1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Бюргеры в стране цветущих лимонных рощ

Итальянцы с любовью прибегают к старым стереотипам, согласно которым, каждый немец это – тайный эсэсовец. Ведь эти пережитки удобны, просты, позволяют найти общий знаменатель и освободиться от собственных грехов.

С давних пор, как минимум, со времен Иоганна Вольфганга фон Гёте, Италия воплощает романтические мечтания немцев. Великое множество интересующихся культурой бюргеров почли делом долга и чести посетить страну цветущих лимонных рощ. Итальянцы относятся к этому отчасти с радостью, отчасти с юмором, потешаясь над неумолимой серьёзностью северных гостей. Негативные черты образ немца принял лишь в двадцатом веке. В Первую мировую войну итальянцы воевали на стороне англичан и французов против Германии. Позже большую роль сыграл германо-итальянский союз, скрепленный Гитлером и Муссолини в 1936-м году. Насильно скованная ось "Рим-Берлин" четко обозначила существенные различия между обеими нациями. Германский тоталитаризм оказался гораздо более жестоким, чем итальянский, а германский фюрер был явно готов на любое безумство. Во времена Муссолини возник образ
немца - "белокурой бестии", наделенного воинской доблестью и организаторским талантом, но не знающего толка в том, как жить красиво и наслаждаться жизнью. Немецкая оккупация, начавшаяся в 1943-м году, только укрепила этот стереотип. Он ещё не успел поблекнуть, когда лет десять спустя, немцы, теперь уже в качестве туристов, снова устремились в Италию, -

пишет "Франкфуртер альгемайне:" и продолжает:

Массовый туризм тех лет, весьма неотесанный и наивный в культурном отношении, стал превосходным поводом для насмешек. Облюбованный немецкими туристами морской курорт Римини стал неиссякаемым источником антитевтонской сатиры. "Пожиратели картошки и кислой капусты", "пивные бочки" - клише столь возвышенной примитивности всплывают сегодня лишь в ироничном контексте. Современные немцы видятся итальянцам, скорее, самокритичными путешественниками-индивидуалами, сверх меры напичканными культурной информацией. Тем не менее, итальянцы с любовью прибегают к старым стереотипам, согласно которым, каждый немец это – тайный эсэсовец. Ведь эти пережитки удобны, просты, позволяют найти общий знаменатель и освободиться от собственных грехов.

"Зюддойче цайтунг" опубликовала подборку ироничных отзывов своих авторов на эту тему. Вот один из них:

Вспомним, как некогда наши пращуры, нарядившись в медвежью шкуру и надев на пику череп первобытного зубра, с устрашающим рёвом повалили на юг, в Италию: тевтоны, кимвры, вандалы. Самые медлительные из наших предков застряли на подходе к Альпам и перешли на оседлый образ жизни. Так возникли те самые баварцы и швабы с итальянской тоской в душе. Итальянцы и немцы – один народ. Нам следует оставаться вместе и, вообще, мы не имеем права оставить Италию одним только итальянцам!

Газета "Франкфуртер рундшау" отмечает, что канцлер Германии Шрёдер сам выступил в данном инциденте в роли туриста и далее пишет:

Турист – объект пристального внимания известного современного философа Зигмунта Баумана в книге "Жизнь во фрагментах" ("Postmodernity and its Discontents", 1997). "Основа постмодернистской жизненной стратегии, пишет Бауман, не в том, чтобы работать над созданием собственной идентичности, а в том, чтобы не связывать себя ни с какими её составляющими. Образ туриста – символ такого уклонения от идентичности. Турист не принадлежит к тому месту, в котором находится. Ему удается трюк находиться в месте назначения, но быть там полностью неуместным". Так, что, видимо, не случайно дискуссия на высшем уровне по проблеме самосознания европейских народов и их отношений друг с другом разгорелась по, казалось бы, столь незначительному поводу, как немецкие отпускники и их повадки. Однако в контексте итало-германских отношений даже самые тупые предрассудки заслуживают снисходительного отношения. Толерантность - неукоснительная заповедь любой коммуникации, в общении между друзьями не является обязательной. "Другая Италия", которая в эти дни обратила на себя внимание грубыми замечаниями в адрес "другой Германии", возможно, всего лишь проявила аллергическую реакцию на тех немцев, которые рисуют свой образ Италии из дистанцированной романтико-фольклористичной перспективы. Уже поэтому Шрёдеру обязательно следует отправиться в Римини и показаться на тамошнем пляже.

Обзор подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст