1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

1914

Великая война: насколько глубоки исторические корни "арабской весны"?

Одной из главных причин Первой мировой было стремление поделить остатки разваливавшейся Османской империи. Последствия этого сказываются на странах арабского мира до сих пор.

В конце 2010 - первой половине 2011-го года по мусульманским странам Ближнего Востока и Северной Африки прокатилась волна демонстраций и восстаний, получившая название "арабской весны". Протестующие выдвигали конкретные требования, касающиеся политических преобразований, требовали отставки деспотов, либерализации, экономических преобразований... У этих требований, как считает тунисский философ Абдельвахаб Меддеб, - глубокие исторические корни.

По мнению Меддеба, эти протесты символизируют начало новой эпохи и сравнимы с такими переломными историческими событиями, как Великая французская революция или падение Берлинской стены. "Как только арабы и мусульмане обретут царство свободы, мировая история вновь окажется у стартовой черты", - пишет Меддеб в своем эссе "Весна в Тунисе. Метаморфоза истории". Под "новым стартом" здесь подразумевается отказ от политических воззрений, берущих начало на заре минувшего столетия, точнее - в Первую мировую войну.

Арабские союзники

В 1914 году многие сегодняшние страны арабского мира являлись провинциями Османской империи. Турецкое владычество в этих регионах длилось уже несколько столетий, но в XIX веке его власть ослабела. Османская империя разваливалась. В результате Балканских война она потеряла территории, которые и мечтала вернуть, решив воевать на стороне кайзеровской Германии. 2 ноября после обстрела российских портов турецкими крейсерами Россия объявила войну Османской империи. 14 ноября, после начала турецкой блокады проливов Босфор и Дарданеллы, к России присоединились Франция и Великобритания.

Мобилизация войск султана в Константинополе в 1914 году

Мобилизация войск султана в Константинополе в 1914 году

Последние пытались заручиться поддержкой арабов, предлагая начать совместную борьбу за независимость Константинополя. "Наше партнерство поможет изгнать турок из арабских стран и освободить арабов от османского ига", - писал один из высокопоставленных британских дипломатов шарифу (правителю) Мекки Хусейну Ибн Али. Тот организовал мятеж, во время которого арабам удалось отвоевать внушительные территории у Османской империи.

Немецкая сторона также пыталась склонить арабских правителей на свою сторону. "Наши посланники и агенты в Турции и Индии должны поднять весь мусульманский мир на беспощадную борьбу против Британии, против ее ненавистного, бессовестного, бесчестного народа торгашей. "Пусть мы будем истекать кровью, но Англия лишится хотя бы Индии", - призывал тогда известный археолог и дипломат, глава "Информационного агентства для Ближнего Востока" Макс фон Оппенгейм (Max von Oppenheim). Таким образом, арабские провинции Османской империи оказались под прицелом европейских колониальных держав.

Стратегия идентификации

В мае 1916 года было заключено тайное соглашение Сайкс-Пико (май 1916 года): Франция, Великобритания, Россия, позднее и Италия договорились поделить территории, отвоеванные у Османской империи, после окончания Первой мировой войны. Никаких гарантий независимости, обещанных прежде арабским правителям, договор этот не предусматривал. Новые государственные границы были проведены без каких-либо серьезных международных консультаций. Британский мандат действовал на территории сегодняшних Иордании, Ирака и частично Израиля, Франция контролировала Сирию и Ливан. Палестина попадала под международное управление.

Были созданы новые государства, границы разрезали регионы, прежде тесно связанные между собой. По словам историка Лейлы Дахли, именно в эти годы зародились основы идентификационной политики, просуществовавшей вплоть до ХХI века. Люди стали подчеркивать то, что они сунниты, шииты, христиане. "Национальная и религиозная идентификация стала одним из важных стратегических инструментов", - подчеркивает историк.

Идея групповой принадлежности распространилась по всему Ближнему Востоку. В странах арабского мира это привело к развитию полярного мышления "друг-враг", не оставляющему места для полутонов, пишет ливанский историк Жорж Кормдас: "Соседа, с которым человек знаком с давних пор, пережил и радость и горе, стали теперь судить уже не по его поведению. Если он принадлежит к другой группе, значит, он чужой и угрожает тебе".

Спустя почти сто лет мир все с большей тревогой смотрит на арабский мир и Ближний Восток. Наследие Первой мировой войны до сих пор не изжито.

Читайте также: