1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Валерий Борщев: Каждый четвертый россиянин побывал за решеткой

Известный российский правозащитник Валерий Борщев в интервью DW-WORLD.DE заявил, что существование закрытых систем - это раковая опухоль, которая поражает общество. И эта проблема весьма актуальна для России.

default

Валерий Борщев

Сопредседатель Правозащитной фракции партии "Яблоко" и председатель правления фонда "Социальное партнерство" Валерий Борщев считает, что в России назрела необходимость принятия законопроекта, который создаст систему общественного контроля над всеми государственными структурами. DW-WORLD.DE: Валерий Васильевич , на каком месте находится Россия по количеству заключенных? Валерий Борщев: Россия находится на втором месте по числу заключенных на 100 тысяч человек населения. И здесь мы уступаем только американцам. Но есть опасность, что мы их скоро догоним. Вообще тройка лидеров в этой сфере известна: это США, Россия и Белоруссия. Сейчас в России находится около 846 тысяч человек в колониях и СИЗО. - А сколько всего человек работает в системе исполнения наказания в России? - Соотношение сейчас где-то один к пяти, один к шести. При этом мировая, европейская норма - это один тюремщик на троих заключенных. Вообще у нас тюремная страна. Статистика страшная - каждый четвертый мужчина в России побывал в местах лишения свободы. Причем, для очень многих сесть в тюрьму не является какой-то страшной проблемой. - А в чем причина такого количества заключенных? - У нас очень мало практикуются альтернативные формы наказания, такие как штрафы, исправительные работы и так далее. Это связано с менталитетом наших судей. Они считают, что вор должен сидеть в тюрьме. Но это ложная позиция, потому что не всякий вор должен сидеть в тюрьме. Подросток, укравший килограмм колбасы или пачку пельменей, не должен сидеть в тюрьме - а у меня такие дела были! Вообще, число заключенных должно быть резко сокращено. Строго говоря, сидеть должны 25 - 30 процентов от нынешнего количества заключенных. Остальные должны получать альтернативные наказания. Кстати, криминалисты убедительно доказывают, что реальное воспитательное воздействие лишения свободы действует только год-два. Дальше наступает процесс адаптации заключенного, и мы получаем рецидивиста. - Сколько в России так называемых пыточных тюрем? - Количество пыточных тюрем в России трудно установить. Потому что пройти и проверить тюрьмы и сказать достоверно, с полным основанием об этом сегодня очень трудно. Но тенденция такова, что колонии растут, и ситуация в них обостряется. Права человека постоянно нарушаются. - Как изменить эту ситуацию? - Необходимо принять законопроект об общественном контроле. Этот закон в дальнейшем должен стать системой общественного контроля над всеми государственными структурами. - Как вы практически мыслите такой контроль общества над властью? - В каждом случае по-разному. Что касается пенитенциарной системы, то мы создаем в каждом регионе наблюдательные комиссии. Членов этих комиссий выдвигают общественные объединения, утверждает их уполномоченный по правам человека. Члены наблюдательных комиссий имеют право контролировать состояние дел с правами человека в тюрьмах определенного региона. Пока таких наблюдателей законодательно нет. Но с высшим руководством ФСИНа (Федеральная служба исполнения наказаний - прим. ред.) такая договоренность есть. Наблюдатели занимаются этим на общественном уровне и не получают за свою деятельность никаких денег. Они осуществляют чисто правозащитную деятельность. - И есть результаты? - Несмотря на то, что ситуация везде острая, есть регионы, где удалось наладить систему общественного контроля. Например, в Красноярском крае нам удалось создать систему контроля над пенитенциарной системой. Это самый тюремный край - он исторически самый большой по тюрьмам. Есть еще несколько регионов, где эта система в общем работает, - это Иркутская область, Краснодарский край, Вологодская область, Пермский край. - А что касается других закрытых структур государства? - Вообще необходимо создать общественный контроль над всеми закрытыми структурами: детскими домами, домами инвалидов, домами престарелых, психиатрическими заведениями. Потому что существование закрытых систем - это та самая раковая опухоль, которая поражает общество. - А у российского общества, по-вашему, есть потребность в контроле над государством? - В этом и есть парадокс состояния общества. С одной стороны, оно голосует за нынешнюю власть. Но при этом, как только дело касается их лично - будь то точечная застройка или задержание сына милицией, - они мгновенно бегут к правозащитникам. И действительно, иногда некоторые сами включаются в различные общественные движения. Но создание такого движения, как комитет гражданского контроля, - это действительно проблема. У нас очень мало людей для проведения подобного контроля. Например, мало, кто готов вплотную заняться контролем за детскими учреждениями и домами престарелых. Но мы создаем "Школу общественного инспектора", привлекаем в нее людей и будем их готовить. Беседовал Сергей Морозов

Архив

Контекст