1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Вацлав Клаус – новый президент Чехии

7 марта в Пражском замке состоялась торжественная церемония официального вступления в должность новоизбранного президента Чешской республики, профессора Вацлава Клауса.

default

Поклонник консервативной политики Маргарет Тэтчер.

Кроме традиционной присяги на верность государству и салюта президентской гвардии в программу было внесено несколько изменений: первым из них стала инаугурационная речь Вацлава Клауса, вторым - отмена традиционной мессы в соборе Святого Вита.

Непримиримый критик Вацлава Гавела

Известный прежде всего как отец чешских экономических реформ, Вацлав Клаус до 1970 года работал в институте экономики чехословацкой Академии Наук, откуда был уволен за свои слишком "правые" взгляды, впоследствии был работником госбанка и сотрудником Прогностического отдела Академии наук. В 1992-1998 годах занимал пост премьера, а в последнее время был известен прежде всего как острый и непримиримый критик своего предшественника Вацлава Гавела.

Из его предыдущих политических заслуг можно назвать прежде всего фактическое создание многопартийной системы в Чехии после того, как группа его сторонников отделилась от Гражданского Форума и основала Гражданскую Демократическую партию. Второй заслугой, которую сам Клаус всегда упоминает с удовольствием, являлось политическое и имущественное разделение Чехословакии.

"Третий путь" нового президента

На Западе Клаус снискал себе известность прежде всего как экономист, сторонник консервативной экономической политики и введения в Чехии классической рыночной модели. В начале 90-х годов была весьма популярна его фраза "Третий путь—наилучшая дорога в третий мир", сказанная им в 1993 году на форуме в Давосе, где с того времени он выступает почти каждый год, не упуская свой шанс показать себя "на уровне" и поспорить с очередным лауреатом Нобелевской премии в области экономики о актуальных проблемах глобального значения. Большинство из оппонентов не воспринимает Клауса как серьёзного теоретика, но отдаёт ему должное как практику.

При всех ошибках, среди которых можно назвать нерешительную и по существу неудачную приватизацию, сопровождавшуюся крахом многочисленных финансовых пирамид, махинациями, убытками и задолженностью государства, ему удалось взять курс на переориентацию национальной экономики на Запад.

Между "звездной болезнью" и стремлением к диктаторству

Популярность Клауса в Чехии стала падать в 1997-98 годах, когда стало известно о том, что реальные источники финансирования его детища, Гражданской демократической партии, замалчиваются. Скандал привёл к расколу в партии и распаду тогдашней правительственной коалиции: Клаус впервые отошёл от "руля" и после досрочных выборов 1998 года оказался в оппозиции. Одновременно возросла его паранойя, то есть боязнь возможного предательства со стороны былых "соратников", а вместе с этим - и его стремление лично контролировать процессы в партии.

Его самоуверенность, самовлюблённость и диктаторские замашки стали излюбленной мишенью его критиков. Поэтому ввиду президентских выборов Клаусу пришлось срочно разубеждать общественность в том, что ему якобы не чужды звёздная болезнь и стремление к вождизму. Чтобы доказать обратное, Клаус даже добровольно ушёл с поста председателя своей партии. Однако именно созданные в ней Клаусом дисциплина и единомыслие помогли ему быть избранным на его новый, куда более престижный пост.

Не "евроскептик" - но "еврореалист"...

Что касается отношения Клауса к Европе, то он всегда стремился разговаривать со всеми европейскими лидерами "на равных". В 1997 году, ещё в свою бытность премьером, он подписал чешско-немецкую декларацию о смирении, после чего заявил, что впредь не видит смысла снова ворошить прошлое и возвращаться к вопросу о судетских немцах и декретах Бенеша. То же самое он, фактически, повторил и в прошлом году во время выборов в парламент, чтобы снискать себе симпатии рядового чешского избирателя, которому чужд всякий комплекс вины за преступления, совершённые чехами после второй мировой войны. Таким образом, можно сказать, что антисудетские и антиевропейские настроения чехов сыграли в успехе Клауса и его партии такую же роль, как и антиамериканские настроения немцев в прошлогоднем успехе Шрёдера.

Критика европейской интеграции со стороны Клауса является скорее частью его критики правительства социал-демократов: Клаус и его партия всегда пытались создать у чехов иллюзию, что социалисты продают их Европе за бесценок, с выгодой только для самих себя. Это вовсе не означает, что на их месте Клаус поступил бы иначе. Клаус—не евроскептик, а, как он сам себя называет, еврореалист. Это значит, что он против федерализма, против создания единого правительства Европы, и выступает за сохранение национальных особенностей и независимость экономических политик всех государств Евросоюза, больших и малых. Можно сказать, что Клаусу наиболее близка позиция Великобритании: как известно, он был и остаётся большим поклонником консервативной политики Маргарет Тэтчер.

Первая леди в тени мужа оставаться не намерена

В данный момент как наиболее серьёзную проблему Клауса-президента в Чехии видят его репутацию за рубежом, а также то, что его жена и первая дама Ливия не отказалась пока от своих постов в дирекциях ряда крупных предприятий и банков и, вдобавок, вовсе не проявляет никаких склонностей к благотворительной деятельности.

В одном из интервью она даже в шутку сказала, что для неё было бы более выгодно развестись с мужем, чем отказаться от своих должностей. Как будет развиваться ситуация дальше, покажет время.

Контекст