1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

Великий инквизитор "третьего рейха"

От Роланда Фрейслера, председателя нацистского Народного трибунала, осталось несколько фотографий и фрагментов кинохроники. Он судил "политических преступников", – судья, прокурор и, в общем-то, палач в одном лице.

Роланд Фрейслер, председатель Народного трибунала ''третьего рейха''

Роланд Фрейслер

И жизнь его, и смерть достаточно необычны. Возмездие редко когда бывает столь символичным, как в случае с Роландом Фрейслером. Оно настигло его, так сказать, на месте преступления: 3 февраля 1945 года он умер от потери крови во дворе нацистского Народного трибунала, смертельно раненный во время одной из бомбежек Берлина.

Символическая смерть

Накануне Фрейслер вынес смертные приговоры (других Народный трибунал "рейха" практически не знал) Рюдигеру Шляйхеру, советнику в министерстве транспорта, и Клаусу Бонхёфферу, юрисконсульту авиакомпании "Люфтганза" и брату пастора Дитриха Бонхёффера, одного из самых известных участников антинацистской оппозиции. Оба обвинялись в государственной измене за причастность к заговору против Гитлера. Председатель трибунала сухо зачитал приговор: "Именем немецкого народа вы приговариваетесь к смертной казни".

Утром 3 февраля жена Шляйхера, его дочь и его брат Рольф отправились в Берлин, чтобы добиться у генерального прокурора или министра юстиции хотя бы отсрочки казни. Но на станции метро их застигла бомбежка. Едва отгремели последние взрывы, как в тишине подземного убежища раздался громкий голос: "Врач здесь есть?" Рольф Шляйхер отозвался: он был военврачом. Сопровождающие поднялись вместе с ним наверх и привели его во двор Народного трибунала, который был расположен рядом со станцией метро. Они торопили Шляйхера: ранен "очень известный" человек. Врач сразу узнал этого человека, лежавшего – в красной судейской мантии и с папкой под мышкой – в углу двора, через который он, как видно, бежал (и не успел добежать) в бомбоубежище. Это был председатель Народного трибунала Фрейслер - тот самый, который накануне вынес смертный приговор его брату. Рольф Шляйхер мог лишь констатировать смерть.

Член РКП(б) комиссар Фрейслер

В гимназии Фрейслер был лучшим учеником. Его отец, начинавший инженером-строителем и ставший, благодаря собственным талантам и трудолюбию, профессором Императорской строительной академии в Ахене, не мог нарадоваться на сына. Тот поступил в университет Йены на юридический факультет, и мало кто сомневался в том, что его ждет блестящее будущее.

Большевистская революция 1917 г.

Большевистская революция 1917 г.

Когда началась Первая мировая война, Фрейслер пошел на фронт добровольцем. Был ранен, получил "Железный крест" и звание лейтенанта, затем попал в русский плен. В лагере военнопленных под Москвой пережил февральскую революцию в России, октябрьские события семнадцатого года, окончание войны... Честолюбивый лейтенант и в плену не терял времени даром. Он старательно учил русский язык и штудировал труды Маркса и Энгельса. Вскоре, как считается (хотя прямых подтверждений этому нет), большевики назначили его комиссаром. Член РКП(б) комиссар Фрейслер распределял пайки и читал лекции по международному положению.

В Германию он вернулся в 1920 году. Позже злые языки поговаривали, что его послали делать "мировую революцию", но никакими фактами это не подтверждается. Был ли Фрейслер действительно фанатичным коммунистом, позже перекрасившимся в коричневый цвет, или приспособленцем, который лишь делал вид, что он - большевик? Трудно сказать. Как бы то ни было, но в НСДАП многие косились на Фрейслера, а Гитлер, когда зашла речь о его назначении на пост министра юстиции "рейха", наотрез отказался: "Этого большевика?! Ни за что!"

Между тем, фюрер сам не раз повторял, что методам революционной борьбы он учился у "красных" – но не у "кабинетных марксистов", а у большевистских комиссаров. Да и в рядах НСДАП было немало бывших сторонников компартии Германии. Министр пропаганды "третьего рейха" Йозеф Геббельс считал, что коммуниста вполне можно переделать в правоверного нациста, вот социал-демократа – вряд ли.

Система беззакония

Фрейслер был правоверным, даже фанатичным нацистом. Когда в августе 1942 года его назначили председателем Народного трибунала, он написал благодарственное письмо Гитлеру. В этом письме есть такие слова: "Народный трибунал будет стараться выносить такие приговоры, какие бы Вы, мой фюрер, сами вынесли по тому или иному делу". Фрейслер так понимал главную задачу Народного трибунала: "Уничтожать противников национал-социализма".

Он не был здесь новатором. К 1942 году суд в "третьем рейхе" давно уже превратился из инструмента закона в орудие насилия. К принципам демократического правосудия фюрер относился с презрением. Выборность и независимость судей, институт присяжных, верховенство закона, презумпцию невиновности, – все это он считал выдумкой "плутократов". Вскоре судьи стали назначаться министром юстиции. Они открывали заседания нацистским приветствием "Хайль Гитлер!" На политических процессах царил полный произвол, и даже на процессах по уголовным делам адвокатов утверждал... прокурор. Но, оказывается, систему беззакония можно было еще больше ужесточить. Сделал это новый председатель Народного трибунала Фрейслер.

Так открывались заседания Народного трибунала

Так открывались заседания Народного трибунала

О назначении на такой пост он мечтал давно. Еще в двадцатые годы Фрейслер, открывший после окончания университета адвокатскую практику в городе Касселе, сблизился с правыми экстремистами. Он пользовался отличной репутацией как адвокат и неплохо зарабатывал на бракоразводных процессах, делах о наследстве, разного рода гражданских тяжбах. Но Фрейслера явно привлекало другое. В 1924 году он стал депутатом городского совета от крайне правого "народно-социального блока". Говорить он умел и лозунгами владел отлично. Судя по всему, для него не представляло труда сменить интернационал-социалистические идеалы на национал-социалистические. Конечно, "большевистская" система ценностей была несколько иной, и Фрейслеру пришлось немного сместить акценты и сменить некоторые мировоззренческие штампы, но в остальном речь по-прежнему шла о борьбе против "системы". Причем, против одной и той же системы – "гнилой" буржуазной демократии.

От большевизма – к нацизму

В середине двадцатых годов Фрейслер вступает в партию Гитлера – Национал-социалистическую рабочую партию Германии. С этого времени он становится главным защитником своих соратников по партии на многочисленных судебных процессах. Национал-социалисты то и дело попадали на скамью подсудимых – за хулиганство, организацию беспорядков, антиконституционные призывы. Фрейслер, обычно педантично-деловой во время гражданских процессов, становился пламенным оратором и трибуном-обвинителем, когда судили его товарищей по партии. Те, правда, принимали Фрейслера не слишком всерьез и иронично прозвали его "неистовым Роландом".

Наша последняя надежда - Гитлер. Предвыборный плакат НСДАП накануне прихода Гитлера к власти

"Наша последняя надежда - Гитлер". Предвыборный плакат НСДАП накануне прихода Гитлера к власти

Его час пробил в 1933 году, когда Гитлер стал канцлером Веймарской республики. Во главе толпы штурмовиков Фрейслер водрузил над кассельской ратушей нацистский флаг со свастикой. Нацисты хотели штурмовать и здание земельного суда, но на их пути встал его председатель, верховный судья Анц, и штурмовики отступили. Фрейслер был так поражен смелостью судьи, что позже, став статс-секретарем (заместителем министра) в министерстве юстиции Пруссии, даже хотел повысить Анца в должности, но тот отказался.

Однако случай с Анцем – исключение. Фрейслер вовсе не был милостив к своим противникам, совсем наоборот. В марте 1933 года, после поджога рейхстага и введения чрезвычайных законов, штурмовики СА по приказу Фрейслера жестоко расправились с его главным конкурентом в Касселе – адвокатом и евреем Максом Плаудтом. Плаудт скончался от издевательств.

Начинались новые времена. Уже очень скоро идеологические постулаты национал-социализма, слово фюрера и такие понятия, как "всенародное сообщество", "расовая чистота" и т.п. заменили принципы правового государства. Судьи должны были руководствоваться не буквой закона, а "интересами нации" (как они понимались, разумеется, национал-социалистами). Жестоко карались малейшие проявления инакомыслия.

Фрейслер с его "большевистским" прошлым из кожи вон лез, чтобы завоевать расположение начальства. В одном из своих министерских меморандумов он даже обыкновенных уголовников объявлял государственными преступниками и врагами народа. Но высшая партийная номенклатура по-прежнему ему не доверяла. Шеф Главного управления имперской безопасности Гейдрих презирал этого, как он выражался, "балаганного актера" и обратился к Гиммлеру с просьбой отказать Фрейслеру в приеме в СС.

Автор: Ефим Шуман
Редактор: Вадим Шаталин

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме