1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Будущее ядерной энергетики: меняю уран на торий

24.04.2007

Сегодня мы снова поговорим об энергетических проблемах. Никуда от них не деться – уж очень они актуальны, уж очень остро стоят на повестке дня.

default

Многие западноевропейские страны ещё совсем недавно принимали решение в обозримом будущем (и даже в ближайшем, как Германия, будущем) закрыть все свои атомные электростанции. Теперь в этих странах идут серьёзные дискуссии: может быть, всё-таки не следует торопиться? Правда, в Финляндии, с которой мы начнём сегодняшнюю передачу, такие дискуссии не идут. Просто потому, что страна никогда не собиралась закрывать свои АЭС. Наоборот.

Все опросы общественного мнения в Финляндии показывают, что большинство жителей страны поддерживают развитие ядерной энергетики. Сейчас на западном побережье Финляндии, в Олькилуото, строится новый – пятый по счёту – ядерный реактор. Готов и проект шестого. Финляндия остро нуждается в электроэнергии. Проектная мощность реактора в Олькилуото (первого в Западной Европе после чернобыльской катастрофы) должна составить 1600 мегаватт, а расчетный срок эксплуатации – шестьдесят лет. Реактор, который строит германо-французский консорциум, должны запустить через три года. А в расположенном неподалёку горном массиве предполагается оборудовать могильник для захоронения ядерных отходов.

В Финляндии нет собственных месторождений нефти, каменного угля и природного газа. Рельеф местности слишком ровный, чтобы можно было строитель эффективные и мощные гидроэлектростанции. Солнце светит не слишком часто, так что и на солнечные батареи надеяться не приходится. Импортируемая энергия составляет около семидесяти процентов энергетических потребностей страны. Главным поставщиком является здесь Россия. Причём, потребности бумажной, металлообрабатывающей, электронной и химической промышленности, без сомнения, будут только расти. Даже если очень экономно расходовать энергию, большого выигрыша ресурсов это не даст. А по данным профсоюзов, сохранение примерно четырёхсот тысяч рабочих мест прямо или косвенно зависит от сдерживания роста цен на электроэнергию. Как видим, аргументы в пользу ядерной энергетики у Финляндии вполне серьёзные.

В начале девяностых годов финский парламент подавляющим большинством голосов проголосовал за то, чтобы не строить новых АЭС. Но ситуация коренным образом изменилась, и было принято совершенно другое решение.

Сейчас большинство жителей страны не только ничего не имеет против строительства атомных электростанций, но даже активно поддерживает его. Только вот откуда взять необходимое топливо? Где найти уран? Все попытки компаний, которые собираются эксплуатировать будущие ядерные электростанции, обнаружить новые месторождения урана на территории Финляндии, пока не увенчались успехом. Собственно, его и искать толком не получается: этому противится население.

Мы едем на стареньких советских «жигулях» по лесной дороге Северной Карелии, между финскими сёлами Контиолахти и Эно. «Стоп, вот здесь», - говорит Туомо Тормулайнен, активист экологического движения. В просвете между стволами берёз и сосен видна каменная скала. А на ней – совершенно неожиданно для этих диких, необжитых мест – выбит круг, разделённый на три равновеликих сектора. Это знак «Осторожно, радиация!». Огромный, метра два в диаметре.

«Этот рельеф сделал скульптор Песси Маннер, - говорит Туомо. – Он тоже активно участвует в нашем «антиурановом» движении. Его идея: выбить в камне символы опасности, знаки «Осторожно, радиация!» везде, где пытаются найти уран. В трёх регионах этот проект уже осуществлён».

Впервые о том, что в Контиолахти собираются искать уран, заговорили три года назад. Год назад эти разговоры обрели реальное воплощение: французская фирма «Кодема», структурно входящая в концерн «Арева», специализирующийся в области ядерной энергетики, начала поиски месторождений урана на территории в полторы тысячи квадратных километров. И она – далеко не единственная компания, которая подала соответствующую заявку в министерство экономики Финляндии. Правда, геологи считают, что урановые руды, если вообще удастся их обнаружить, здесь бедные. Однако дефицит урана на мировом рынке так велик, что его добыча и обогащение всё равно могут оказаться рентабельными.

Урановая лихорадка пришлась правительству страны явно не ко времени. Дело в том, что закон, определяющий требования к концессионерам, в том числе и экологические, был принят более сорока лет назад и безнадёжно устарел. Новый законопроект пока не готов. Пекка Суомела из министерства экономики прямо говорит об этом так:

«Закон отстал от времени. Природоохранные аспекты и мнение всех заинтересованных сторон не считались столь важными в то время, когда он принимался. Но пока действует старый закон, нам приходится руководствоваться им. Правда, существуют также подзаконные акты, которые ужесточают его. К ним мы, естественно, тоже обращаемся».

Туомо Тормулайнен настроен намного более критически. Он – один из лидеров «антиуранового» движения в Контиолахти. Туомо – около пятидесяти лет. Недоверчивый взгляд за стёклами очков, седая борода и необычный для финна радикализм… Он считает, что поиски урана нельзя было разрешать ни при каких условиях:

«Дайте им палец, они вам всю руку откусят, - говорит он о компаниях, которые ищут или только собираются вести поиски месторождений урана. – Уже одни только пробные бурения влекут за собой тяжёлые последствия для окружающей среды. Запретить – и никаких вопросов».

В то время, как в министерстве экономики ещё только рассматривали заявку фирмы «Когема», Тормулайнен вместе с другими активистами экологического движения организовывал митинги протеста, публичные дискуссии и другие акции. Но местные власти их поддерживали слабо. Один из экологов возмущённо говорит:

«Заявления местных властей были такими вялыми, что в министерстве экономики их интерпретировали как согласие на поиски урана в регионе. Мы требовали запретить это. Но нас не послушали».

В октябре прошлого года «Когема» получила официальное разрешение на пробные бурения. Только после протесты стали массовыми. В конце концов экологи подали в суд, опираясь в своей аргументации на природоохранное законодательство страны. Пока решения суда нет, никакие поиски урана, естественно, не ведутся. Туомо Тормулайнен доволен:

«Пока всё остановлено. Посмотрим, примет ли суд наши аргументы. Это будет важный юридический прецедент. В общем, борьба продолжается».

Ну, а существует ли вообще сегодня серьёзная альтернатива атомной энергетике? Многие эксперты в области экономики, и даже часть экологов в этом сомневаются. Скажем, в Германии, которая собирается останавливать все свои ядерные реакторы, но при этом, разумеется, нуждается в электроэнергии, сейчас строятся или находятся на стадии проектирования сорок не-атомных электростанций. Многие среди них должны работать на буром угле. Такие электростанции виновны в особенно крупных выбросах углекислого газа в атмосферу, что, в свою очередь, усиливает так называемый «парниковый эффект» и отрицательно влияет на изменения климата. А Германия, как известно, выступила одним из инициаторов европейской программы сокращения эмиссионных выбросов. И, естественно, в стране сразу начались протесты. Один из сопредседателей партии «зелёных», Райнхард Бютикофер заявляет:

«Эти станции станут в будущем очень серьёзной проблемой. Ведь они будут находиться в эксплуатации сорок или даже пятьдесят лет».

А Райнер Баке, возглавляющий одну из крупнейших экологических организаций Германии, предупреждает:

«Если допустить, что хотя бы две трети этих электростанций, которые предполагается ввести в эксплуатацию до 2012 года, действительно будут построены, то они станут «производить» практически столько же углекислого газа, сколько сейчас выбрасывают в атмосферу все вместе взятые транспортные средства в Германии».

Звучит страшновато. Но что же всё-таки делать? Разумеется, необходимо развивать так называемые возобновляемые источники энергии, использовать солнце, ветер, воду, рапс, биологические отходы… Но получить таким образом столько электроэнергии, сколько требуется экономике, да ещё рентабельной, недорогой энергии ещё долго будет невозможно. Так что реальной альтернативы нефти и атомным электростанциям, к сожалению, пока нет. Но месторождения нефти и газа рано или поздно иссякнут, а перед ядерной энергетикой стоит очень трудно разрешимый вопрос захоронения отходов. Выход из этого тупика ищут во многих странах Европы. В частности, в Норвегии.

Там рассматривается вопрос об использовании в качестве альтернативного урану ядерного топлива торий. Когда запасы нефти и газа в норвежской части Северного моря будут истощены, торий может стать настоящим спасением от энергетического голода, - считают в Норвегии.

Перед Анитой Утсет лежит на столе последний отчёт об энергетической ситуации в стране. В принципе, серьёзных опасений ни у неё, стаатс-секретаря в норвежском министерстве энергетики, ни вообще у населения страны эта ситуация вызывать не должна. Норвегия остаётся одним из крупнейших экспортёров нефти и газа в мире. Разумеется, какие-то проблемы всё же приходится решать – например, тщательно следить за соблюдением норм выбросов углекислого газа в атмосферу. Они в Норвегии, где перерабатываются нефтепродукты, особенно высоки. Это была одна из причин (хотя далеко не главная), почему норвежцы заговорили о возможном строительстве ядерного реактора – но работающем не на урановом топливе, а на тории. Анита Утсет объясняет:

«Так как мы являемся страной, обладающей третьими по величине запасами тория в мире, то мы, естественно, попросили специалистов выяснить, как можно их эффективно использовать. Но пока речь вовсе не идёт об использовании ядерной энергии и о строительстве АЭС».

Население Норвегии, в которой нет ни одной атомной электростанции, весьма скептически относится к ядерной энергетике. С конца девяностых годов вопрос о ней дважды ставился на рассмотрение парламенты, и дважды большинство парламентариев высказывалось против возможного строительства АЭС. Однако надо думать и о будущем. Торий гораздо предпочтительнее урана – хотя бы тем, что его запасы в три-четыре раза превышают запасы урана в мире. В атомной энергетике уже сейчас применяются карбид, оксид, и фторид тория совместно с соединениями урана и плутония и вспомогательными добавками.

Нильс Бёмер из экологической организации « Беллуна» считает, что решение министерства энергетики запросить мнение экспертов о возможном ядерном реакторе, работающем на тории, - весьма опасное начало. Эколог и физик-атомщик по профессии подчёркивает:

«В восьмидесятые годы в разных странах, в том числе и в США, были проведены исследования с целью изучения возможного использования тория в качестве ядерного горючего для получения электроэнергии. Учёные пришли к таким выводам. Во-первых, реактор на тории вряд ли будет рентабельным, а, во-вторых, радиоактивных отходов будет при этом получаться не меньше, чем от уранового реактора. Впрочем, страны, обладающие большими запасами тория (например, Индия), продолжают поиски в этом направлении и мечтают о том, чтобы построить прототип реактора, работающего на тории».

Нильс Бёмер подсчитал, что разработка конкретного проекта такого реактора может обойтись Норвегии в сумму, достигающую пяти миллиардов норвежских крон (это более шестисот миллионов евро). Разработки эти могут продлиться десятки лет. А запасов урана в мире вполне хватит на то, чтобы обеспечить топливом «традиционные» атомные электростанции в течение ближайших тридцати лет. За это время вполне можно перейти на альтернативные и куда более оптимальные для окружающей среды источники энергии, чем ядерный реактор, работающей на тории:

«Есть самые разные концепции, на которые мы могли бы опереться. Что касается Норвегии, то определённую роль в получении электроэнергии здесь могли бы сыграть не только солнце и ветер, но также морские течения, приливы и отливы… В Норвегии существуют хорошие предпосылки для того, чтобы перейти на более чистые и безопасные для природы источники энергии».

Добавлю к этим словам, что вопрос о том, будет ли Норвегия строить ядерные электростанции, работающие на тории, должен решиться в конце нынешнего года. В ноябре или декабре в парламенте будет представлено заключение учёных об эффективности (экономической и экологической эффективности) использовании тория. Между прочим, торием этот 90-й элемент таблицы Менделеева был назван открывшим его в 1828 году учёным Берцелиусом в честь бога грома Тора в скандинавской мифологии. Бог грома… Вполне подходяще для ядерного горючего, не правда ли?