1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Будущее разделенного Кипра

16.09.2008

В течение уже многих лет две разделенные части острова Кипр с переменным успехом ведут переговоры о возможном объединении – воссоединении, если быть точными.

default

Сейчас перспективы этого как будто стали реальными. В любом случае решающими станут результаты референдумов, на которых жители расколотого острова должны одобрить план объединения. При этом греки-киприоты настроены гораздо более бескомпромиссно, чем их земляки из турецкой части Кипра. Почему?

Рабочий день всегда начинается для греков-киприотов, живущих в окрестностях НикосИи и работающих в центральных районах города, исключительно мрачно. Они часами проводят в автомобильных пробках, глядя на бесконечные ряды машин и на огромный флаг с красным полумесяцем и звездой на белом фоне. Это флаг самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра, признанный, правда, некоторыми странами, но не мировым сообществом. Флаг развевается на холме в турецкой части острова, он господствует над долиной, в которой расположена НикосИя. Размером этот флаг – с футбольное поле и, как говорят, виден даже из космоса. Из греческой части разделенной НикосИи – уж точно. Флаг этот – настоящее мучение для жителей греческой части Кипра. Он напоминает о том, что остров разделен, об изгнании греков-киприотов с земель, на которых они и их предки жили столетиями, и об утрате родины. Этот флаг – провокация, - убеждены в греческой части острова, где верят в его неизбежное воссоединение. Верить-то верят, но, как говорится, возможны варианты.

Турки-киприоты настроены здесь более решительно. Их политический лидер Мехмет Али Талат мечтает о воссоединении уже в конце этого года. Однако президент греческой части Кипра Димитрис Христофиас на совместной пресс-конференции несколько охладил пыл своего партнёра по переговорам:

"Мы тоже хотим, чтобы воссоединение произошло как можно быстрее, но ни я, ни Талат не можем гарантировать, что это произойдет завтра или послезавтра, - сказал он. – Пока можно с определённостью говорить лишь о том, что обе стороны поддерживают политические шаги в этом направлении".

Президент Христофиас, который, кстати говоря, является генеральным секретарём коммунистической партии, называющейся на Кипре Прогрессивной партией трудового народа, будет на переговорах, естественно, отстаивать интересы греков-киприотов. Когда план (или, как сейчас принято говорить, "дорожная карта") объединения будет выработан, жители острова еще должны будут одобрить его на референдуме. И если этот план будет "гнилым компромиссом", как выражаются многие греки-киприоты, то они его провалят. Многие настроены радикально.

"Турецкие войска должны покинуть остров, - решительно заявляет одна из жительниц греческой части НикосИи. – Пусть вернуться к себе домой, в Турцию, и переселенцы, приехавшие сюда в последние годы".

Возвращение депортированных и бежавших в своё время от турок с севера греков-киприотов (а их более двухсот тысяч) – один из важнейших вопросов, которые предстоит решить на переговорах, и один из труднейших. В домах многих из них уже тридцать с лишним лет живут чужие люди, на их земле построены дома, она продана туркам метрополии и тому подобное. Понятно, что речь идет не только о формальной стоимости этой земли, о недвижимости, оставленных вещах, не только о материальном. Но, наверное, какие-то компенсации, а тем более – возвращение земли беженцам охладили бы пыл противников "гнилого компромисса", снизили бы заряд ненависти – во всяком случае, с греческой стороны.

Очень сложным является также вопрос о гарантиях независимости острова и соблюдения обеими сторонами плана воссоединения. Когда в 1960 году была провозглашена Республика Кипр, то ее международными гарантами были Греция, Великобритания и Турция. В отличие от Анкары греки-киприоты хотели бы денонсировать старые договоры, касающихся этих гарантий. Ведь ссылаясь именно на свой статус гаранта, Турция в 1974 году высадила десант на остров, свергла президента единого Кипра и заняла север страны.

Несмотря на то, что со времени раздела острова прошло более трех десятилетий и очень многое во всей Европе изменилось, 42 тысячи турецких солдат всё ещё остаются на островt. За эти три десятилетия из Турции на Кипр прибыло, в общей сложности, 160 тысяч переселенцев. 50 тысяч из них Димитрис Христофиас ещё готов оставить, остальным, как он подчеркивает, нечего делать в объединенной Республике Кипр.

Как видим, дело и в эмоциях, и в принципах, и в конкретном конфликте интересов. Главный уполномоченный президента греко-киприотов на переговорах Георге Иакову считает, что, что у него более крепкая позиция:

"С какой стати греки-киприоты должны поддержать такой план объединения, который им ничего не даст? – спрашивает Иакову. – Ради чего мы будем отказываться от части своего суверенитета, признанного мировым сообществом, от возвращения своих земельных участков и компенсации за потерянное? Почему мы должны согласиться на присутствие турецких войск на острове, представляющих угрозу нашей независимости? Всё это так очевидно, что должно быть понятно любому".