1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Будет ли немецкий автоконцерн Daimler продавать свою убыточную американскую дочку Chrysler?

21.02.2007

Сегодня мы поговорим о Даймлере и Крайслере. У немецкого автоконцерна – серьезные проблемы с его американским подразделением. Проблемы эти настолько серьёзные, что производитель «Мерседесов» вперыве публично заговорил о возможной продаже производителя «Джипов». Похоже, топ-менеджеры в Штутгарте окончательно отказались от гигантомании, решили действовать по принципу «лучше меньше да лучше» и после некогда громкой трансатлантической свадьбы теперь готовятся к тихому разводу. Об этом и пойдет речь в первой части передачи. Ну, а во второй части мы продолжим начатый еще две недели назад разговор если не об угорозе развода, то уж во всяком случае о болезненной «семейной ссоре» в европейском аэроскосмическом концерне EADS. Берлин и Париж на повышенных тонах спорят в эти дни о том, кому нести основное бремя реструктуризации самолётостроительной фирмы Airbus.

«Мы ни одной опции не исключаем. Любой из вариантов возможен».

Эта короткая фраза, произнесенная на прошлой неделе на пресс-конференции, специально созванной не в Германии, а в Америке, в автограде Детройте, взбудоражила весь мировой автопром. Произнес ее Дитер Цетше, глава концерна, который пока ещё называется DaimlerChrysler. Однако смысл прозвучавшего высказывания в том и состоит, что вторая часть данного названия вскоре может исчезнуть с надписи у входа в штаб-квартиру в Штутгарте. Дитер Цетше, чуть больше года назад сменивший на посту председателя правления Юргена Шремпа, шаг за шагом пересматривает стратегические решения своего предшественника, которые с высоты сегодяншнего дня воспринимаются как кардинальные ошибки. Так, DaimlerChrysler только что снизил свою долю в европейском аэрокосмическом и оборонном концерне EADS, чтобы сконцентрироваться на том, что он лучше всего умеет, а именно: на выпуске автомобилей. И он готов продать корпорацию Chrysler, чтобы сосредоточиться на выпуске именно тех машин, которые у него лучше всего получаются – на «Мерседесах».

«2006 год был хорошим годом для брэнда Mercedes-Benz»,- заявил Дитер Цетше на пресс-конференции в Детройте, недвусмысленно давая понять, что именно эта немецкая марка является движущей силой всего концерна. Действительно, его оперативная прибыль, то есть прибыль от продажи автомобилей, составила по итогам 2006 года 5 с половиной миллиардов евро. Это на 300 миллионов евро больше, чем год назад, и это существенно больше, чем ожидали наблюдатели. Таким успехом концерн обязан исключительно своему немецкому подразделению Daimler. Потому что американское подразделение Chrysler принесло одни лишь убытки, составившие – в пересчете – свыше одного миллиарда евро. Поэтому Дитер Цетше и поехал давать пресс-конференцию в Америке, чтобы прямо на месте обнародовать программу очередной реструктризации корпорации Chrysler.

«Цель программы, о которой мы сегодня объявили, состоит в том, чтобы в 2008 году сделать Chrysler прибыльным и в 2009 обеспечить норму прибыли в 2 с половиной процента», подчеркнул Цетше. Чтобы добиться такого, прямо скажем, скромного результата, компании придется пойти на весьма жесткие меры, о которых сообщил нынешний глава «Крайслера» Том Ла Сорда:

Мы сократим объемы производства на 400 тысяч автомобилей в год путем уменьшения числа смен и закрытия одного из заводов и одного из складов запасных частей. Число сотрудников «Крайслера» уменьшится на 13 тысяч человек.

Это – 16 процентов сегодняшнего персонала корпорации. А ведь ее штаты в начале нынешнего столетия уже были сокращены на треть. Причем занимался этим лично Дитер Цетше. В 2001 году он был прислан из Германии для того, чтобы санировать Chrysler, поскольку после громкой трансатлантической свадьбы выяснилось, что здоровье невесты подорвано и что она нуждается в лечении. Цетше доказал тогда свои выдающиеся менеджерские способности, поскольку решил не одну, а сразу две задачи: он не только вновь превратил Chrysler в прибыльную корпорацию, но и завоевал, несмотря на массовые увольнения, симпатии американцев. Более того, он стал в Америке настолько популярным, что его даже начали снимать в остроумных рекламных роликах «Крайслера». Однако после возвращения Цетше в Германию, где он занял пост председателя правления концерна DaimlerChrysler, положение в американском подразделении вновь ухудшилось. Из-за резкого удорожания нефти и, соответствнено, бензина в Америке стали все реже и реже покупать мощные и прожорливые внедороджники, на которые Chrysler многие десятилетия делал основную ставку. Поэтому новая программа реструктуризации корпорации предполагает не только сокращение объемов производства, но и его переориентацию на выпуск более экономичных моделей. Этому должно способствовать, в частности, сотрудничество с немецким концерном Volkswagen и южнокорейской компанией Hyundai.

«Однако мы рассматриваем и иные стратегические возможности не только с этими партнерами, но и с дргуими » , - заявил в Детройте Дитер Цетше, и тут же поползли слухи, что Daimler собирается продать свое американское подразделение его давнему конкуренту, многолетнему лидеру мирового автомобилестроения General Motors. Подобная покупка позволила бы концерну General Motors сохранить за собой это престижное звание, а то его вот-вот отобьет у него японская Toyota. В пользу данной версии говорят и переговры о сотрудничестве в области производства и сбыта, к которым в конце прошлой недели приступили General Motors и Chrysler. В любом случае, мысль о том, что Daimler может расстаться со своим американским подразделением, мысль, в которую еще совсем недавно трудно было поверить, ныне представляется многим совсем даже не абстрактной. В этой связи любопытно послушать, что думают о возможном разводе работники мересдесовских заводов в Германии, в Штутгарте.

Именно так и надо поступать с теми, кто приносит одни убытки.

Для нас, работающих здесь, в Штутгарте, это, конечно, хорошо.

Надо думать над тем, как сохранить рабочие места здесь, в Германии, а не где-нибудь в Америке.

Думаю, у начальства имеются веские основания, связанные с экономической ситуацией на тех предприятиях. Нам же здесь, в Германии, в прошлом году тоже досталось: какие были сокращения!

Ошибочная политика во всем виновата. Я имею в виду ошибочную модельную политику. Мы выпускаем все более крупные машины со все более мощными моторами. Мне кажется, именно в этом и состоит суть проблемы.

С тех пор, как Chrysler стал частью «Даймлера», вряд ли что-либо улучшилось. Но я, правда, не знаю, будет ли нам лучше после того, Chrysler перестанет быть частью «Даймлера».

Я вам прямо скажу: я бы эту фирму – Chrysler то есть – ни за что в жизни бы не купил. И я еще тогда никак не мог понять господина Шремпа, зачем он все это делает. Ну, вот мы теперь и расхлебываем последствия.

Ну, а теперь давайте поговорим о второй громкой экономической интриге этих дней. Я имею в виду поиски выхода из того кризиса, в котором оказался европейский аэроскомический и оборонный концерн EADS, точнее говоря – его самолетостроительная дочерняя фирма Airbus. Тон в EADS задают Франция и Германия, и политические круги этих двух стран всеми силами борются сейчас за то, чтобы в ходе неизбежных сокращений штатов и реструктуризаций их родные предприятия пострадали не столь сильно, как чужие. Разводом вся эта история вряд ли закончится, но семейную ссору с битьём посуды и тяжелыми взаимными обвинениями она уже очень напоминает.

План предусматривает сокращение 10 тысяч рабочих мест. Надо только позаботиться о том, как именно будут происходить эти сокращения. Нам бы не хотелось, чтобы людей просто увольняли. Для всех должны быть найдены какие-то приемлемые решения.

Такое вот заявление сделал во вторник утром в радиоинтервью премьер-министр Франции Доминик де Вильпен. Тем самым он, по сути дела, официально подтвердил слухи, будто предстоящее сокращение штатов в самолетостроительной компании Airbus коснется каждого пятого ее сотрудника. Проблема только в том, что ни аэрокосмический концерн EADS, ни руководство его дочерней фирмы Airbus никаких подобных цифр пока, вопреки собственным обещаниям, не опубликовали.

Мы, как известно, еще не приняли никакого решения. Такое решение будет предусматривать целый пакет мер, целую программу, направленную на реструктуризацию компании и повышение ее эффективности. Об этой программе мы с моим коллегой Луи Галлуа еще будем в ближайшие дни очень интенсивно дискутировать.

… тут же заявил в ответ немецкий со-председатель концерна EADS Томас Эндерс. И добавил, что при всем желании не может сказать журналистам, откуда у французского премьер-министра данные про 10 тысяч увольняемых. Оцените пикантность ситуации: один из двух руководителей концерна открыто опровергает слова главы французского правительства, которое, между прочим, является крупнейшим акционером этого самого концерна. Вслед за тем из Берлина поступила и официальная реакция правительства Германии:

Все заявления и сообщения о возможных сокращениях рабочих мест, о реструктуризации на тех или иных предприятиях основаны всего лишь на спекуляциях.

…подчеркнул пресс-секратарь германского правительства Томас Штег. Иными словами, он дал понять обьщественности, что заявление премьер-министра Франции является ни чем иным, как досужими домыслами лично господина Доминика де Вильпена. Видите, до чего дело дошло? Теперь судьбой компании Airbus придется вплотную заняться лидерам двух стран, о чём французский премьер сообщил во все том же радиоинтервью.

Я позвонил Ангеле Меркель и сообщил ей, что мы стремимся найти решение, которое устраивало бы обе стороны. Президент республики Жак Ширак в эту пятницу будет обсуждать эту тему во время встречи в Берлине. Мы хотим, что бы вопрос решался на высшем уровне.

Таким образом, давно намеченная на эту пятницу рабочая встреча канцлера Германии и президента Франции может превратиться в сложившейся ситуации в своего рода «экстренный аэробусовский кризисный саммит». Однако подобная зависимость европейского авиастроения от политических интересов Парижа и Берлина и есть корень

зла, отмечают в эти дни многие наблюдатели. Среди них и Райнер Брюдерле. Он является экспертом по экономичесмким вопросам и одновременно заместителем председателя Свободно-демократической партии Германии. Эта оппозиционная партия отстаивает такие классические либеральные ценности, как свобода предпринимательства.

Ключевая проблема состоит в том, что политическая зависимость этого предприятия и является основной причиной его нынешнего кризиса.

…считает Райнер Брюдерле. При этом немецкий либерал особо указывает на давние французские традиции государственного регулирования бизнеса. Кроме того, он напоминает, что во Франции в обозримом будущем предстоят президентские выборы, а потому Париж откровенно ставит сейчас национальные интересы выше интересов отдельных компаний, в том числе и франко-германского концерна EADS.

Отсюда вывод: до тех пор, пока решения французов принимаются под сильным государственным влиянием, Германия не может позволить себе полностью отказаться от отстаивания своих интересов. Однако правильная стратегия, способная обеспечить компании Airbus и ее материнскому концерну EADS на длительную перспективу продолжение прежней истории успеха, состояла бы как раз в том, чтобы снизить или вообще свести на нет государственное влияние, прежде всего – более ярко выраженное французское государственное влияние.

Но пока, как мы убеждаемся в эти дни, наблюдается обратная тенденция: роль государственных органов в судьбе концерна EADS лишь усиливается. Причем речь идет не только о Париже и Берлине, но и о Москве. Ведь российский государственный банк ВТБ приобрел более 5 процентов акций концерна EADS. И как раз в эту среду в Москве министр иностранных дел Франции Филипп Дуст Блази прямо сказал российскому президенту Владимиру Путину: «Мы были бы очень заинтересованы в том, чтобы российские компании закупили наши аэробусы А350».