1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Взгляд с Балкан

Как политики и журналисты стран бывшей Югославской федерации реагируют на процесс по делу Слободана Милошевича.

default

Д. Релич: "Две трети населения Сербии считают, что он получил то, что заслуживает"

В Гааге продолжается процесс по делу экс-президента и экс–главнокомандующего Слободана Милошевича. На второй день выступали не только обвинители. Первое заявление сделал и сам подсудимый: Милошевич в очередной раз выразил сомнения в легитимности гаагского трибунала.

Заместитель прокурора Джефри Найс обвинил Милошевича в прямой ответственности за массовые убийства гражданского населения в Боснии в 1992-95 гг. В общей сложности трибунал располагает доказательствами причастности Милошевича к преступлениям против человечности и нарушениям международных конвенций о правилах ведения войны в 66 случаях.

  • Главный обвиняемый

    “Люди, трупы которых я увидел разбросанными, скончались от выстрелов в рот, в висок или в затылок, военной формы я ни на ком не обнаружил, среди мёртвых были женщины и дети”, - зачитывает Джефри Найс из свидетельских показаний бывшего сербского полицейского, откомандированного убирать трупы в боснийской деревне. Приказ есть приказ, и обсуждению он не подлежит – так можно сформулировать квинтэссенцию философии не только конкретных участников расправ над мирными жителями, но и высоких функционеров и аппаратчиков. Вот фрагмент показаний одного из подчинённых Милошевича.

    “Такова наша ментальность - думать так, как прикажет начальник. Тот, кто на самом верху, думает за всех. Так всегда было в нашей истории. Каждый раз, когда я отправлялся в парламент, чтобы выступить перед депутатами, я сначала встречался с нашим главным боссом, чтобы осведомиться у него о моём собственном мнении”.

    Знал ли “главный босс” в Белграде о кровавых расправах над мирным населением? Отдавал ли он сам подобные приказы? Пока экс-президент предпочитает помалкивать. Он внимательно слушает речи обвинителей, делает пометки в блокноте, время от времени по его лицу проскальзывает лёгкая ухмылка.

    Легитимность трибунала Милошевич признавать отказывается, называет его “судом победителей” и “нелегальным мероприятием”. Тем не менее, он объявил, что будет защищать себя сам и для выступления ему понадобится, как минимум, один день.

    Милошевич имеет юридическое образование и пользуется в Гааге консультациями и поддержкой нескольких адвокатов, которые, по сообщениям нашего спецкорреспондента в Гааге Петера Филиппа, настроены в отношении своего подопечного довольно оптимистично.

    • Военным преступникам в Сербии не место

      А что думают о своём бывшем “главном боссе” политики и правозащитники на Балканах? Премьер-министр Сербии Зоран Джинджич настроен весьма воинственно и уверяет, что скрывающиеся в Сербии лица, подозреваемые в совершении военных преступлений, будут препровождаться в Гаагу:

      - Я считаю, что Сербия ни в коем случае не может служить убежищем для лиц, находящихся в международном уголовном розыске. Как реализовать эту принципиальную установку - другой вопрос, но мы предпримем все усилия, чтобы в мире не сложилось мнение, что Сербия предоставляет убежище военным преступникам.

      Степан Клюич, представитель Республиканской партии и член довоенного правительства Боснии и Герцеговины:

      - Этот процесс может принести нам лишь моральное удовлетворение. Но хочется надеяться, что вынесенный Милошевичу приговор развеет некоторые из мифов сербского народа относительно своего недавнего прошлого. Полагаю, что в ходе процесса будут раскрыты все преступления, к которым Милошевич причастен - как напрямую, так и косвенно.

      Председатель боснийской государственной комиссии по розыску лиц, пропавших без вести, Амур Мазович добавляет:

      - Бесследное исчезновение около 27 тысяч боснийцев – одно из самых трагических и тяжёлых последствий войны в Боснии и Герцеговине, к которой причастен Милошевич. Мусульмане пострадали больше всех, почти 92 процента жертв – боснийцы-мусульмане.

      Башким Хасари, представитель правозащитного фонда из края Косово, полагает, что торжество справедливости в Гааге, станет залогом национального примирения на Балканах:

      - Я полагаю, что привлечь к ответственности всех, кто причастен к совершению этих преступлений, необычайно важно. Доказательства существуют практически неопровержимые. Привлечь преступников к ответственности – и наш долг перед всеми косовскими жертвами, но будет очень несправедливо, если накажут одного лишь Милошевича. Ответить за свои военные преступления должны все подозреваемые, никакой амнистии быть не должно. Иначе, как мне кажется, процесс межнационального примирения на Балканах будет невозможен”.

      Вице-президент Хорватской социально-либеральной партии Йошко Контич, касаясь значения гаагского процесса для своей страны, отмечает:

      - Я полагаю, что этот процесс, вопреки ожиданиям некоторых структур, улучшит имидж Хорватии. Нельзя исключать, что в ходе слушаний возникнет целый ряд новых вопросов, особенно в отношении событий в Боснии и Герцеговине. Этот процесс может возбудить и вопрос о вине международных организаций , которые, вне сомнений, во множестве случаев могли бы сделать гораздо больше для предотвращения кровопролития и военных преступлений. Но в том, что за конкретными исполнителями стоит Милошевич, сомнений не возникает.

      Иван Шукер, депутат паралмента в Загребе от партии Хорватское Демократическое Сообщество, поддерживает это мнение:

      - Я думаю, что трибунал, наконец-то, прольёт свет на то, кто, собственно говоря, несёт главную ответственность за войну в нашем регионе. Война началась не 1990-м, а уже в 1987-88 годах, и, в принципе, все знают, кто её главный инициатор.

      Комментарий эксперта

      Душан Релич, серб по происхождению, эксперт Европейского института средств массовой информации, считает рассуждения Милошевича и некоторых европейских политиков о нелегитимности гаагского трибунала праздными и бессмысленными:

      - Другой вопрос, насколько суд будет справляться с возложенными на него обязанностями и какой ход он примет. Несколько рано делать выводы. Следует подождать, как слушания будут развиваться дальше. Необходимо учитывать то, что это уголовный суд, расследующий причастность отдельного лица к ряду уголовных преступлений. Сможет ли суд доказать эту причастность? Это и станет критерием того, удался этот процесс или нет.

      Обвинение затрагивает не только Милошевича, но и целый ряд лиц, находившихся у власти в бывшей Югославии. Может ли случиться так, что разбирательство спровоцирует политические проблемы в Сербии?

      - Отвечая на ваш вопрос, я бы выделил три аспекта. Во-первых, нам предстоит проанализировать то, что будет происходить непосредственно в зале суда. К оценке процесса надо подходить с самыми строгими мерками. Это означает, что обвиняемый должен иметь возможность защищать себя, как предусматривается нормами правового государства. Будет очень интересно, если Милошевич настоит на том, чтобы западные политики, с которыми он на протяжении многих лет поддерживал контакты и вёл конфиденциальные разговоры, были приглашены в качестве свидетелей.

      Во-вторых, следует пристально следить за тем, какие реакции вызовет этот процесс на мировой политической арене. Тут существует ряд проблем. США, КНР и ряд других ведущих мировых держав до сих пор не соглашаются присоединиться к соглашению ООН об учреждении этого трибунала. Это, с политической точки зрения, вселяет сомнения в легитимности гаагского суда. Кроме того, в последние дни США повторно отказывались принимать участие в финансировании трибунала, ссылаясь на, якобы, выявленные случаи коррупции и экономическую неблагонадёжность этого института.

      Некоторые наблюдатели предполагают, что Вашингтон просто заинтересован в поиске компромата, чтобы уклониться от присоединения к трибуналу по расследованию военных преступлений. И , в-третьих, необходимо проанализировать, как процесс над Милошевичем отразится на ситуации в Сербии. Очень важно, чтобы не сложился образ подсудимого-мученика, нужно гарантировать соблюдение всех прав Милошевича, как обвиняемого. Повторяю, процесс должен соответствовать самым высоким правовым критериям.

      Склонен ли сербский народ рассматривать Гаагский трибунал как процесс над всем сербским народом?

      - Согласно последним социологическим исследованиям, большая часть населения Сербии негативно относится к своему бывшему президенту. Примерно две трети населения считают, что Милошевич получил то, что заслуживает. Но не следует забывать, что на президентских выборах в 1992 году за него проголосовали тоже примерно две трети жителей бывшей Югославии. Сербов волнует вопрос, насколько процесс в Гааге, действительно, является судом над одним преступником – Милошевичем, и насколько обвиняется весь народ. От профессионализма и непредвзятости судей и обвинителей, в конечном итоге зависит, выльется ли суд в политическое мероприятие, либо останется процессом по уголовному делу одного политика, где не затрагивается коллективная вина целого народа.

Контекст