1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Быть или не быть

в Таджикистане Национальному институту по правам человека? Такой вопрос в эти дни обсуждается в Душанбе, где проходит международная конференция на тему перспектив создания в республике института Омбудсмена

Форум с участием представителей госструктур Таджикистана, национальных и международных специалистов организован Бюро ООН по миростроительству и Центром ОБСЕ в Душанбе.

Сегодня в Таджикистане, помимо суда, не существует независимого органа, куда бы могли обратиться граждане по вопросам ущемления их прав, в то время как уже в 120-ти странах мира институт Омбудсмена, то есть государственного правозащитника, является главным механизмом обеспечения защиты прав человека. Как говорят европейские эксперты, создание национального органа по правам человека вытекает из международных обязательств Таджикистана, как государства-участника ООН и ОБСЕ. Говорит спецпредставитель Генерального секретаря ООН в Таджикистане Владимир Сотиров:

- Само развитие демократии и гарантий прав человека в Таджикистане требуют принятия дополнительных мер, создания института омбудсмена, поскольку этот орган нужно рассматривать не только как гарант обеспечения прав человека, но и как гарант недопущения произвола бюрократии.

Между тем, представители правительственных структур весьма сдержанно комментируют вопрос о создании в Таджикистане института уполномоченного по правам человека. Замминистра юстиции республики Гульчехра Шарипова считает, что появление такого органа сейчас было бы преждевременным – не позволяет уровень развития правового сознания населения, а также отсутствие в стране по-настоящему независимой прессы:

- От чего зависит эффективность Омбудсмена? Прежде всего, опорой Омбудсмена являются активные СМИ. Вот теперь скажите сами: сил у вас хватит быть опорой Омбудсмену? Я знаю, что сегодня – нет. Может вы и попытаетесь, но вы будете делать это с осторожностью. Поэтому я не думаю, что нужно торопить события, чтобы был создан обыкновенный послушный орган, который сам по себе ничего не решит.

Депутаты тоже предпочитают «не торопить события», а сперва изучить опыт других стран. Говорит председатель парламентского комитета по конституционной законности и правам человека Шерхон Салимов:

- Мы в парламенте обсуждаем этот вопрос и думаем, необходим ли он (омбудсмен – «НВ») нашей республике, или нужно совершенствовать работу других государственных и общественных организаций, которые занимаются защитой прав и свобод человека. Нужно хорошо обдумать, изучить опыт других стран и потом определиться, создавать его или нет.

Представители гражданского общества, напротив, выступают за скорейшее создание в стране института Омбудсмена. Они уверены, что эту идею поддержит и глава государства, который, согласно Конституции, является гарантом соблюдения прав человека. Вместе с тем, как отмечает директор НПО «Центр правового просвещения» Ватан Абдурахманов, очевидно, что некоторые чиновники не слишком заинтересованы в улучшении системы защиты прав граждан:

- Власть некоторых чиновников может быть «ущемлена». Поэтому, я чувствую, что им это (создание института омбудсмена – «НВ») сейчас невыгодно. Никому не хочется, чтобы были раскрыты те нарушения, которые имеются в тех или иных ведомствах. Ведь не секрет, что в любом ведомстве имеются нарушения прав человека. Гарантом прав человека сейчас в Таджикистане являются президент и судебная власть. Судебная власть у нас слабая, поэтому она неполно выполняет свои функции, а президенту нужна помощь, которую он может получить только в лице омбудсмена. Поэтому, думаю, что президент полностью будет согласен с необходимостью создания института омбудсмена.

Эксперты говорят, что институт Омбудсмена может быть создан в Таджикистане, в лучшем случае, через 2-3 года. Именно столько времени потребуется для определения его структуры и полномочий, разработки и принятия соответствующего закона. Но прежде руководство Таджикистана должно принять политическое решение о том, быть или не быть в республике Национальному органу по правам человека.