1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Версии взрыва на Джербе

В Германии и в Тунисе сейчас бытуют две совершенно противоположные версии трагедии на Джербе.

default

«Если это был теракт, то мы сделаем всё возможное, чтобы найти преступников и отправить их за решетку». Так отреагировал канцлер ФРГ Герхард Шредер на трагедию, случившуюся на тунисском острове Джерба и унёсшую жизни, по меньшей мере, 15 человек. Среди погибших четверо граждан Туниса, один француз, но больше всего жертв – 10 человек – среди немецких туристов. Так что не удивительно, что наиболее сильную волну возмущения и наибольшее число вопросов взрыв на Джербе вызвал именно в Германии. Итак, что же это был за взрыв и как объяснить расхождения в тех версиях произошедшего, которые представляют общественности немецкие и тунисские власти?

Synagoge Djerba Explosion

В Германии и в Тунисе сейчас бытуют две совершенно противоположные версии трагедии на Джербе. В ФРГ политики и эксперты с каждым днем всё больше склоняются к версии, что это был террористический акт, в Тунисе продолжают отстаивать версию о том, что произошедшее – несчастный случай. Что же касается доказательств и неоспоримых фактов, то общественности их еще не представили. Доподлинно нам лишь известно, в четверг на тунисском острове Джерба, являющемся излюбленным местом отдыха европейских туристов, грузовик с ёмкостями жидкого газа врезался в ограду синагоги и взорвался. А могут ли помочь в восстановлении картины свидетельства очевидцев – выживших после взрыва немецких туристов? Моя коллега Елена Байер собрала, увы, немногочисленные свидетельства и комментарии к ним экспертов.

«Я не могу представить себе, что это могла быть не бомба, а что-то еще. Не знаю, был ли это террорист-самоубийца, или кто-то подложил эту бомбу заранее, но и в самой синагоге, и на улице перед ней лежали обгоревшие трупы».

«Я видел, как какой-то человек делал что-то в этом грузовике, потом он закрыл дверь, обошел машину и побежал прочь».

Эти и другие свидетельства очевидцев дают основания полагать, что произошедшее в Тунисе не было случайностью, несчастным случаем. Официальная версия тунисских властей вызывает сомнения и у экспертов. Один из них - специалист по Ближнему Востоку парламентской фракции СДПГ Кристоф Моосбауер:

«Я исхожу из того, что на Джербе действительно был совершен теракт. К подобным событиям мы должны быть постоянно готовы. Однако причины случившегося следует искать на Ближнем Востоке. Мы должны понять, что до тех пор, пока ситуация в этом регионе будет оставаться напряженной, отголоски этой напряженности будут ощутимы в глобальном масштабе. Например, жертвами взрыва на тунисском острове Джерба стали немецкие туристы. Происшедшее еще раз демонстрирует – ближневосточный конфликт касается всех нас, и политики - в том числе и немецкие - должны содействовать его скорейшему разрешению».

Немецкий эксперт по терроризму Рольф Топхофен также склоняется к версии о террористической подоплеке последних событий в Тунисе:

«Я вижу два аргумента в пользу версии, которая рассматривает случившееся как теракт. Во-первых, целью этого теракта была синагога. Это вписывается в контекст израильско-палестинского конфликта. Во-вторых, здесь прослеживается стратегия, которую террористы уже использовали прежде. Дестабилизировать экономику страны, которая живет за счет международного туризма, можно целенаправленными терактами, осуществляемыми в непосредственной близости от туристических достопримечательностей. Это мы уже наблюдали в Египте, когда исламские экстремисты совершили теракт в Луксоре, нанесший тяжелый удар по туристической отрасли страны».

Совершенно очевидно, что у немецких официальных лиц, оглашающих позицию правительства ФРГ по поводу взрыва, есть и другие, более весомые аргументы в пользу террористической подоплеки произошедшего. Ведь уже несколько дней подряд на месте трагедии работают сотрудники Федерального ведомства уголовной полиции Германии. И, надо полагать, что результаты их работы были известны министру внутренних дел Германии Отто Шили, сделавшему такое заявление:

"Согласно имеющимся у нас последним данным, начинают подтверждаться подозрения о террористической подоплеке взрыва. Сразу же после теракта я связался с заместителем главы Федерального ведомства уголовной полиции, который в тот момент по случайности находился в Тунисе. Мы направили в страну сотрудников Федерального ведомства, и те данные, которые сейчас у нас есть – в том числе и данные из тунисских источников – подтверждают наше подозрение на теракт."

Synagoge Djerba Explosion Innenansicht

Пока это мнение германского министра полностью расходится с тем, что утверждают власти в Тунисе. Кстати, у многих наблюдателей в ФРГ вызывает сомнения не только отсутствие аргументов у тунисской стороны, но и та поспешность, с которой взрыв на Джербе был объявлен несчастным случаем. Удивление вызывает и та поспешность, с которой на месте трагедии были начаты ремонтные работы. В результате этого некоторые вещественные доказательства были, скорее всего, безнадежно утрачены. Поэтому в понедельник в Берлине уже раздавались голоса, требующие создать независимую международную комиссию, которая занималась бы расследованием обстоятельств взрыва. Впрочем, в понедельник же министр внутренних дел ФРГ Отто Шили особо подчеркнул, что сотрудничество немецких и тунисских спецслужб сейчас налажено и расследование ведется оперативно и эффективно.

Кстати, в понедельник Отто Шили, вновь подтвердив свою версию теракта, призвал не делать поспешных выводов о целях террористов. Так, до сих пор не ясно, был ли теракт – если это опять-таки был именно он – направлен против немецких туристов, а не против синагоги как таковой.

Tunesien

А теперь давайте обратимся к мнениям экспертов, которые единогласно указывают на то, что если кто и не заинтересован в признании случившегося на Джербе терактом, так это власти Туниса. Причина понятна: они опасаются потерять иностранных туристов, охотно едущих отдыхать в эту североафриканскую страну. И уж, конечно, едва ли кому-нибудь придет в голову предполагать некую тайную поддержку Тунисом исламских экстремистов. Страна как раз и известна тем, что ее руководство последовательно и жестко борется с фундаменталистским исламом. Во внешней политике Тунис ориентируется не столько на своих арабских соседей, сколько на западные державы. Вообще, в мусульманском мире эта страна является одной из самых либеральных.

Тунисские власти последовательно противостоят распространению в стране радикальных исламистских настроений. Трагический пример соседнего Алжира, где до сих пор продолжается кровопролитное противостояние фундаменталистов и правительственных войск, подтверждает целесообразность подобной политики.

В Европе отмечают и успехи Туниса в сфере экономики: начата либерализация финансовых рынков, сняты ограничения на часть импорта, успешно проведена приватизация. Но, как замечают правозащитники, в долгосрочной перспективе экономическое процветание любой страны напрямую зависит от соблюдения там элементарных прав человека. А вот положение в этой сфере в Тунисе в последние годы внушает всё большую тревогу. Президента Зин аль-Абидина Бен Али обвиняют в авторитарных методах правления. Хотя в стране разрешена деятельность оппозиционных партий, реальной политической силой продолжает оставаться лишь партия власти, которую возглавляет сам президент. Сообщается о противозаконных методах давления на политическую оппозицию, о том, что борьба с исламскими фундаменталистами ведется подчас с нарушением международно-признанных правовых норм. Так, есть сведения о применении правоохранительными органами пыток по отношению к заключенным.

Поначалу западные политики с недоверием относились к подобным сообщениям – Европе не хотелось разочаровываться в своем бывшем любимце Тунисе. Но в последнее время вопрос о демократической приверженности тунисского руководства стал обсуждаться и на международных переговорах. Не обошёл его стороной и посетивший Тунис государственный министр в министерстве иностранных дел ФРГ Людгер Фольмер:

Тунисское руководство заверило нас, что заинтересовано в дальнейшей демократизации страны и что решение об укреплении демократии является для него стратегически важным.

Однако именно в этом начинают сегодня сомневаться всё больше граждан Туниса. В стране набирают силу диссидентские настроения, которые иностранные наблюдатели даже сравнивают с теми, что когда-то были в Советском Союзе. Начал распространяться самиздат: с недавних пор по рукам пошли копии письма 75 известных тунисских деятелей культуры и искусства, которые выступают против нарастающего диктата государства в жизни общества. Так же, как и в СССР, распространение или даже копирование подобных документов преследуется по закону.

Весьма жестко обходятся власти и с прессой. Тунисские правозащитники прямо заявляют, что в стране действует цензура. Журналисты, рискнувшие открыто критиковать власть, оказываются за решеткой – конечно, по обвинению в каком-нибудь административном или хозяйственном нарушении. У правозащитников и независимых адвокатов в офисах «неожиданно» перестают работать телефоны, а их самих то и дело избивают на улице – что, естественно, является делом рук «обычных уличных хулиганов».

Так что неудивительно, что никаких других версий взрыва на Джербе, кроме официальной, мы из Туниса пока не слышали.