1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Визит президента США Джорджа Буша в Германию

23.05.2002

Слова Джона Кеннеди и Рональда Рейгана, сказанные ими здесь в Берлине, стали крылатыми. Кеннеди признался в своей любви к городу, а Рейган призвал Горбачева снести берлинскую стену. Американские президенты считали своим долгом побывать в обнесенном стеной Западном Берлине. Сегодня Берлин един, а его гость – президент Джордж Буш. Он обошелся без крылатого выражения.

Самолет Буша приземлился в берлинском аэропорту «Тегель» в среду вечером. Визит начался с конфуза. Президент вышел на трап и приветственно помахал рукой. Помахать ему в ответ было некому. В аэропорту Буша встречали только немецкий посол в Америке и шеф протокольного отдела германского МИДа. По протоколу – все правильно, нынешний визит Буша – рабочий. И всё же, учитывая колоссальную подготовку к приезду президента и всеобщие ожидания, первые мгновения на берлинской земле, наверное, можно было организовать по-другому. Чисто оптически прием получился прохладным. Конфуз в аэропорту продолжился, и когда президент уже уехал в город на своем бронированном лимузине. Прилетевший с ним госсекретарь США Колин Пауэл задержался у самолета, вышел к микрофону и сделал короткое заявление для печати об американских ожиданиях от визита. Пресса в аэропорту была, но только фоторепортеры и телеоператоры.

«Вопросы есть, нет? ну тогда ауфвидерзеен, до свидания».

Вопросов госсекретарю США задать было некому. Охрана явно перестаралась, не допустив на посадочную полосу журналистов.

А Джордж Буш тем временем подъезжал к занавешенным Бранденбургским воротам, которые вот уже год, как на ремонте, где его ожидал канцлер. Первым пунктом программы был ужин в литературном кафе «Тухер» в узком кругу, к которому после настойчивых просьб Шредера был допущен также правящий бургомистр Берлина Клаус Воверайт. Различие по сравнению с последжним визитом в Берлин Билла Клинтона – разительное. Тогда американский президент неожиданно завалился поужинать в ресторанчик «Гугельхов» в богемном берлинском районе Пренцлауер Берг, сидел в окружении обычных горожан – молодых художников и поэтов, непризнанных гениев. В литературном кафе «Тухер» у Бранденбургских ворот – тоже было полно народу, порядка ста человек. Но все они были – приглашенными американским посольством в Германии, тщательно проверены на благонадежность и после обыска доставлены в кафе под конвоем. Для простых смертных весь исторический центр Берлина закрыт. Пустынно на обычно многолюдной площади Паризер платц перед Бранденбургскими воротами. С замоченной в имбире свиной ножкой и яблочным штруделем Джордж Буш расправился за сорок пять минут и отбыл на отдых в превращенную в крепость гостиницу «Адлон». От кафе – это метров сто, сто двадцать. Но даже этот маршрут президент проделал в своём бронированном лимузине. Буш провел в Берлине менее суток. Фактически его пребывание здесь было всего лишь передышкой на пути в Москву. Тем не менее никогда еще в истории города здесь не предпринимались такие чрезвычайные меры безопасности. Хотя, если не считать Джеральда Форда, все американские президенты в том или ином качестве побывали в Берлине – еще разделенном стеной. Посещение островка свободного мира было частью обязательной программы для глав вашингтонской администрации.

Западный Берлин официально не был частью ФРГ, статус города был определен Четырехсторонним соглашением участников антигитлеровской коалиции. Поэтому формально президенты США приезжали сюда по приглашению правящего бургомистра Западного Берлина, а не канцлера Западной Германии – чтобы не злить понапрасну Советский Союз. В тысяча девятьсот шестьдесят третьем году на площади перед ратушей в Шёнеберге Джон Эф Кеннеди произнес свою знаменитую фразу:

«Ich bin ein Berliner.»

Площадь ревела от восторга. По левую руку от Кеннеди стоял тогда на трибуне любимец Берлина правящий бургомистр Вилли Брандт. Шесть лет спустя десятки тысяч жителей города радостно приветствовали и Ричарда Никсона. Но были и отдельные проявления протеста – уже шла война во Вьетнаме. В семьдясят восьмом году в Западный Берлин приезжал Джимми Картер, по городу с ним ездил канцлер ФРГ Гельмут Шмидт. И Советский Союз не преминул заявить громогласный протест. Городские власти решили тогда обойтись без массовых мероприятий – во избежание инцидентов. Предотвратить их во время визита Рональда Рейгана уже не удалось.

Когда двенадцатого июня восемьдесят седьмого года он – на трибуне за стеной у Бранденбургских ворот – призывал Горбачева снести эту стену, ему аплодировали только избранные гости. В центре же города полиция разгоняла антирейгановскую демонстрацию. Бил Клинтон приезжал в Берлине аж целых три раза – но ситуация была уже другой. Германия и Берлин к тому времени объединились.

Предпринятые в эти дни в Берлине меры безопасности оправданы. Хотя во время пребывания Буша в Берлине все же обошлось без крупных беспорядков и уличных сражений. Так, помяли немного друг другу бока полиция и демонстранты и разошлись. К акциям протеста призвала широкая коалиция антиамерикански настроенных групп ФРГ, которая назвала себя «Осью мира» – от посткоммунистов, автономных и «зеленых» – до неофашистов из НДПГ. Джорджа Буша в Германии не любят. Причем, сильно. Половина только что опрошенных «Шпигелем» немцев считают Буша бездарным и даже опасным президентом. Только пятая часть относится к нему с некоторой симпатией. Рейтинг Буша младшего в Германии ниже, чем в любой бругой стране Европейского Союза. Не только ПДС, но и «зеленые» настроены весьма критически. Пятнадцать «зеленых» депутатов бундестага – то есть треть их парламентской фракции – обратились к Бушу с открытым письмом, в котором содержится резкая критика США за денонсацию международных договоров и угрозы Ираку.

Особую пикантность ситуации придает тот факт, что «зеленые» – на общефедеральном, а посткоммунисты - на земельном, берлинском уровне – это партии, участвующие в работе правительства. То есть фактически они – приглашающая и принимающая сторона. При этом теоретически они могли находиться не среди встречающих высокого заокеанского гостя, а в рядах антиамериканской демонстрации. Правящий бургомистр Берлина социал-демократ Клаус Воверайт был вынужден даже специально запретить своим трем пост-коммунистическим сенаторам принимать участие в демонстрации протеста. Понять логику, антиамериканскую аллергию немецких левых и крайне правых невозможно. Это – некий условный рефлекс. При этом лидеров России и Китая, нарушающих права человека соответственно в Чечне и на Тибете, здесь встречают с цветами. Как буд-то не закончилась давным давно война во Вьетнаме, как буд-то не было одиннадцатого сентября, как буд-то нет угрозы международного терроризма, как буд-то не обзавелись уже фанатичные диктаторы оружием массового уничтожения.

Правительство ФРГ ожидало от визита прояснения позиции Вашингтона в отношении Ирака и антитеррористической кампании США вообще. Главным пунктом программы было выступление Буша перед депутатами германского парламента. Заранее было объявлено, что речь будет основополагающей, обращенной ко всей европейской общественности, излагающей взгляды американского президента на трансатлантические отношения и роль США в мире, а также содержащей некое историческое послание. Что же имел Джордж Буш сказать европейцам?

Значительную часть своего выступления он посвятил отношениям с Россией, назвав их партнерскими. Отношения США и России ставятся на новую основу , отметил Буш и указал на предстоящее в Москве подписание соглашения о радикальном сокращении стратегических наступательных отношений. Америка и Европа, заявил президент США в бундестаге, должны отбросить все свои подозрения в отношении России и недоверие к ней. Россия и Запад более не противники, не существует более равновесия страха.

Россия, по словам Буша, впервые после тысяча девятьсот семнадцатого года имеет отличный шанс стать частью европейской семьи народов. Россия движется в сторону свободы.

Кроме того, американский президент высоко оценил процесс интеграции Европы. Единение континента он назвал вкладом в дело повышения международной безопасности и укрепления трансатлантических связей. То же самое касается экономической интеграции европейских рынков и введения общеевропейской валюты. США рассматривают этот процесс не как появление конкурента, а как показатель успеха Европы, с которым Буш ей поздравил. Вторую половину своей речи президент США посвятил теме борьбы с международным терроризмом. Он призвал европейцев предпринять дополнительные объединенные усилия в этой борьбе, указав на то обстоятельство, что угроза терроризма нависла и над Европой. «Поверьте, говорил Буш немецким депутатам, те, кто пытается обзавестись ракетами, прекрасно знакомы с картой Европы». Буш пообещал также, что впредь он будет согласовывать свои антитеррористические действия с европейскими союзниками, и в частности, с Германией.

Отношения Германии и Америки, Шредера и Буша, однако, нельзя назвать безоблачными. Это – как синусоида, периоды подъема и спада. Прохладным было знакомство Шредера с новым президентом США. Тогда, в марте прошлого года, отношения омрачала позиция США по глобальным экологическим вопросам и, в частности, по «протоколу Киото» и американские планы по созданию системы национальной противоракетной обороны. Впервые в истории на двусторонних переговорах была использована формула: «Мы согласны в том, что согласия нет». После 11 сентября Берлин радикально изменил свой подход и объявил о безоговорочной солидарности с Америкой в её походе против международного терроризма. Теперь кривая спорных вопросов вновь поползла вверх. Берлин недоволен тем, что в своей антитеррористической кампании Вашингтон действует фактически в одиночку без оглядки и консультаций с партнерами по НАТО. Крайне возмущены здесь протекционистскими мерами США по «стальному вопросу», негативным отношением Вашингтона к идее создания Международного трибунала, отказом отменить смертную казнь. Пусть даже такое недовольство немецкие политики и облачают в изысканные дипломатические формулировки. Вот пару образцов. «У нас с Америкой солидные, дружественные отношения, которые способны выдержать расхождения во мнениях». Или: «Несмотря на все противоречия, мы остаемся друзъями». Официальный Берлин не устает расхваливать международную антитеррористическую коалицию, упирая именно на её международность. В переводе с дипломатического языка на нормальный, это означает критику сепаратных действий США. Спорной остается, в частности, тема Ирака. В отличие от Вашингтона Берлин не готов участвовать в ударе по Саддаму Хуссейну без санкции ООН. Герхард Шредер призывает Буша продолжить нынешний курс на сближение с Россией, родоначальником которого себя считает канцлер ФРГ. То есть – относитесь к Путину серьезно, не обижайте Москву, прислушивайтесь к её мнению.

На переговорах в ведомстве федерального канцлера сегодня обсуждался, что называется, широкий круг вопросов – от присоединения России к НАТО до Афганистана, Ирака и Ближнего Востока. На пресс-конференции после встречи двух лидеров президент Буш подчеркнул:

«Я очень высоко ценю дружбу с федеральным канцлером. Я благодарен ему за откровенные разговоры, которые мы ведем. Германия была и остается для Амерерики партнером, значение которого невозможно переоценить. Мы с огромным уважением относимся к немецкому народу и его демократическим завоеваниям. У нас много общего».

Схожи, например, позиции Вашингтона и Берлина по вопросу участия России в строительстве системы международной безопасности. Герхард Шрёдер:

«Американо-германские отношения – в великолепном, дружественном состоянии. В ходе наших переговоров проявилось совпадение точек зрения по целому ряду международных вопросов».

«Вначеле мы очень интенсивно говорили об отношении Америки и Европы к России. Я думаю, что договоренности, достигнутые американским и российским президентами по вопросам разоружения, а также сближения России и НАТО, имеют действительно историческое значение».

Обсуждали Буш и Шредер проблему Ирака. Позицию Германии канцлер сформулировал так:

«Я принял к сведению, что президент США обдумывает различные меры в отношении Ирака, однако вопреки всевозможным слухам, у него пока нет конкретных планов военной операции против Ирака, отметил Шредер и подчеркнул роль мирового сообщества в решении этой проблемы».

На вопрос о том, что же собирается предпринять Америка в отношении Ирака Джордж Буш ответил так:

«Саддам Хуссейн – опасный человек. Он диктатор, который угнетает свой собственный народ. Он знаменит своими нарушениями прав человека. Кошмарно представление, что Ирак обзаведется оружием массового уничтожения. Это угроза и Америке, и Германии. Такую угрозу надо устранить. Сама собой она не рассосется. Но канцлер прав. Пока у меня нет конкретных планов удара по Ираку».

Таковы некоторые штрихи к началу европейского турне американского президента. Политические итоги его пребывания в Берлине мы подведем завтра в «Дискуссионном клубе» «Немецкой волны».