел быть единоличным хозяином этого трубопровода. Азербайджан постоянно ставил вопрос, что и они хотят использовать этот трубопровод, и они должны быть как бы тоже соучастниками и строить его вместе. И также через этот газопровод поставлять азербайджанский газ.

И даже я бы сказал такое. Был подписан на очень высоком уровне протокол по транскаспийскому газопроводу. С участием пяти президентов. Во-первых поставщик, потребитель, транзитная сторона, и США, как бы поддерживавшая данный проект. Этот протокол был подписан Ниязовым, Алиевым, Шеварднадзе, Демирелем и Клинтоном. Но, несмотря на это, как я уже говорил, вся эта активность на таком уровне конечного результата не имела. В данный момент, до такого уровня пока еще не дошло. Не было подписано ни одной бумаги, ни одного протокола намерения даже. А пока идут только дебаты, обсуждения. И я бы сказал, более активны в этом вопросе Европа, США. Особенно их представитель Стивен Манн. Он неоднократно уже в течении этого года был в Ашхабаде и даже, используя визит Бердымухамедова в Турцию, сам прибыл в Турцию. И участвовал в этих обсуждения. Но пока со стороны Бердымухамедова безусловно нет такого порыва, или конкретных предложений, дат обсуждения этого вопроса. На сегодняшний день я бы сказал, более активно рассматриваются другие проекты. Это прокладка трубы вдоль побережья Каспия. Газопровод соединяющий Туркменистан с Россией. Это уже, более, как говориться, реальный проект, в какой-то степени уже даже начинают приступать к строительной части этого проекта. И наиболее реальным в последнее время стал газопровод, который должен соединить Туркменистан с Китаем. Тут тоже есть более конкретные шаги. И даже подписаны некоторые контракты с российскими строительными организациями, которые уже определенно участвуют. На определенную сумму обговорен и подписан контракт. Вот эти проекты на сегодняшний день более реальны.

ВВ: А хватит ли у Ашхабада газа на все эти направления?

НХ: Китай и Россия уже имеют конкретные цифры, конкретные объемы поставок газа. Поэтому вот этот вопрос на сегодняшний день еще, как говориться, не имеет ответа. Так как, Бердымухамедов в конце прошлого года пообещал, что они наконец-то уже раскроют конкретно, какими запасами владеет Туркменистан, но сегодня уже заканчивается третий месяц этого года, но до сих пор таких данных нет.

Ниязов всем обещал, и никому не давал

ВВ: Господин Ханамов, а с учетом вашего личного знания характера нового президента Туркмении, его окружения, консультантов, предыстории прихода во власть, как Вы считаете, может ли он совершить более решительный выбор в сторону европейского направления поставок газа, по сравнению с С. Ниязовым?

НХ: Ниязов всем обещал, но никому ничего не делал. В отличия от этого, при Бердымухамедове уже более реальные шаги по некоторым проектам, как было уже подчеркнуто, сделаны. Бердымухамедов немного остерегается, и не может сегодня сделать конкретные шаги по поставкам туркменского газа в Европу, и мне все-таки кажется, сам Туркменистан еще полностью не владеет своими ресурсами и не знает, сможет ли он обеспечить все эти проекты. Если при Ниязове назывались какие-то конкретные цифры, хотя они никогда не подтверждались официальными документами. Вот этот вопрос повторяется и сегодня, Бердымухаммедов по-моему, осторожничает. Ему просто надо время, надо на самом деле изучить реальные ресурсы в Туркменистане, и только после этого наверное, будут приняты конкретные решения.

архив

Аудио- и видеофайлы по теме