1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Визит белорусского президента в Венесуэлу

В программе визита белорусского лидера - посещения Национального пантеона, открытие Национальной выставки Беларуси в Каракасе, встреча с президентом Венесуэлы.

Пребывание президента Беларуси в Каракасе начался с посещения Национального пантеона, где хранятся останки национального героя Венесуэлы Симона Боливара.

Кроме того, в программе визита белорусского лидера значится открытие Национальной выставки Беларуси в Каракасе, на которой венесуэльцы смогут ознакомиться с инвестиционными проектами, деятельностью свободных экономических зон, банковским и страховым секторами экономики, туристическими возможностями страны, системой высшего образования в Беларуси и условиями обучения иностранных студентов.

Александр Лукашенко также планирует принять участие в церемонии открытия совместного белорусско-венесуэльского предприятия по добыче нефти.

Центральным пунктом программы является, конечно же, встреча Александр Лукашенко с президентом Венесуэлы Уго Чавесом. Именно в ходе этой встречи планируется подписать пакет документов, касающихся торгово-экономических отношений. Некоторые эксперты, кстати, сомневаются в потенциале этих отношений.

Например, экономист Ирина Точицкая из Института приватизации и менеджмента считает, что скорее всего лидеры двух стран будут обсуждать экономические проекты и возможности их реализации.

Были заявления о том, что Беларусь планирует добыть в Венесуэле в 2008 году 1 миллион тонн нефти, напоминает экономист и признается, что пока сложно сказать, насколько эти проекты являются проектами ближайшего будущего или скорее – проектами мечты.

«Собирались вроде бы как производить телевизоры, потом этот проект затормозился, поэтому, что за новый пакет проектов и планов привезет Лукашенко из Венесуэлы пока непонятно».

Российский политолог Андрей Суздальцев более критичен в оценке белорусско-венесуэльских отношений:

«Это пиар-проект. Вообще вся венесуэльская тема - это пиар-проект. Надо учитывать одну вещь: это все готовиться на будущее. Мы считаем, что готовится некая корпорация, которая никакого отношения к Беларуси и белорусскому народу иметь не будет. Это инвестиции Александра Григорьевича Лукашенко, они гарантия его выживания - личного, физического, может экономического, но вряд ли политического».

Что касается нефти и диверсификации поставщиков энергоресурсов, отмечает Ирина Точицкая, учитывая, что Беларусь получает ежегодно около 21 миллиона тонн нефти, один или два миллиона тонн, которые страна добудет в Венесуэле ее «не решат проблему диверсификации поставщиков».

Кроме того, несмотря на социалистические лозунги, в Венесуэле будут прежде всего «блюсти свою выгоду при реализации проектов с Беларусью».

На вопрос, в какой степени новые партнеры Беларуси, такие как Венесуэла и Иран, смогут заменить Россию, Ирина Точицкая ответила, что ни в коем случае Россию заменить они не могут, особенно в ближайшей перспективе. «Объемы не те, да и проекты пока под вопросительным знаком», - считает экономист.

По словам Андрея Суздальцева, венесуэльские проекты пусты и нацелены именно на то, чтобы продемонстрировать «народу, белорусскому политическому классу, что Александр Григорьевич нашел альтернативу энергетической зависимости от России. Надо продемонстрировать и России, что Лукашенко не беззубый, и он что-то может, мол «если вы, Россия, не даете дешевые энергоносители, то я их получу из Латинской Америки».

А председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько считает, что белорусскому народу не надо ничего доказывать и показывать, потому что люди сами должны выбрать.

«Я думаю, очень хорошо, если бы в Беларуси на телевидении, на радио можно было организовать дискуссии: что для нас ближе — принципы, которые исповедует Америка, США или принципы, которые исповедует Уго Чавес. Возможно, Александр Григорьевич поехал не только реализовывать какие-то военные, экономические проекты, но и делиться опытом: каким образом проводить референдумы так, чтобы на них голосовало до 90 процентов людей».

Контекст