1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Галерея

Бурхард-Кристофор Миних

12.04.2003

Одним из иностранцев, появившихся в России в царствование Петра Первого, был Бурхард-Кристофор Миних. Немец по происхождению, он состоял на службе в разных странах. Но особую активность он развернул в России.

Бурхард-Кристофор Миних родился 9 мая 1683 года в семье потомственных инженеров. Его отец был смотрителем плотин в герцогстве Ольденбургском на севере Германии. Бурхард-Кристофор получил образование под надзором отца, готовившего его к карьере военного инженера. Он обучался математике, фортификации и иностранным языкам. Как пишет историк Костомаров:

«Еще в нежном детстве и потом в отрочестве он показывал необыкновенные способности, всему скоро выучивался, все легко перенимал. Будучи девяти лет, он срисовывал чертежи и планы, сопровождал родителя в его поездках по служебной обязанности и переписал составленную отцом его книгу о водяных работах в Ольденбургском графстве».

В возрасте 16 лет Миних вступил к французам на службу по инженерной части. Но ввиду готовившейся между Францией и Германией войны, чтобы не воевать против соотечественников, он перешёл в гессен-дармштадтский корпус. Затем отец, которому датский король пожаловал дворянский титул, убедил сына принять должность главного инженера Ост-Фрисландского княжества. Однако Миних вскоре уехал в Дармштадт, где женился на красивой 20-летней придворной фрейлине. В 1706 году он, однако, вернулся на военную службу.

В 1712 году Миних получил ранение и был взят в плен французами. По окончании войны его отпустили на родину, где он снова занялся строительством гидротехнических сооружений. Но уже в 1716 году живой нрав и потребность сильных ощущений вернули Миниха на военную службу. На сей раз – в польско-саксонскую армию короля Августа II, где он был произведен в генерал-майоры и назначен инспектором польских войск. Из-за конфликта, однако, Миниху вскоре пришлось задуматься о службе в другой стране. Свой выбор Миних остановил на Петре I, о реформах которого тогда ходило много слухов в Европе. Вот что сказано в донесении русского посланника в Варшаве князя Григория Долгорукова:

«Говорил я генерал-майору Миниху, командующему коронными регулярными войсками, чтоб принял службу вашего величества, понеже он человек изрядный и зело неглупый, войско не токмо рекрутовал, но и мундиром убирал и учил, и в инженерном деле лучше его в королевской службе нет, также и архитект изрядный, которого я видел в практике, как делал дом маршала коронного, который новой моды и между лучшими в Варшаве. Миних мне отвечал, что принимает для себя за великое счастие быть в службе вашего величества».

Миних передал для русского царя своё сочинение о фортификации и на следующий год был приглашён в Россию на должность генерал-инженера. В 1721 году через Кёнигсберг и Ригу 37-летний генерал-майор добрался до Санкт-Петербурга.

Приехав в Россию, Миних не сразу получил обещанное графом Долгоруковым повышение. Пётр приказал новичку сопровождать его в поездках на адмиралтейскую верфь в Петербурге, в Кронштадт и Ригу, где царь обозревал разные укрепления и делал смотр войскам - и выслушивал замечания Миниха. Получить обещанный чин Миниху помог случай. Во время пребывания государя в Риге от удара молнии сгорела колокольня церкви св. Петра. Царь, желая восстановить церковь в прежнем виде, потребовал её рисунок, которого в магистратуре Риги не оказалось. На счастье Миниха, в отведенном ему помещении прямо напротив церкви Св. Петра, сидя у окна, от нечего делать он срисовал для себя колокольню. После этого события Пётр Первый приказал выдать ему патент на чин генерал-лейтенанта.

Смерть обоих родителей заставила Миниха отправиться в Ольденбург. Как оказалось позднее, это была его последняя поездка на родину. По возвращении в Россию Миних занялся постройкой шлюза на реке Тосне, провёл обводный канал и проложил дорогу по берегу Невы от Шлиссельбурга до Петербурга.

В 1723 году ему было поручено строительство Ладожского канала, которое было начато ещё в 1710 году, однако мало продвинулось за 13 лет. Миних изучил состояние дел и сумел доказать Петру ошибочность предыдущих планов строительства. Работы по устройству Ладожского канала пошли успешно. Однако не все, кто работал с Минихом, были довольны новым немецким начальником. Так, майор Алябьев, находившийся при канальной Ладожской канцелярии, писал в 1723 году Меншикову:

«Вашей светлости всепокорно доношу, как в бытность в селе Назье господин генерал-лейтенант Миних тряс меня дважды за ворот и называл меня при многих свидетелях дердивелем и шельмою и бранил по-русски».

Миних (к тому времени его уже называли на русский манер Христофором Антоновичем) стал одним из любимцев Петра Великого и начал играть важную роль в российской политике. После смерти первого русского императора в 1725 году трон заняла вдова Петра Екатерина Первая.

Сблизившись с важной фигурой при дворе – графом Остерманом, Миних был назначен главным директором над фортификациями. Тогда же, обязавшись служить России ещё 10 лет, он получил графский титул. После перенесения столицы обратно в Москву в 1728 году Миниху было поручено управление Ингерманландией, Карелией и Финляндией. Влияние Миниха ещё больше усилилось, когда ему был пожалован титул генерал-губернатора Санкт-Петербурга.

В 1730 году началось царствование Анны Иоанновны. Миних не вмешивался в политические игры «Верховного тайного совета», пытавшегося ограничить царскую власть в пользу олигархии. Когда Анна стала полновластной государыней, Миних через Остермана был представлен императрице и её любимцу Бирону. Правление императрицы Анны обычно характеризуется «засильем немцев», при этом надо отметить, что «немцами» в России того времени называли зачастую всех иностранцев. Так, главным человеком в правление Анны был курляндец Бирон. Внешними и внутренними делами занимался граф Остерман, а военными – Миних. В 1731 году он был назначен председателем комиссии, имевшей целью упорядочить состояние армии и изыскать меры к её содержанию без особого отягощения народа.

Как пишет о Минихе историк русской армии Антон Антонович Керсновский:

«Отличаясь славолюбием и властностью, он сгорал честолюбием, брался за всё, не щадил трудов, ещё меньше слов для прославления трудов. Реформы Миниха были разнообразны, хотя и не всегда удачны. Сам сапёр, он всячески стремился поднять значение корпуса инженеров и передал туда, между прочим, квартирмейстерскую часть, то есть несложные функции тогдашнего генерального штаба».

В 1731 году, по проекту Миниха, был основан Дворянский кадетский корпус. Миних принял строгие меры, чтобы воспрепятствовать проникновению в русскую армию чужеземных авантюристов. Другим его шагом было упразднение привилегий для иностранцев, введённых знаменитым указом Петра Первого. Оклады русских и иностранцев в армии были уравнены. Вместе с тем были приняты и менее популярные меры. Сильно усложнилось делопроизводство в войсках, появились букли и парики (причём у солдат косметические принадлежности заменялись салом и мукой). Миних составил новый порядок для гвардии, полевых и гарнизонных полков, образовал два новых гвардейских полка: Измайловский и Конной гвардии, завел тяжелую конницу, так называемых кирасиров, значительно усилил артиллерию. По его же проекту были заведены провиантские магазины для продовольствия войск, госпитали для увечных солдат; изменено обмундирование и вооружение войск. Было устроено двадцать полков украинской ландмилиции. Их расселили и наделили пахотной землей по линии укреплений, возводимых между Днепром, Северным Донцом и до казачьих донских городов. По советам Миниха двор Анны Иоанновны переехал обратно в Петербург.

По мере того, как авторитет Миниха в глазах императрицы поднимался, ухудшалось к нему отношение былых союзников – Остермана и Бирона. Желая удалить Миниха от двора, Бирон в 1734 году отправил его осаждать Данциг. Данциг был взят, и Миних вернулся в Петербург победителем. В это время уже затевалась новая война – с Турцией. Россия стремилась обуздать подвластных Турции крымских татар, опустошавших Малороссию своими набегами.

В 1736 году, организовав в первые недели войны осаду Азова и Очакова, фельдмаршал Миних во главе 50-тысячной армии двинулся к Перекопу. После трудного месячного марша его войска штурмом овладели Перекопом и проникли в Крым, захватив столицу Крымского ханства Бахчисарай.

В 1737 году Миних предпринял новый военный поход. В этот раз – через Днепр на Очаков. После кровопролитного штурма крепость была взята. Причём фельдмаршал подавал пример личной храбрости, командуя в строю батальоном лейб-гвардии Измайловского полка. Миних собственноручно водрузил гвардейское знамя на главной башне крепости.

Под командованием Миниха русские воевали с турками на Украине и в Молдавии. Вскоре Молдавия присягнула на верность российской императрице. Миних занялся управление краем и планировал на следующий год перенести военные действия за Дунай. Однако вскоре был подписан Белградский мир , по которому, как отмечает историк Керсновский,

«Россия уступала Порте (или Оттоманской империи) все свои завоевания в Молдавии, обязывалась не содержать флота на Чёрном и Азовском морях, перевозить русские товары исключительно на турецких судах. Россия получила Азов, но с обязательством не содержать там крепости, граница продвинулась лишь на 80 вёрст к югу в степях – и это ценою 150 тысяч человеческих жизней…»

На ходе военных действий отразилось соперничество Бирона и Миниха. Бирон не хотел, чтобы Миних вернулся в Петербург триумфатором, и склонил императрицу к заключению мира. Миних, мечтавший о военных подвигах, был вынужден вернуться в Петербург.

В 1740 году после смерти Анны Иоанновны российский престол, согласно её завещанию, занял Иоанн VI Антонович, сын племянницы императрицы. Регентом императора до его совершеннолетия назначался Бирон. Миних поддержал кандидатуру Бирона. Однако менее чем через месяц при активном содействии Миниха Бирон попал в опалу и был сослан в Сибирь. Мать императора была провозглашена правительницей государства. Миних стал первым министром и практически всевластным правителем России. Однако вскоре в результате интриг Миних был отстранён от верховной власти. Ему была назначена высокая пенсия и подарено отобранное у Бирона имение в Силезии. Историки предполагают, что в этот период Миних собирался покинуть Россию и поступить на службу к прусскому королю. Но в 1741 году в результате дворцового переворота на престоле оказалась дочь Петра Первого Елизавета.

Миних, в числе многих других видных людей, был арестован. На допросе, отвечая на обвинения в государственной измене, Миних сказал председателю комиссии князю Никите Трубецкому:

«Пред судом Всевышнего мое оправдание будет лучше принято, чем пред вашим судом! Я в одном только внутренне себя укоряю – зачем не повесил тебя, когда ты занимал должность генерал-кригс-комиссара во время турецкой войны и был обличен в похищении казенного достояния. Вот этого я себе не прощу до самой смерти».

В 1842 году Миних вместе с Остерманом и другими осуждёнными был приговорён к смертной казни. По пути к эшафоту Миних был единственным, кто не терял присутствия духа. В последний момент казнь была заменена ссылкой, и Миниха отправили в тот самый сибирский городок, куда он сослал Бирона. Говорят, что на почтовой станции по пути в Сибирь Миних встретил Бирона, возвращавшегося по указу императрицы из ссылки в Ярославль. Они раскланялись, но не говорили друг с другом.

В ссылке разжалованный фельдмаршал не падал духом. Убеждённый лютеранин, Миних сумел и в несчастии обрести душевный покой. Он писал брату из Пелыма:

«Я от Христа удалился, гласа Его не слушал, ныне же Он, милосердный, меня от греховного сна воздвигнул; в Пелыме я научился лучше с Лазарем в убожестве, нежели с богатым мужем в славе и радости, жить».

Однако живая натура Христиана Антоновича не выносила бездействия. Он отправлял в Петербург один за другим проекты постройки каналов, укрепления крепостей, войны с турками, письма, доказывающие его невиновность и полезность государству, а также просьбы о заступничестве, заверения в преданности и тому подобное. В конце концов, у него отобрали чернила и бумагу. По сведениям историка Ключевского,

«Миних, находясь в ссылке, занимался скотоводством, откупал окрестные луга и ставил сено своими работниками, отчасти же приглашая тамошних обывателей на помощь: тогда в острожном дворе, где он жил с женою, происходило угощение. Миних смотрел на них и увеселялся их песнями и забавами. О жене его сохранилось предание, что хотя она дурно изъяснялась по-русски, но любила оказывать благодеяния крестьянским девушкам, выходившим замуж, и вообще была чрезвычайно добродушна и всеми любима».

Надежда на освобождение вновь забрезжила для Миниха с приходом нового императора Петра III. После 20 лет ссылки 79-летний Миних был помилован. Государь подарил ему дом со всей обстановкой и приблизил ко двору. Однако Миних не во всем был согласен со своим благодетелем. Он критиковал его планы войны с Данией, а также намерение переустроить русскую армию на прусский манер. Как ни странно, Миних, сам немец и протестант, не поддерживал пронемецких симпатий императора.

Несмотря на попытки Миниха спасти Петра III во время переворота в 1762 году, Екатерина отнеслась к Миниху с уважением, не осудила его и даже назначила главноначальствующим над портами. 80-летний Миних с энтузиазмом взялся за работу. Он пользовался уважением при дворе и в обществе, был патроном лютеранской общины церкви Св. Петра и собирался вернуться перед смертью на родину. Но этого не случилось. Миних умер в Санкт-Петербурге в 1767 году, окружённый своими четырьмя детьми и многочисленными внуками.