1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Бунт против канцлера

17.04.2003

Почему на Канцлера Германии Герхарда Шрёдера ополчилась его собственная партия - социал-демократы? Наш берлинский корреспондент Йенс Турау напомнит предысторию проблемы:

В Германии более 4 с половиной миллионов безработных. По прогнозам, к концу года их станет ещё больше. Социальные бюджеты трещат по швам. Система пенсионного страхования, страхование по безработице давно бы уже разорились без дотаций из госбюджета. А в госбюджете - гигантская дыра, вернее, бездонная пропасть. Чем выше безработица в стране, тем меньше налогов поступает в госбюджет. А если повышать налоги и страховые взносы, то безработных станет ещё больше. Одним словом, немецкая модель социального рыночного хозяйства, а попросту говоря, государственного социализма срочно нуждается в капитальном ремонте. Рейтинг канцлера скатился до рекордно низкого уровня. И вот в этой ситуации Герхард Шрёдер решил пойти ва-банк: он объявил своей целью в ближайшее время провести ряд реформ. Предполагается сократить сроки выплат пособий по безработице, урезать размеры помощи по безработице, снизить уровень защиты от увольнений, повысить доплаты пациентов за визиты к врачу и медикаменты и так далее. Подробности можно опустить, поскольку речь пока идёт о планах и проектах. Главная их цель - создание новых рабочих мест. Но профсоюзы тут же окрестили эти планы «каталогом жестокостей» и похоронами социального государства. А вслед за ними восстание подняло левое крыло в самой социал-демократической партии, председателем которой является канцлер Шрёдер. Сначала они вынудили канцлера и председателя СДПГ Шрёдера созвать экстренный съезд партии. Он намечен на 1 июня. Но и этого бунтарям показалось мало: они начали сбор подписей в пользу проведения опроса всех членов партии. Для этого им надо убедить каждого десятого из 700.000 членов партии. Лидер бунтарей Оттмар Шрайнер, например, считает, что намеченные канцлером реформы - это очередной шаг к перераспределению благосостояния снизу наверх, то есть, богатые станут ещё богаче, а бедные, соответственно, ещё беднее. Он предлагает иной путь:

«Главная проблема на рынке труда - это сокращение спроса на внутреннем рынке. Значит, надо не понижать, а повышать покупательную способность людей с малыми доходами. Спрос на внутреннем рынке приведёт к созданию новых рабочих мест».

Одним словом, надо закачать в потребление как можно больше денег и процесс пойдёт. Критики возражают, что эта старая кенсианская модель в условиях глобализации ни к чему, кроме инфляции, не приведёт. Люди просто будут покупать более дешёвые товары из Кореи или Чехии, а рабочих мест в самой Германии не прибавится. Зато рядовые социал-демократы обеими руками за государственное перераспределение. Самого канцлера бунт застал врасплох. Он в сердцах предостерегает:

«Все несогласные должны понимать, что поставлено на карту. Речь ведь идёт о том, способны ли социал-демократы провести необходимые реформы в стране или нет.»

Короче говоря, если бунтарей в СДПГ не удастся утихомирить, канцлер грозит отставкой. Реальна ли эта перспектива? Наша сотрудница Сабине Фабер задала этот вопрос ведущим журналистам страны. Вот несколько ответов:

Романус Отто, руководитель отдела внутренней политики немецкого издания газеты «Файненшл таймс», угрозы правительственного кризиса не видит:

«Спонтанный протест и мобилизация левых социал-демократов и профсоюзных активистов досаждают канцлеру, потому что подрывают единство партии. Нельзя забывать, что у правительства минимальное большинство в парламенте. Но всё кончится пшиком: левые пошумят и разойдутся, а канцлер одержит блистательную победу на партийном съезде».

Совсем иначе оценивает ситуацию заведующий отделом внутренней политики газеты «Зюддойче цайтунг» Гериберт Прантль:

«Для СДПГ это, пожалуй, самый серьёзный кризис за всю послевоенную историю. Ведь речь идёт не просто о борьбе за власть, речь идёт о программе и самопонимании партии, о том, что такое социал-демократическая политика в наши сложные времена. Вразумительного ответа на этот вопрос Шрёдер пока не дал. Ему не удаётся приструнить бунтарей. У них такое чувство, что бедным предлагают ещё туже затянуть пояса, а вот толстосумам, предпринимателям, заводчикам Шрёдер даёт поблажки. Если ему не удастся переубедить левое крыло, кризис внутри партии неизбежен».

Все последние дни попытки призвать бунтарей к партийной дисциплине продолжались, но безрезультатно. Похоже на то, что долго молчавшее ради сохранения власти левое крыло социал-демократов готово дать последний и решительный бой своему председателю и канцлеру Германии Герхарду Шрёдеру.

Новые правила призыва в Германии и будни немецких солдат

В Германии введены новые правила призыва в армию. Сводятся они к следующему: во-первых, предельный призывной возраст снижен с 25 до 23 лет. Во-вторых, от службы в армии освобождаются женатые мужчины призывного возраста. В третьих, все учащиеся, будь-то студенты ВУЗов или ученики слесаря получают отсрочку до окончания учёбы. В четвёртых, призыву подлежат только молодые люди первых двух категорий годности по состоянию здоровья. Все эти нововведения, естественно, распространяются и на призывников, предпочитающих пройти альтернативную службу. Как отмечают комментаторы, новые правила на деле равносильны отказу от всеобщей воинской обязанности и переходу к профессиональной армии в Германии. Но как живёт сегодня эта армия? Наш корреспондент Александр Павлов побывал в одной из частей Бундесвера:

На вокзале меня ожидает «БМВ» с шофёром. Мы едем в городок Хеммер, в мотопехотную часть «бундесвера». Идеально чистая территория, свежевыкрашенные казармы. Кроме часового на КПП в каске и с автоматом не видно ни души.

«Часть личного состава на стрельбище, а остальные с командиром части находятся с миротворческой миссией в Боснии»,

рапортует оставшийся на хозяйстве майор Рёнш. Его кабинет ничем не отличается от рабочих мест гражданских чиновников. Секретарша вполне мирного вида, и кофе готовит отличный. Идём в казарму. Она разделена на кубрики для четырех человек. Двухэтажные кровати, четыре платяных шкафа, стол, зеркало. Стены оклеены фотографиями девушек и девиц. В конце коридора дверь, за которой по логике советской казармы должна находиться ленинская комната.

«Здесь у нас «фитнес-центр» с самыми современными тренажерами. А вот клуб, где солдаты смотрят видео. Тут можно взять велосипед, мячи, роликовые коньки или посидеть за компьютером. Многие военнослужащие в свободное время «плавают» в интернете или просто играют на компьютере. В служебное время алкоголь запрещен, а вот вечером от пива никто не отказывается».

Рядовой солдат-призывник обходится государству в 11 500 евро в год. Но это теоретическая цифра, так как срок срочной службы в Германии - всего девять месяцев. В эту сумму входят довольствие и обмундирование, а также жалование. Рядовой срочной службы получает 200 евро в месяц. Распорядок дня такой: всеобщего подъема нет, но в семь ноль-ноль все должны явиться на утреннюю поверку. После завтрака обучение военному делу. На стрельбище командир роты старший лейтенант Свен Хоффманн занимается со «сверхсрочниками», с которыми ему предстоит на полгода отравиться с миротворческой миссией в Косово.

«По утрам у нас трижды в неделю тридцати-сорокаминутная пробежка на пять-семь километров. Бегаем в спортивных костюмах. Затем боевая подготовка, стрельбы, теория. Раз в неделю марш-бросок в двадцать-тридцать километров, в полевом обмундировании, с грузом в десять килограммов, без оружия. Ну а для новобранцев двенадцать-пятнадцать километров, - больше они не потянут».

С призывниками вообще беда, подключается к нашему разговору фельдфебель Гидо Шенкель:

«В последнее время пошло компьютерное поколение! Они даже в футбол играют на мониторе. Нормальных спортивных ребят становится всё меньше».

В казарме живут только солдаты срочной службы и сверхсрочники до 25 лет. Контрактники старше 25 на службу являются как на работу, не ночуют дома только тогда, когда заступают в караул или во время дежурства. Такой профессиональный военный стоит государству в среднем 30 000 евро в год. У него приличная зарплата и месячный отпуск. Как, например, у старшего ефрейтора Вальдемара, который и привёз меня в часть. Он российский немец, в Германии уже семь лет. Работает шофером. Рабочий день - до четырёх, потом едет домой. По словам Вальдемара, переселенцев из России в немецкой армии хоть пруд пруди. Объяснение простое: в стране безработица, а в Бундесвере можно получить профессию и заработки неплохие. В форме Вальдемар появляется только на службе, а вот в бар или в диско ходит в гражданке.

Если ты в форме, то не должен являться пьяным, должен вести себя как нормальный человек. Если в драку ввязался, то сразу же могут сообщить в армию. В бар или в диско лучше ходить в гражданке. Если фельдегери поймают, то могут возникнуть проблемы.

Но вот подходит время обеда. Повар Штефанг Хафлинг приехал с полевой кухней прямо на стрельбище

«У нас всегда на выбор два меню. Сегодня на первое овощной суп, а на второе или жареная рыба, или тушеное мясо. Гарнир - картофель или вермишель».

Для солдат срочной службы питание бесплатное. Сверхсрочники платят символическую цену - до пяти евро в день за завтрак, обед и ужин. И последний вопрос, который я задавал всем подряд: как в Бундесвере насчёт «дедовщины» иди «неуставных отношений»? Ни майор Рёнш, ни другие офицеры никак не могли понять, что я имею в виду. А вот Вальдемар включился сразу:

«Здесь и не позволят такого. Можно пойти пожаловаться или сам выйдешь на улицу, разъяснишь».

После обеда Вальдемар отвёз меня на вокзал и сам тоже двинулся домой. Смену отработал, пора и отдохнуть.